14 ноя / 2018
Поляки и новая власть

Проект "В поисках утраченного времени"

23 апреля 2010

Передо мной перечень сотрудников Брестской тюрьмы, датированный 23 сентября 1941 года. Комендант – Казимеж Дзюба, заместители – Ян Гарба и Леон Ласковски, далее по списку, опуская фамилии: Регина, Стефания, Стефан, Францишек, Иоахим, Станислав, Ян, Йозеф, Станислав, Владислав…

Берем список сотрудников железнодорожной полиции за октябрь 1941-го – та же картина: комендант Михал Петраш, заместитель коменданта Винцент Пурек и далее, никого не пропуская и сохраняя только имена: Тадеуш, Казимеж, Казимеж, Чеслав, Йозеф, Францишек, Феликс, Владислав, Вацлав, Антоний, Леон, Александр, Владислав, Валерий, Эдвард, Адам, Ян, Йозеф, Вацлав…

Первое, что приходит на ум: поляки, которым советы были поперек горла, ринулись занимать должности при новой власти. Но так ли все просто?

Тому, что практически все мало-мальски административные должности оказались в начале оккупации за поляками, на холодную голову есть несколько объяснений. Допустить в администрацию вчерашних партсовработников немцы не могли по определению: в начавшейся войне это были противники, на которых карательные органы с первого дня повели охоту, как на потенциальных организаторов сопротивления. Евреям, восточникам и, в большинстве случаев, местным православным дорога во власть тоже была заказана. Последние попросту не имели навыка руководящей работы: в польском государстве «керовниками и ужендниками» были поляки, которые после 1939 года потеряли должности и в советском мироустройстве рассчитывать на стол с телефоном не могли. Теперь, с изгнанием большевиков немцами, избежавшие Сибири или Катыни клерки и управленцы в известной мере возвращались к привычному делу. Они ничего не были должны советской власти и моральных обязательств перед ней не несли.

Нельзя сбрасывать со счетов и земляческий вопрос: каждый получивший должность составлял протекцию соотечественникам, в особенности пребывавшим без работы былым сослуживцам, образовательный уровень и управленческий навык которых был объективно выше.

И, наконец, последнее: никто не знает, что было у каждого в голове. Расстрел многих управленцев, произведенный немцами в 1943 году после раскрытия подпольной организации Армии Краёвой, показал, что коллаборационизмом здесь зачастую не пахло: служить шли не новому порядку, а законспирированному национальному интересу. В патриотизме полякам не откажешь, это чувство у них в крови, и сверхзадачей в игре, начатой осенью 1939-го и продолженной с первого дня немецкой оккупации, было возрождение независимого государства, в чем не могли выступить союзниками ни нацисты, ни коммунисты. (К слову, главу иллюстрирует снимок жившего в оккупацию фотографа П. Трамбовича. Подпись на обороте карточки свидетельствует: перед нами два участника польского подполья, запечатленные в апреле 1943 года в одном из брестских кафе.)

Характерно, что после расстрела бургомистра Мауриция Брониковского на должность назначили Федора Малюту, и процесс украинизации в значительной мере коснулся органов городского самоуправления. Управу уже не называли магистратом, а в заявлениях граждан (из фондов ГАБО) чем дальше, тем чаще встречается обращение «пан голова».

Помимо всего прочего, людям хочешь не хочешь, а надо было как-то устраивать жизнь. Трудиться старались по специальности: доктора шли лечить, учителя – учить, кожевенники – дубить и т. д. Были исключения, как, например, приехавший из России довоенный завуч железнодорожного техникума Николай Фурсов, который в оккупацию кормил семью заработком сапожника и тщательно скрывал свою инженерную специальность, чтобы гитлеровцы не заставили трудиться на железной дороге. Советский патриотизм не допускал работы на врага, а дорога – организация военизированная, напрямую связанная с нуждами фронта, и после освобождения от немцев должность в этой системе многим аукнулась. Фурсова его предусмотрительность уберегла, но жизнь на оккупированной территории ему все же припомнили и с завучей сняли, перевели в рядовые преподаватели.

У местного населения характерной для восточников преданности власти быть не могло, получить место по специальности, гарантировавшее кусок хлеба и иммунитет от облав с последующим вывозом на работы в Германию, в оккупацию было за счастье.

Варианты трудоустройства, а заодно характер имевшихся в городе учреждений, можем отследить на примере документа управы, приводящего число работников для получения карточек на мясные продукты. Итак, согласно данному списку, в оккупированном Бресте функционировали:

- аптечный склад (15 сотрудников)
- генеральный комиссариат (102)
- структура шефа района (20)
- ипотека (4)
- пожарная охрана (66)
- общество лесного транспорта (7)
- церковь Святого Николая (4)
- школа № 2 (12)
- школа № 3 (13)
- школа № 4 (10)
- школа № 5 (18)
- школа № 7 (15)
- школа № 8 (8)
- школа № 9 (11)
- школа № 10 (4)
- школа № 12 (4)
- школа № 13 (3)
- торговая школа (9)
- ясли-сад (12)
- детский дом № 1 (16)
- детский дом № 2 (7)
- дом престарелых (7)
- молочная кухня (4)
- главный отдел управы (26)
- квартирный отдел (10)
- юридический отдел (6)
- отдел охраны здоровья (9)
- отдел соцобеспечения (12)
- финансово-налоговый отдел (26)
- административный отдел (86)
- школьный отдел (5)
- финансовый отдел (106)
- технический отдел (80)
- хозяйственный отдел (44)
- отдел продовольственного обеспечения («апровизацыйны») (165)
- управление недвижимости (183)
- регистрационное бюро (квартирный отдел) (23)
- транспортный отдел (62)
- дорожное управление (17)
- эксплуатационное управление автодороги Брест – Кобрин (15)
- библиотека (9)
- городская электростанция (97)
- городские склады строительных материалов (41)
- городская поликлиника (25)
- военный госпиталь (69)
- военный госпиталь № 2 (40)
- городская больница (57)
- кожно-венерологическая больница (13)
- учреждение по дезинфекции и санитарии (22)
- скорая помощь (7)
- зубоврачебная поликлиника (7)
- аптека № 2 (3)
- аптека № 4 (2)
- аптека № 6 (3)
- аптека Янковского (5)
- заготовительная контора (5)
- гостиница «Астория» (4)
- водопровод (44)
- железнодорожная полиция (42)
- городские плантации (26)
- проводное радио (15)
- телеграф (40)
- отделение мер и весов (4)
- украинский комитет (13)
- городская столовая № 2 (6)
- православный собор (7)
- городские мастерские (44)
- окружной архив (6)
- типография (36)
- склад строительных материалов (54)
- художественные мастерские (5)
- рыбный павильон (7)
- фабрика трикотажа (161)
- тюрьма (27)
- кирпичный завод в Гершонах (42)
- кафельная фабрика (22)
- городская баня (10)

Замечу, список этот далеко не полный. Более развернутую картину дает другой документ, расписывающий 150 военных и гражданских организаций, служащие которых (14 763 человека) получали питание по месту работы.


3717
0


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Часть 4 Т ак скоро разыскать братьев Вася не надеялся: на входе в Заказанку увидел...
1573
Часть 3 В последний вечер, 27 июля 1944-го, оккупанты огрызались из всех орудий. А где-то...
3222
Часть 2 В воскресенье, 23 июля (1944 года), мать предупредили: «Евдокия, не держи...
6234
Часть 1 О тец рассказчика Иван Зыщук дом так и не построил. Все уже подготовил,...
7187
В Польше вспышка кори. Вы привиты?






Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить