15 ноя / 2018
Вставай, страна огромная

Проект "В поисках утраченного времени"

25 декабря 2009

В очередной раз бродя по музею обороны Брестской крепости, остановился у стенда с пожелтевшими от времени «Известиями» за 24 июня 1941 года с текстом песни «Священная война» поэта Василия Лебедева-Кумача. Из того факта, что в номер материалы заверстываются накануне, выводим: редакция уже на второй день войны располагала песенным шедевром, который автору надо было сочинить, отшлифовать, удостовериться в качестве, прочитав паре-тройке человек, вкусу которых доверяет, и, наконец, доставить в редакцию, что при московских расстояниях тоже требует времени. К тому же главный редактор тогда был человеком подчиненным, солдатом партии, и вряд ли рискнул бы в такой момент при формировании полос обойтись без согласования… Так получаем подтверждение того, на что указывают многие исследователи: «Священная война» была написана заблаговременно. (На другом стенде экспозиции обнаруживаем номер «Правды» за 27 августа 1941 года со стихотворением Степана Щипачева «Близится расплата» — вот как раз оно, судя по всему, написано уже в реальном времени.)

Так же заранее был нарисован и отпечатан гигантскими тиражами знаменитый плакат Ираклия Тоидзе «Родина-мать зовет!» — в городах центральной России им заклеили улицы где к середине, где к концу первого дня войны. Сегодня вывод уже не тянет на сенсацию: страна готовилась к событиям задолго и по всем направлениям.

30-е — начало 40-х — время, когда в советской стране ходили строем, работали строем, писали строем. Власть придавала огромное значение контролю над литературой и искусством. Интеллектуальная элита постоянно находилась в поле зрения большевистских функционеров, и ее потенциал всесторонне использовался для пропаганды советского строя и коммунистической идеологии. Опять же, не отходя далеко — в соседний зал музея, — наталкиваемся на листок отрывного календаря за 21 июня 1941 года со вполне соответствовавшими времени строчками Якуба Коласа:

«Сомкнем же плотнее ряды боевые
За честь, за свободу — вперед!
Над нами алеют знамена родные,
Нас доблестный Сталин ведет!»

Бравурные рифмы ни о чем были наиболее надежным стихотворным товаром. Предвоенные зигзаги нашей внешней политики оказывались порой настолько круты, что даже идеологически надежному Лебедеву-Кумачу случалось попадать под нож Главлита. Так в октябре 1940 года по цензурным соображениям был изъят из магазинов и библиотек и списан в макулатуру вышедший четырьмя годами раньше песенный сборник «Москва майская» ввиду присутствия в тексте песни «Нас не трогай» «нескольких абзацев антигерманского характера». Откуда было знать ударно возделывавшему пропагандистскую борозду стихотворцу, что категоричное неприятие фашизма советской стороной с осени 1939 года вдруг сменится клятвами во взаимной дружбе? Впрочем, экономически поэт не пострадал, а рифмы в стихах легко переделывались: в новом издании, вышедшем после пакта Молотова — Риббентропа, вместо разбитых красноармейцами «немцев и панов» остались одни «паны», а «фашистских гостей» беспроигрышно заменили «незваные гости».

Когда запахло войной, начальник Главного управления политической пропаганды Красной армии А. Запорожец провозгласил: «Союз советских писателей должен решительно стать на путь создания советской патриотической оборонной литературы. Связать писателей с армией, заставить жить и работать в армии, чтобы лучше знать жизнь, обстановку, людей, новые формы боя».

Как свидетельствует Константин Симонов, летом 1940 года гражданских писателей и поэтов призвали на сбор, подобрали сапоги, гимнастерки и начали готовить к войне. Симонов познавал полигоны и стрельбища во взводе поэтов роты писателей. Год спустя, 15 июня 1941 года, мастерам художественного слова присвоили воинские звания. 25-летнему Симонову — интенданта 2-го ранга, что соответствовало подполковнику. К началу войны на всех были заготовлены предписания: самых известных — в центральные газеты, остальных членов Союза писателей — во фронтовые, армейские, корпусные, дивизионные (только дивизий имелось более трехсот, и у каждой — своя пресса). На звания не поскупились: Александр Фадеев стал бригадным комиссаром, что соответствовало генералу, Михаил Шолохов — полковым, Алексей Сурков — батальонным комиссаром, Александр Твардовский — подполковником…

В стоявших в Бресте и крепости дивизиях впоследствии, после выхода из пекла блицкрига и переукомплектования, тоже появились свои фронтовые «дивизионки», а в предвоенное время издавалась газета 4-й армии «Часовой Родины», редакция была в Кобрине, как и штаб армии. В 6-й стрелковой дивизии полковника Михаила Попсуй-Шапко перед войной (и в годы войны тоже) газета называлась «Красноармеец». (Кстати, в протоколе допроса плененного унтер-офицера 34-й пехотной дивизии Энгле Мартина я обнаружил, что у шедших на Брест немцев корпусная газета называлась «Штос труп» [«Ударная часть»], выпускались и дивизионные.)

Песню «Священная война», как и устойчивое сочетание «Великая Отечественная», большинство брестчан услышат лишь годы спустя — после освобождения. И мобилизующие на войну патриотические плакаты советских художников летом 1941-го в Бресте не пригодились, хотя, скорее всего, в ожидании своего часа лежали где-то в командирских или обкомовских сейфах в запечатанных пакетах, которые следовало вскрыть по получении кодовой команды — какого-нибудь «Сиреневого тумана».

Утром 22 июня город был занят немцами, и населению привелось, помимо первых распоряжений на немецком, польском, белорусском и украинском языках, читать совсем другие плакаты — изданные ведомством Геббельса…

Автор выражает признательность Минскому центру быстрого чтения за предоставленную возможность пройти обучение, что поможет в дальнейшем ведении проекта.


3765
0
Меня это радует (0%)
Мне все равно (0%)
Мне это интересно (100%)
Меня это злит (0%)


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Часть 4 Т ак скоро разыскать братьев Вася не надеялся: на входе в Заказанку увидел...
1829
Часть 3 В последний вечер, 27 июля 1944-го, оккупанты огрызались из всех орудий. А где-то...
3289
Часть 2 В воскресенье, 23 июля (1944 года), мать предупредили: «Евдокия, не держи...
6305
Часть 1 О тец рассказчика Иван Зыщук дом так и не построил. Все уже подготовил,...
7257
В Польше вспышка кори. Вы привиты?






Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить