22 сен / 2018
22 сен / 2018
БРЕСТ
14°
16°
БРЕСТ
14°
16°
БРЕСТ
14°
16°
В поисках утраченного времени. Солдат Победы Аркадий Бляхер. Ч. 1. Выпускник

Проект "В поисках утраченного времени"

25 февраля 2018

Новости Бреста

Минский юноша Аркадий Бляхер, примерно ровесник Эриха Зобирая, был призван на войну в восемнадцать. После немецкого фронтовика, возможно, напрашивается брестчанин, но фронтовой параллели не получилось бы: здесь была чуть другая война. В силу двадцати польских лет молодые люди фактически разминулись с системой советского воспитания, в войну жили под оккупацией и с этой меткой пошли на фронт уже после освобождения.

Это сейчас мы неделимы, как замечательная фамилия Аркадия Моисеевича, а до «освободительного похода» Восточная Белоруссия была словно другой мир. В Минске имелась улица 11 Июля (1920 года - день освобождения столицы от «белополяков»), тогда как в Бресте нынешняя Пушкинская от переезда называлась «9 лютэго» - в честь занятия города польским отрядом майора Домбровского в 1919 году в ходе польско-советского противостояния...

Словом, как ни крути, лучшая фигура визави - Аркадий Бляхер, послевоенный брестчанин, родившийся-выросший в советском Минске и прошедший все ступеньки патриотического воспитания, - равно как молодой Зобирай впитал то, чем его потчевали в рейхе.

В ночь на 22 июня 1941 года класс Аркадия встречал рассвет. Получив аттестаты, выпускники до утра гуляли по улицам, не подозревая, что в Бресте гремит война. Накануне, в субботу, был выпускной: актовый зал, танго, вальсы, фокстрот «Рио-Рита»...

О войне стране объявили в полдень - по радио выступил Молотов. Минская молодежь в это время собиралась на открытие искусственного водоема, Комсомольского озера. Оттуда, услышав весть, Аркадий и помчал в школу...

Он входил в группу самообороны, какие были созданы по всем организациям, предприятиям, учебным заведениям. Без конца проводились общегородские учения: под вой сирен в противогазах заклеивали накрест окна, устраивали светомаскировку, выводили людей в подвалы. Все напоминали об угрозе газовой атаки. Словом, держали порох сухим - и, как всегда, оказались не готовы.

Школьная группа самообороны действовала по инструкции. Аркадий провел в школе сутки, прежде чем был отпущен домой. На улицах уже зияли воронки. Ощущалось полное отсутствие контроля над городом, мародеры тащили мешки с продуктами. Брать было что: Минск снабжался по категории Москвы, Ленинграда и союзных республик, и в мирное время дядя Аркадия, приезжая в гости из Казани, набирал в обратный путь сумки продуктов...

Фамилия Бляхер - производная от профессии: отец и дед были жестянщиками. Отец работал на заводе имени Ворошилова, а после войны устроился в мастерскую при управлении правительственным жилфондом. Простому человеку что флагман станкостроения, что дома начальства - платили бы деньги, одна холера. На новой работе Моисей Бляхер ремонтировал, что скажут - от прохудившихся крыш до тазиков женам руководителей. Жены воспринимали услугу в порядке вещей: не то что рассчитаться, спасибо зачастую не говорили. Как-то после войны, году в 46-м, Аркадий бравым капитаном, грудь в орденах, приехал в отпуск из Германии. Со старшим братом, главным инженером СМУ, зашли к отцу в мастерскую. Дама, явившаяся забрать отремонтированное ведро, была крайне удивлена, увидев таких сыновей, и впервые полезла в кошелек...

Но вернемся в 22 июня. Отец побежал на завод и уже не вернулся, увиделись только в эвакуации. Забота о семье легла на мать. Через пару дней, когда начались бомбежки, она, как многие, решила уйти за город и в лесу переждать налеты. Взяла было трудовую книжку, но Аркадий возмутился: зачем, завтра вернемся! Товарищ Ворошилов не один год твердил, как перенесем войну на вражескую территорию, на удар ответим тройным ударом. И мать положила книжку обратно в сервант - а потом так и не смогла восстановить довоенный стаж, получала в старости мизерную пенсию.

Влились в реку беженцев по Могилевскому шоссе, а сзади стояло зарево пожара. Обратно в Минск уже не вернулись, пешком протопали до Смолевичей, там сели в товарняк, и не спавший две ночи Аркадий уснул так крепко, что не слышал бомбежек. Уже в эвакуации списались с казанским дядей и выхлопотали выезд в Казань.

Оттуда Аркадия и призвали.

Новобранцев отправили копать противотанковые рвы где-то между Казанью и Ульяновском. Зима была сумасшедшая, мороз ниже сорока. Стояли в селе по крестьянским домам, на манер рабочей команды. Три месяца орудовали лопатами и кирками. Полевой кухни не было, выдавали усиленный паек, 800 граммов хлеба в сутки. Это считалась большой нормой, но по приходе с работы съедали все до крошки, а утром поднимались ни свет ни заря и шагали на работу голодными. Час пешком туда, час обратно и весь световой день в проклятой траншее.

Работали тройками. Земля так промерзла, что ее не копали, а вырубали, как уголь: ставили клин и лупили молотом. Один держит, второй бьет, третий лопатой выбрасывает. В тройке Бляхера был здоровяк, он в основном и орудовал молотом.

В казармы в Казань вернулись в декабре, а в марте 1942-го Бляхера направили в артиллерийское училище, эвакуированное из Ростова в Сталинград. Здесь, по сути, и началась его война.

Часть 2


2348
0
Меня это радует (0%)
Мне все равно (0%)
Мне это интересно (100%)
Меня это злит (0%)

Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Часть 1 Ш ансов удержать район у немцев не было. Фронт катился, советских войск...
5564
У помянутый в последней главе Володя Гоздецкий, так неудачно попавшийся немцу с...
5357
З а пару недель до освобождения, дело шло к боям, появились власовцы. В Бресте их по...
8690
Положение на фронтах непосредственным образом влияло на обстановку в городе. Еще 25...
4033
usd 2.07 2.1
eur 2.44 2.47
rur 3.09 3.15
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить