22 сен / 2019

Что сулит белорусским семьям внедрение ювенальной юстиции?

Проект "Вече «Вечерки»"

25 марта 2015

Ювенальная юстиция шагает по миру семимильными шагами, охватывая государство за государством. От понятия «правосудие для несовершеннолетних» медленно, но верно общество (или все же его отдельные «роты» и «взводы»?) перешло к лоббированию целой ювенальной системы. С одной стороны - введение максимального смягчения наказания для малолетних правонарушителей, с другой - внедрение технологии узаконенного изъятия из семьи любого ребенка под предлогом защиты его интересов. Об этом свидетельствует многолетняя практика действия ЮЮ в развитых (и очень демократичных) странах Европы. Западный образец охраны детства апробируется в 30 регионах РФ, и уже имеются красноречивые «показатели»: именно там, где проводится эксперимент, официально зафиксирован резкий рост преступности среди несовершеннолетних. Тотальный же контроль над родительским воспитанием приводит к необоснованным изъятиям детей из родных семей, в одном только Ставропольском крае в течение 2013 г. в «пилотном» режиме без разбирательств было отобрано более 300 детей.

Для Беларуси началом формирования ЮЮ как системы стало присоединение в 1990-м к Конвенции о правах ребенка. Может, преждевременно кричать «SOS»? Обо всем этом мы говорили на редакционном вече, участие в котором приняли главный специалист сектора охраны прав детства администрации Московского района Бреста Алена ЛИПСКАЯ, клирик Свято-Симеоновского кафедрального собора протоиерей Сергий ЧИРУН, адвокат адвокатского бюро «Тарасюк, Игнатюк и партнеры» Дарья ГРИНЕВИЧ, председатель городского ОО «Союз многодетных семей» Галина ЗАЯНЧКОВСКАЯ.


На фото слева направо: Сергей Чирун, Дарья Гриневич, Алена Липская, Галина Заянчковская.

По образу и подобию

«ВБ»: Сегодня понятие «ювенальная юстиция» охватывает защиту прав ребенка не только в суде, но и во всей его жизни. Наше общество так наивно доверяет западному опыту и готово слепо копировать чужие концепции и программы?

С. Чирун: Я не большой специалист по ювенальной юстиции, занимаюсь попечением души. Но хочу процитировать выдержки из официального документа православной церкви, принятого 4 февраля 2013 года на архиерейском соборе «Позиция русской православной церкви по реформе семейного права и проблемам ювенальной юстиции». Церковь не отрицает вообще эту юстицию, у ЮЮ есть своя история на территории канонической Русской православной церкви, ювенальные суды в России были созданы еще в 1910 году и просуществовали до 1917-го. Надо изучить эту историю и те наши подходы к ювенальной юстиции, чтобы решать вопрос с учетом менталитета и с пониманием мировоззрения нашего общества. Церковь считает, что обязанности по защите детей во всех формах не должны передаваться каким-то общественным организациям, это прерогатива государства.

Г. Заянчковская: Я уверена, что имеющаяся в Беларуси практика по охране и защите детей достойна продолжения. Подменять отечественный опыт введением ювенальной юстиции не стоит. Наверное, каждый из нас слышал и видел в телепередачах немало ужасающих фактов того, к чему приводит такая система. Взять, к примеру, отбирание ребенка из семьи специализированными службами. Согласна, семьи бывают разные, но в СМИ акцент делают на то, что происходит это в нормальных семьях, где взрослые любят своих детей и занимаются их воспитанием. А из плохих-то зачем брать? Они недосмотренные, больные, с психикой, далекой от нормы. Только представьте себе: в России 50 % детей изъяты неправомерно!

А. Липская: Возможно, все дело в том, что критерии по изъятию детей размыты. Что касается ювенальной юстиции, то замечу, мы уже применяем давно кое-какие ее элементы. Например, отобрание детей из семьи без суда - по постановлению комиссии по делам несовершеннолетних. Это оговорено Кодексом о браке и семье. Нельзя говорить, что ювенальная юстиция абсолютно неприемлема для нас и не имеет права на существование. Просто нужно применять ее не так, как на Западе, а взять из этой системы то хорошее, что нам подойдет. Наверное, можно разработать свой отечественный вариант ЮЮ на базе международных проектов.

«ВБ»: А вы сами верите, что возможен белорусский вариант юстиции для несовершеннолетних? Да, сегодня брак, семья, материнство и детство находятся под защитой государства. А что будет завтра? Ведь эта система предполагает создание института омбудсменов.

