21 окт / 2019

Вече "Вечёрки". Детям до… не рекомендуется

Проект "Вече «Вечерки»"

12 апреля 2017

1

Закон № 362-3 от 11 мая 2016 г., подписанный президентом Беларуси, внес в некоторые законодательные акты изменения, предусматривающие защиту детей от вредной для их здоровья и развития информации. У россиян подобный закон действует уже целую пятилетку, и по сей день вокруг него не затихают споры. И, как показал опыт соседей, об эффективности закона пока что говорить рановато. В Беларуси же с 1 июля 2017-го практически на всей информационной продукции (в том числе и книгах) будет указываться соответствующий знак возрастной категории.* Как будет реализовываться защита детей от опасной информации, так ли необходима маркировка книжной продукции и на чьи плечи ляжет ответственность за сие? Эти и другие вопросы обсудили участники очередного редакционного вече: депутат Палаты представителей Национального собрания РБ, член Постоянной комиссии по труду и социальным вопросам Анатолий ДАШКО, заведующая отделом детской литературы областной библиотеки им. Горького Лариса ВЕРЕМЧУК, брестский писатель и драматург Михаил ТУРУНОВСКИЙ и доктор психологических наук, профессор, психолог-консультант Лидия ЛЫСЮК.

1


Маркировка как превентивная мера

«ВБ»: Как ни странно, именно родители, в чьих интересах защита любимых чад от вредной информации, всполошились из-за возрастной маркировки книг. В интернете по поводу грядущих нововведений масса высказываний, солидная часть которых носит негативный характер. Основной упор делается на то, что «нас загоняют в ограничительные рамки даже в выборе чтива»...

А. Дашко: Хочу подчеркнуть, что закон имеет больше рекомендательный характер, никто не предлагает рубить сплеча. И самое главное: маркировка информационной продукции - это не цензура, а помощь родителям, чтобы они могли ориентироваться в огромном книжном потоке. В конечном итоге именно мамы и папы решают - что читать ребенку, беря на себя ответственность за это. Так что никаких ограничений свободы нет.

Кроме того, мы далеко не первые: подобные меры применяются давно и во многих странах. При разработке проекта закона изучались подходы правового регулирования и опыт в сфере обеспечения информационной безопасности несовершеннолетних в США и России, Германии и Великобритании, Норвегии и Франции, Дании и т.д.

Л. Веремчук: Согласна с Анатолием Михайловичем. Координация государственной политики в области защиты детей от опасной и вредной информации ­ это шаг в правильном направлении. Так делается во всем мире, с разной степенью скорости. Мы находимся в начале пути. А если брать с профессиональной стороны, то в Беларуси во всех детских библиотеках, например, применяется тематическая возрастная расстановка книг на открытом доступе. Это базовое требование, которому мы следуем уже много лет.

1

От 6 до 18+

 «ВБ»: Вообще-то, нечто похожее на знак возрастной категории применяли и в бытность СССР. В конце каждой книги, где помещалась информация об объеме издания, месте и дате выпуска, значилось - для дошкольного возраста, среднего школьного и тому подобное. Имеются такие «меточки» и во многих современных изданиях. Почему бы не ограничиться этим? Так ли важна разбивка по годам, к которой мы перейдем с 1 июля: 6+, 12+, 16+, 18+ и 0+ (универсальная, не имеющая возрастных ограничений)?

Л. Лысюк: В психологии много исследований о том, как дети воспринимают художественную литературу. В отличие от взрослых, они все понимают буквально. Дети эмоционально погружаются в содержание и идентифицируют себя с кем­то из героев. А вот с каким героем - очень важно. Подчеркну: выбор во многом зависит от нас, взрослых. И если мы будем «кормить» детей одними благостными картинками, то, столкнувшись в реальной жизни с проблемой выбора, они не будут знать - что же делать. Для воспитания нравственности ребенку нужно задавать образцы и плохого, и хорошего, вводить полярные эталоны поведения. Но нужно иметь в виду, что восприятие шестилетнего ребенка во многом отличается от того, как понимает художественное произведение подросток 12 лет...

А. Дашко: Я как врач считаю, что закон нужен и без возрастной маркировки не обойтись. Дети очень ранимые, а о влиянии художественной литературы никто уже не спорит. Нередко провокационные темы, которые освещаются в современных произведениях, подаются так, что подросток принимает поступки героя как руководство к действию. Очень много сейчас литературы о детских суицидах, о непростых семейных отношениях. Юный читатель еще не развит не только нравственно, но и физически, его может травмировать переизбыток агрессии, могут возникнуть страхи, все это в итоге отразится на здоровье.Так что защита от подобной информации необходима.

М. Туруновский: А я за то, чтобы было как раньше: краткая аннотация книги, чтобы родитель знал ­ о чем речь в книге, а после уже и значки расставлять. И категорически против, чтобы на книжной обложке стояли эти «плюсы». Ведь, увидев такую маркировку, вряд ли кто­то удосужится поинтересоваться содержанием произведения.

Л. Веремчук: Но на обложке ставится маркировка только в том случае, если книга рекомендуется читателю в возрасте 18 лет и старше. А так знак размещается там, где указаны выходные данные. Вот к шрифтам есть требования: размер шрифта маркировки должен быть не меньше других шрифтов на этой странице.

М. Туруновский: Мы же знаем: запретный плод сладок. И скорей всего, 12­летний подросток пойдет к стеллажу, где будут книги для тех, кому 16 и больше. А нет маркировки, они могут и не заметить эти «взрослые» книги. Есть и другая сторона медали. Кто и по каким критериям будет определять - читателю какого возраста та или иная книга предназначена? В законе говорится, что это обязанность производителей, то есть издателя. Наверняка это волнует всех авторов. У меня, к примеру, есть серия сказок «Я не боюсь» с психологической «начинкой» ­ по освобождению от всевозможных фобий, которые помогли взрослым людям. У меня немало таких отзывов. Как же определить читательскую аудиторию в этом случае?

О сказках и не только

«ВБ»: С классикой все понятно. В общественно-консультационном совете по защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, который возглавляет министр информации Лилия Ананич, пояснили: возрастную маркировку не будут ставить на произведения литературы, имеющие историческую, художественную и иную ценность, выдержавшие испытание временем, получившие общенародное признание. Правда, критерии этой самой ценности никто не определил. А как быть со сказками, на которых выросло не одно поколение? С точки зрения нового закона, почти в каждой из них целый «букет» вредной для ребенка информации. Цари пьют и угнетают, мачеха выгоняет из дома падчериц и т.д. Взять, к примеру, сказку «Иван-царевич и Серый волк». Мы с коллегой насчитали там больше 10 различных правонарушений...

Л. Лысюк: Хороший вопрос. Когда я своим детям читала «Мальчика­ с пальчик», то внутренне содрогалась. А стоит ли им все это знать? Вообще­то, фольклорное творчество, сказки изначально адресовались как раз взрослым. Мы же содержание воспринимаем многослойно, понимаем все метафоры. Но я уже говорила о необходимости задавать ребенку образцы как хорошего, так и плохого поведения, в сказках это есть.

А. Дашко: Все мы на этих сказках выросли. Нанесли они нам какой­-то вред? Наверное, и в этом случае родителям надо ориентироваться на возраст ребенка: когда «Колобок» пойдет, а когда «Конька­-Горбунка» читать...

«ВБ»: Летом придется решать немало технических задач, которые коснутся и библиотекарей. И опять же это касается маркировки книг.

Л. Веремчук: Совершенно верно, ведь огромное количество книг в наших библиотечных фондах выпущены российскими издательствами, которые работают в рамках российского закона о защите детей от вредной информации. Книги там маркируются такими же пятью метками - от 0+ до 18+. Это метки другой страны, а нам как быть? Еще одна проблема. У нас много новой детской литературы с очень сложным содержанием. Есть немало художественных произведений с терапевтическим эффектом. Но в повести речь, например, идет о 14­летней девочке, по содержанию же ее могут в лучшем случае пометить знаком 16+. А прочитать книгу нужно именно в 14 лет, а не позже. Кто возьмет на себя такую ответственность? Библиотекарь не может, так как будет административно наказан. И тут опять же стоит напомнить, что преимущественное право в воспитании, определении форм, содержания и методов имеет семья. Об этом говорится и в Кодексе о браке и семье. Если есть разрешение родителя или опекуна, то библиотекарь может выдать книгу, которая не соответствует возрастному цензу.

А как с Интернетом?

«ВБ»: Сегодня большую обеспокоенность вызывают не только печатные издания, но и доступ детей в Интернет. Возможно, государству стоит вернуться к доработке закона в этой части?

А. Дашко: Эти вопросы уже подымаются как правительством, так и депутатским корпусом. Все отчетливо понимают, что Интернет социализируется, и порой не в лучшую сторону. Государство видит эту проблему, наша задача - победить тот вред, который может нанести неправомерная и опасная информация. Особенно если есть неограниченный доступ подростков к любым ресурсам.

Л. Веремчук: В законе держателям контента рекомендуется для размещаемых материалов использовать те же 5 возрастных меток, что и для книжной продукции. Но это только рекомендация.

А. Дашко: Думаю, что к этому вопросу государство вернется. Возможно, это будут дополнения в уже существующий закон или отдельный нормативный акт. Но возрастное ограничение к получению негативной информации посредством Интернета должно быть ужесточено.

Сигнал для родителей

«ВБ»: Мы говорим о детях, библиотекарях, издателях. Но, наверное, большая ответственность по исполнению закона ложится все же на плечи родителей?

Л. Лысюк: На мой взгляд, этот закон как раз в первую очередь обращен к родителям. Они должны обращать внимание на книги, на программы, к которым желательно или нежелательно давать доступ ребенку. Тем более что сегодня не проблема ознакомиться с рекомендациями по детским книгам, используя для этого достойные интернет­ресурсы. Мне кажется, что закон направлен, кроме того, и на воспитание родителей. Они ответственны за то, что читают их дети.

Л. Веремчук: По крайней мере, придя с ребенком в библиотеку, они увидят, что рекомендовано ребенку или подростку для чтения в этом возрасте.

