22 ноя / 2019
22 ноя / 2019
Подать рекламу
БРЕСТ
БРЕСТ

Кто есть кто

Писарик Андрей Николаевич

 

Экс-председатель Каменецкого райисполкома (до декабря 2015 года)

(См. также: Прокуратура Брестской области прекратила производство по уголовному делу в отношении экс-председателя Каменецкого райисполкома Андрея Писарика, который обвинялся в превышении и злоупотреблении служебными полномочиями.)

 

Родился 19 августа 1973 года в дер. Огаревичи Ганцевичского района. Закончил Белорусскую сельхозакадемию по специальности «агрономия». С 1996 до март 2000 года работал главным агрономом совхоза «Закозельский» Дрогичинского района. С марта 2000 по апрель 2003 года – председатель СКП «Парижская коммуна»   Ганцевичского района. По декабрь 2003 года был советником председателя облисполкома. Затем, до июля 2005 года – заместитель председателя Облсельхозпрода. По март 2007 – на должности первого заместителя председателя Ивацевичского райисполкома, начальника управления по сельскому хозяйству и продовольствию. С марта 2007 года – председатель областного комитета по сельскому хозяйству и продовольствию. Женат, воспитывает троих детей. В совершенстве владеет немецким языком.

- Андрей Николаевич, в этом году хлеборобы собрали отменный урожай. Подешевеет ли хлеб в магазинах?

- Думаю, что нет. Правительство подняло на 30-40 процентов закупочные цены на зерно. Поэтому хлеб будет только дорожать. Поскольку наше государство имеет рычаги контроля за ценообразованием, это подорожание не станет особенно резким. Скорее, оно будет происходить плавно. Но дешевле хлеб уж точно не станет.

- Где Вы лучше себя ощущаете – в рабочем кабинете, на совещаниях или на колхозном поле?

- А это в зависимости от ситуации. Если на совещании происходит награждение, премирование или просто произносятся добрые слова в адрес работников сельского хозяйства, я чувствую себя там комфортно. Если ругают или критикуют – конечно же, нет. Точно так и на поле. Приятно бывать там, где урожайность

50 центнеров, где все ладится. И стыдно, когда 15 центнеров и море недостатков, которых могло и не быть. Но в любом случае на свежем воздухе мне как-то веселее и спокойнее.

- Министерство говорит о провалах в программе развития отрасли. Чувствуете ли Вы провалы в нашем конкретном регионе?

- Я бы так вопрос не ставил. В моем понимании провал – это когда уже ничего нельзя поправить. У нас еще много проб-лем. Не все идет так гладко, как хотелось бы. Но, с другой стороны, есть и очень заметные положительные тенденции. Область выполняет и даже перевыполняет задание по экспорту сельхозпродукции (положительное сальдо превысило 200 миллионов долларов), по уровню зарплаты в отрасли мы также не отстаем от задания: она приближается к 500 тысячам рублей. Напряженность, безусловно, чувствуется, трудности есть – этого никто и не скрывает. Но утверждать о каком-то провале, я думаю, не стоит.

- Как провели в этом году свой отпуск?

- Откровенно говоря, в отпуске в общей сложности был лишь две недели. И брал его по семейным обстоятельствам. Младшая сестра выходила замуж, нужно было помочь в организации свадебного торжества. Повод приятный. Таким образом, весь свой отпуск провел на родине – в Ганцевичах.

- Что читаете перед сном?

- Я человек верующий (на столике в рабочем кабинете Андрея Николаевича – красивая икона. – Авт.). Поэтому на ночь люблю читать христианскую литературу, прежде всего Библию, книги на тему православия. Есть у меня дома небольшая христианская библиотечка, чем очень горжусь. А из газет мне больше всего нравится ваша «Вечерка» - говорю это искренне, безо всякой лести.

- Через сколько лет наше сельское хозяйство достигнет средней производительности европейских стран?  

- За последние несколько лет в нашей аграрной отрасли произошли значительные перемены, которые дают мне основания смотреть в будущее с оптимизмом. По основным показателям (урожайности, среднему надою на корову, привесу) мы уже на порядок превзошли советские рубежи. Государственная политика поддер-жки села дает ощутимые результаты. И некоторые хозяйства уже сегодня достигли европейского уровня. Я думаю, что в животноводстве мы вплотную приблизимся к этому уровню к 2015 году, то есть к концу следующей пятилетки. В растениеводстве – сложнее. Все-таки наши земли не настолько плодородны. Хотя ничего невозможного нет. Нужно стремиться к большему, чтобы выжить в условиях жест-кой рыночной конкуренции.  

- Сколько обычно длится Ваш рабочий день?

- В среднем 12 часов.

- Когда Вы последний раз были на стадионе в качестве болельщика?

- Честно говоря, не помню. Наверное, очень давно. Футбол я не люблю. Предпочитаю хоккей. Но сейчас брестские хоккеисты, мягко говоря, не блещут. А сам я люблю играть в волейбол, и как только выпадает свободная минутка, с удовольствием это делаю. 

- Многие говорят, что нашим аграрным предприятиям не хватает самостоятельности, а крестьянам – материальных стимулов. Не слишком ли жестко ведет себя вертикаль?

- Жестко, согласен. Порой мы требуем даже больше, чем в партийные времена. Но эти требования, считаю, оправданны. Вообще белорусскую модель можно было критиковать еще вчера, до того, как грянул мировой финансовый кризис. Сейчас ситуация другая. Она показывает правильность выбранной стратегии. А про недостаток свободы говорят в основном неудачники. Ведь если председатель СПК докажет, что он может не сеять зерно, не увеличивать поголовье коров, а выращивать, допустим, страусов, – ради бога. Лишь бы он обеспечил  занятость людей и достойную зарплату. Кстати, в Германии, где я проработал около года, требования к сельчанам, поверьте, еще более жесткие. Там государство говорит фермеру: купим у тебя 1000 литров молока. А 1001-й девай куда хочешь. У нас пока этого нет. Хотя, учитывая, что важной задачей остается обеспечение качества продукции, я не исключаю такого развития событий: молоко, не соответствующее стандартам, вскоре будет продать крайне сложно. Таковы требования, которые диктует нам мировая экономика.

- А почему качество строительства наших агрогородков все еще заметно отстает от количества? Неужели не жалко огромных денег?

- Это у строителей нужно спросить. Хотя здесь есть серьезная проблема. И ее первопричины лежат глубже. На мой взгляд, они не только и не столько в низкой квалификации строителей. К примеру, я не понимаю, почему нужно строить обязательно по пять домиков в год в одном хозяйстве, без учета его потребностей и возможностей? Почему за откровенную халтуру СПК не может взыскать ущерб через суд с подрядчиков? Перегибы есть. Но государство делает большое дело, реализовывая программу развития села. Она уже приносит отдачу, а в перспективе должна вывести наш АПК на качественно новый уровень.


Вы владеете недвижимостью?











Ответить