Д. Гриневич: Вот именно! Главное слово в охране детства должно быть за государством. Но упомянутые омбудсмены будут независимы от государства, так называемые представители мира... Как юрист замечу, очень большое значение имеет наш менталитет. Мы не готовы и не должны строить ЮЮ по западному образцу. Так же, впрочем, как и россияне. Это видно на примере «пилотных» регионов. У нас, славян, совершенно другие семейные отношения, традиции, культура.

«Друзья» детей из школы... доносительства

«ВБ»: Вернемся к омбудсменам. Никому не подотчетный человек имеет неограниченные полномочия. Не получится ли так, что эти чиновники по защите прав ребенка «расселятся» по школам и приступят к защите наших детей от нас же, родителей, и педагогов? Доверительные беседы на тему домашнего и иного насилия со стороны взрослых, как показывает мировая практика, становятся своего рода поощрением у ребенка желания наушничать.

Д. Гриневич: К сожалению, все может завершиться детским экстремизмом. Приняв во внимание информацию о своих правах, ребенок говорит родителям: я знаю, что вы не можете так-то и так поступить со мной, но если я не получу того, что мне на данный момент хочется, то я пойду куда надо и скажу, что вы нарушаете мои права. Увы, таких примеров уже множество в той же России. Дети станут доносить на родителей. Нам тоже в школе рассказывали о Конвенции о правах ребенка, но преподносили информацию несколько иначе, чем сейчас это делается. Не забывали упоминать и об обязанностях.

А. Липская: Но ведь бывают такие ситуации, когда необходимо прислушаться к жалобам несовершеннолетнего! Вот у меня был в практике случай: старшеклассник пожаловался на маму, уезжающую на длительное время за пределы Беларуси. У отца новая семья, парень не хочет во время отъезда мамы жить там. Приходится перебираться к бабушке. А по месту жительства у него друзья, ему хочется быть там и чтобы мать никуда не уезжала. Как проигнорировать те внутренние душевные процессы, что бурлят в сердце этого ребенка?

«ВБ»: Разве не мог тот 10-классник поделиться с мамой или бабушкой? Ведь родственники - это самые близкие люди, кому, как не им, доверять? Вместо этого, как мне кажется, маленького человека привлекают к осуждению собственных родителей...

А. Липская: Я не во всем согласна с вами. Ситуации бывают разные. Случается, и, увы, нередко, что родные ребенка не слышат или не хотят услышать. А конфликт в семье разрастается.

Д. Гриневич: У нас есть закон об обращениях граждан, который усугубил ситуацию с жалобами. А теперь ко взрослым могут примкнуть еще и малолетние шантажисты.

Г. Заянчковская: Судя по всему, ювенальная юстиция направлена на разрушение семьи. Приверженцы этой системы почему-то предпочитают приемные семьи. Это страшно и недопустимо, когда ребенка «выдергивают» из родной привычной среды. Ради чего?

Воспитание или родительский произвол?

«ВБ»: Стоит, наверное, заострить внимание на том, что, согласно ювенальным нормам, в солидном списке критериев, определяющих насилие над ребенком, упоминается критика. Означает ли это, что вы уже не сможете безнаказанно поругать собственную дочь или сына за плохую оценку, за то, что дети разбросали вещи или хамят взрослым? А помощь ребенка по дому может превратиться в эксплуатацию детского труда?

А. Липская: Это однозначно не насилие и не эксплуатация, а привлечение к домашним делам. Нужно просто правильно мотивировать несовершеннолетнего. В моей практике не было такого, чтобы из-за привлечения ребенка к домашним делам его признали в социально опасном положении. Но если на этой почве происходят скандалы, а родители применяют недопустимые методы наказания, то ребенок страдает. Ни для кого не секрет, что факты домашнего насилия и жестокости в отношении детей имеют место. Бывает, родители так «учат» ремнем, что ребенок весь в синяках.

С. Чирун: Церковь утверждает, что государство не имеет права на вмешательство в семейную жизнь, кроме случаев, когда существует доказанная опасность для жизни, здоровья и нравственного состояния ребенка, когда эту опасность нельзя устранить через помощь родителям, методом убеждения. При этом действия государственных органов опеки должны быть основаны на четких и однозначных правовых критериях. Именно родители должны определять методы и формы воспитания детей... Это Богом предначертанное право и обязанность родителей. И хочу напомнить, что в православной пастырской традиции накоплен опыт помощи неблагополучным семьям, позволяющий одновременно защитить ребенка и способствовать сохранению семьи. И этот опыт мог бы быть в большей степени востребован в современном обществе.

Д. Гриневич: И вновь возникает вопрос о точности критериев для признания ребенка в социально опасном положении. С появлением службы омбудсменов под ударом нередко оказываются многодетные семьи. Ведь, как правило, такие семьи не входят в категорию очень обеспеченных. Дети не разъезжают по «заграницам», не имеют такого набора модных вещей и техники и т. п. Потому омбудсмен может легко обвинить родителей в низком уровне доходов и забрать всех деток.