Л. Лысюк: Это же касается и Интернета. Существуют рекомендации ВОЗ - у экрана телевизора или компьютера ребенок до 10 лет может проводить не более 30 минут в день. И детские программы на ТВ уже «маркированы». Но родителям удобнее «откупиться» разрешением смотреть «экран» вместо того, чтобы непосредственно заниматься с ребенком. Есть надежда, что новый закон немного подвигнет родителей обратить внимание на то, что читают и смотрят их дети.

Будет ли что маркировать?

«ВБ»: Есть еще один аспект этой проблемы. На телеэкране превалируют мультфильмы иностранного производства, разрешенные к детскому просмотру. Но далеко не все они безобидны, взять тех же «Симпсонов». Не так часто встретишь на полках магазинов и качественную отечественную детскую литературу. Возможно, скоро и не надо будет ставить возрастные метки на книги белорусских писателей, поскольку этих книг... не будет? Или все не так печально?

М. Туруновский: У нас так сложилось, что профессии «писатель», тем более «детский», практически не существует. Писатель существует как любитель. Написал - а как издать? Откровенно говоря, ищу спонсоров, беру кредиты, чтобы книга (подчеркиваю - детская) вышла. А на полках магазинов множество переводной англоязычной, немецкой литературы. Другие государства вкладывают огромные деньги в продвижение произведений своих авторов. Может, скажу резко, но это ­ культурная экспансия.

Л. Веремчук: У нас богатейший фонд - более 120 тысяч книг, ежегодно пополняемся на 5 тысяч экземпляров. На две трети это российские издания. Мы видим, что есть великолепные молодые писатели, и российские, и белорусские. Количество книг и тираж книг белорусских авторов очень небольшой, хотя мы получаем абсолютно все, что издается для детей и подростков на территории нашей страны.

М. Туруновский: И это не случайно. Ко мне пришел молодой человек, говорит, что готов писать книги, у него есть куча задумок. Главный для него вопрос - а как издаться? Рассказал. Молодой человек попрощался и сообщил, что лучше будет заниматься другой деятельностью.

Л. Веремчук: Должна сказать, что у Михаила прекрасные книги, причем в топовых темах - борьба с детскими страхами. В этой тематике очень активно работают немцы, американцы, скандинавы.

М. Туруновский: Но свои книги я практически не могу издать.

«ВБ»: Михаил, но вы за то, чтобы наносились возрастные метки?

М. Туруновский: Да, но они должны ставиться рядом с аннотацией, и повторюсь, маркировку не должны выносить на обложку. При этом аннотацию, если в книге затрагивается, к примеру, тема смерти, должен писать психолог. Такую тему нельзя замалчивать, к ней надо подходить осторожно. Считаю, что в первую очередь ответственность за нанесение возрастных меток должно нести издательство, оно же обязано отвечать и за качество аннотаций.

Л. Веремчук: Полностью поддержу Михаила. Необходима психолого­педагогическая экспертиза. Задача библиотекаря - получив книгу, поставить её на необходимую полку или выдать читателю. Библиотекарь не должен, не обладая специальными знаниями, определять, какой возрастной категории соответствует издание и какие воспитательные задачи оно решает. И если по российской литературе существует несколько прекрасных интернет­ресурсов, благодаря которым можно определить возрастные «рамки» и целевое назначение книги, то в Беларуси ничего подобного нет. И это сегодня проблема номер один. Должна существовать независимая экспертная комиссия, которая занималась бы оценкой нового издания для детей. Причем это не должны быть чиновники от одного ведомства, «академики» с уже устоявшимися лет тридцать назад взглядами.

А. Дашко: Вносите предложения в депутатские комиссии. Такие обращения точно будут рассмотрены.

«ВБ»: Мы все пришли к выводу о необходимости возрастной маркировки. Но уже сегодня видно, что применение закона может вызвать разночтения, споры и непонимание.

А. Дашко: Главная задача ­ не навредить ребенку. В процессе применения закона могут возникнуть вопросы. Но именно общественное обсуждение, подобное тому, которое прошло сегодня, позволит устранить шероховатости. Депутаты готовы прислушаться к мнению тех, кто видит недочеты. А закон, безусловно, правильный и своевременный.

«ВБ»: Благодарим участников за дискуссию, откровенно высказанную позицию.

Подготовили
Елена ЖУК и Юрий РУБАШЕВСКИЙ

 

* Закон не имеет обратной силы, то есть не распространяется на печатные издания, выпущенные до 1 июля 2017 года.


2473
1
Анька
14.04.2017 02:43
ответить ответить с цитатой
"подымаются"? А не подНИмаются???

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

В преддверии празднования 1000-летия первого летописного упоминания Берестья редакция...
2535
Город – это живой организм, а дороги – его кровеносная система. Развивающийся...
3315
Внутренний голос болельщика вот уж пару лет упорно твердит: брестский спорт в командных...
4570
Ювенальная юстиция шагает по миру семимильными шагами, охватывая государство за...
5549
Какой язык вы будете указывать (указали) при переписи как родной?






Ответить