С. Чирун: Совершенно неприемлемо изымать ребенка из семьи под предлогом недостаточного уровня материального благосостояния. Отсутствие у родителей достаточных материальных средств должно быть основанием для оказания семье финансовой поддержки. Акты национального законодательства должны содержать конкретные нормы, регламентирующие применение такой крайней меры, как изъятие ребенка из семьи. Чтобы исключить субъективную интерпретацию закона.

Г. Заянчковская: Хочу сказать в защиту многодетных. В таких семьях может не быть большого достатка, зато есть большая сплоченность и любовь между всеми членами семьи. И этого у них никто не отнимет. Все должно строиться на любви.

С. Чирун: Бог дал власть родителям над своими детьми. В Священном Писании читаем: Господь возвысил отца над детьми и утвердил суд матери над сыновьями. Апостол Павел же призывает: дети, будьте послушны родителям вашим во всем, это благоугодно Господу. Отцы, не раздражайте детей, дабы они не унывали.

Безнаказанность как программа примирения

«ВБ»: Самое время перейти и к другой стороне ювенальной юстиции - правосудию над совершеннолетними.

Д. Гриневич: Ювенальная юстиция противоречит интересам семьи. Утрирую, но все же: радикально настроенный против родителей ребенок, можно сказать, готов к противоправным действиям. Он не хочет знать и выполнять свои обязанности. Там, где введена ЮЮ, увеличивается рост преступлений среди несовершеннолетних. Больший процент правонарушений приходится на хищения и... сопряженные с разбоем убийства. Что касается хищений, совершенных малолетними. Мы прекращаем в судах уголовные дела, освобождаем несовершеннолетних от уголовной ответственности. Пальчиком грозим: больше так не делайте! Но спустили раз и - получаем рецидив. Одно за другое цепляется.

А. Липская: А если наказание не адекватно совершенному преступлению? Попал 12-летний ребенок в спецучреждение, каким он оттуда выйдет?

«ВБ»: Показательный случай из российского опыта. Группа подростков избила сверстника, тот стал инвалидом. Специалисты ЮЮ начинают давить на пострадавшего и его родителей, чтобы те согласились простить хулиганов. Кто даст гарантию, что отпущенная с миром компания не повторит свой «подвиг»?

Г. Заянчковская: Конечно, они должны быть наказаны!

Д. Гриневич: У нас система отправления наказания несовершенна, с советских времен практически ничего не изменилось. А наказание должно соответствовать личности осужденного. В отношении несовершеннолетних можно применить очень узкий круг наказаний. Лишить свободы их можно, а вот применить к 17-летнему правонарушителю исправительные работы нельзя. Хотя человек уже окончил школу и, в принципе, может работать.

«ВБ»: Защищать интересы несовершеннолетних, о чем ратуют ювенальные судьи и восстановительное (реабилитационное) правосудие, разумеется, необходимо. Как необходимо учитывать и психологическую незрелость таких правонарушителей. Но уверена, что тут есть повод обратить внимание и на статистику из тех стран, где действует ювенальная юстиция. И кое-где уже идут на попятную с примирительными программами. Как, например, одна из бывших союзных республик Грузия. Там ужесточили наказание для малолетних преступников, пойдя в разрез с ювенальными технологиями и снизив возраст уголовной ответственности с 14 до 12 лет. Были на то причины.

Г. Заянчковская: С какой стороны ни посмотри: не нужна нам в Беларуси такая система.

А. Липская: А я убеждена: прежде чем принимать или не принимать ювенальную юстицию, надо все же конкретно по каждому направлению этой системы разобраться - что нам подойдет, а что не годится.

А как вы представляете себе систему средств и способов защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, в том числе и преступивших закон?

Елена Жук

5521
1
Меня это радует (100%)
Мне все равно (0%)
Мне это интересно (0%)
Меня это злит (0%)


Petr
22.01.2017 09:37
ответить ответить с цитатой
при ссср всё было нормально принятие этих западных законов приводит к разрушению семьи и государства очевидно что это делается с этой целью нас просто убивают без войны

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

В преддверии празднования 1000-летия первого летописного упоминания Берестья редакция...
1884
Закон № 362-3 от 11 мая 2016 г., подписанный президентом Беларуси, внес в некоторые...
2427
Город – это живой организм, а дороги – его кровеносная система. Развивающийся...
3268
Внутренний голос болельщика вот уж пару лет упорно твердит: брестский спорт в командных...
4528
22 сентября 16:00
Поможет ли запрет мобильных телефонов в школе поднять дисциплину и улучшить учебный процесс?







Ответить