15 ноя / 2018
Не поле перейти

Проект "В поисках утраченного времени"

14 августа 2009

Автомобиль «Паккард Твин Сикс» (говорят, с этой модели пошла привязанность Сталина к «Паккардам») на снимке второй половины 30-х – брестское такси. На весь город их было тогда 5–6 (а такой роскоши, как личный автомобиль, и того меньше – у доктора Короля, адвоката Орпишевского…) и большим спросом они не пользовались: брестчане отдавали предпочтение извозчикам («дорожкажам»), а чаще – своим двоим. В нашем случае техник-мелиоратор Борис Акимов (на снимке за стеклом открытой дверцы) вызывал такси в деревню Хореву (15 километров за Пружанами), чтобы отвезти беременную жену (на снимке слева направо: землемер Натансон, Акимов, жена Ванда, ее сестра Ирэна, водитель).

Выпускник брестской Школы тэхничнэй – предвестницы железнодорожного техникума – Борис Акимов пару лет работал в Пружанах по мелиоративной части, мотался по окрестностям с экспертизой. В тот раз застрял в командировке в Хореве, и Ванда с сестрой приехали к нему погостить. Для их возвращения муж не поскупился на такси. В Пружанах автомобильного извоза не было, вот и пришлось сверх таксы платить за порожние километры – из Бреста до Хоревы и обратно из Пружан.

К приходу в 1939 году советов 27-летний Акимов был уже специалистом со стажем. При новой власти стал работать в брестском «Водоканале». После создания в облисполкоме отдела мелиорации оказался переведен туда.

В середине июня 1941-го Бориса командировали на съемку местности в хорошо знакомый Пружанский район. С собой Акимов набрал группу из четырех человек. Справив работу, 21 июня получили в Пружанах хорошую сумму, частично ее освоили и вечером в хорошем настроении двинули домой. На станцию в Оранчицы, вспоминал Борис Трофимович, добрались ближе к одиннадцати, а поезд Москва – Варшава проходил ближе к рассвету. Но на станции замечательный буфет с ассортиментом, какого в Бресте не сыскать: коньяки, ликеры, шпроты, апельсины, даже красная икра, а денег в карманах немерено... Когда стали петь, подошел патруль, проверил документы и командировочные листы.

Прибыл поезд. В вагоне ушам своим не поверили: пассажиры взволнованно обсуждали, как их в дороге обстреляли самолеты. Мелиораторы перешли в другое купе – там раненый человек, а потолок и наружная стенка прошиты пулями…

В Жабинке объявили, что дальше поезд не пойдет. Акимов с работниками забрели в деревню Стеброво, там и увидели немцев. Те со словами «Молётов! Молётов!» устроили пальбу по портрету советского наркома, с сентября 1939-го венчавшему деревянную арку, – подвели черту под его дипломатическим сотрудничеством с Риббентропом.

Когда улеглось, Акимов с мелиораторами пошагали по шпалам в сторону Бреста. 25 июня нашли город затихшим, только из крепости доносились выстрелы. На улице Мицкевича, где жил Борис, разрушений не было.

Двое немецких солдат пришли в квартиру Акимовых с проверкой, не евреи ли? Огляделись, увидели икону и ушли.

Надо было с чего-то жить, и уже через пару недель Акимов через знакомого устроился в лесничество. Можно было выхлопотать место в магистрате (немцы открыли его в том же здании, что поляки и советы, – на улице Советской, второй дом от угла с Гоголя), там командовал Мауриций Брониковский, с которым Борис работал в «Водоканале», но остановило золотое правило всякой переломной эпохи: с властью не ссориться и не сближаться.

Мы общались в начале 2000-х, когда Акимову было около девяноста. Будучи в абсолютно здравом уме, он не старался что-либо в своей жизни сгладить или приукрасить. Оккупацию Акимов провел подобно многим: в борьбе не участвовал, политики не касался, пропаганде не верил – как не верил ни до, ни после. Наверное, мог подсуетиться в последние месяцы перед июнем 1944-го – поискать выход на партизан или, напротив, уехать на Запад. Но не сделал ни того, ни другого.

После освобождения Бреста пошел в «Водоканал», получил «броню» для восстановления канализационной системы города.

В конце 1944-го Акимова арестовали и дали пять лет, использовали на зоне по строительной специальности. Не видя дела, не могу судить о характере предъявленных обвинений. Доподлинно известно, что за военные преступления и далеко зашедшее сотрудничество с оккупантами тогда давали по «четвертаку». Акимова освободили досрочно, а после смерти Сталина реабилитировали.

Вернувшись из заключения, Акимов десять лет работал в Кобрине (проживать в Бресте ему не разрешали), затем – почти тридцать в коммунальном хозяйстве областного центра. Господь отпустил ему без месяца 93 года, и Борис Трофимович до самого конца сохранял свой внутренний стержень. Была ли нечастая для столь преклонных лет жесткость характера природной чертой или приобретенной, разобрать я не смог.

Из перечня жертв политических репрессий, опубликованного в книге «Память» по г. Бресту:

«Акимов Борис Трофимович, родился в 1912 г. в дер. Крынки Каменецкого района. Заведующий насосной станцией «Водоканала» Бреста. Арестован 28.12.1944 и осужден на 5 лет ИТЛ. Наказание отбывал в поселке Абезь Коми АССР. Освобожден 31.10.1947. Реабилитирован 21.07.1956».


3646
0


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Часть 4 Т ак скоро разыскать братьев Вася не надеялся: на входе в Заказанку увидел...
1829
Часть 3 В последний вечер, 27 июля 1944-го, оккупанты огрызались из всех орудий. А где-то...
3289
Часть 2 В воскресенье, 23 июля (1944 года), мать предупредили: «Евдокия, не держи...
6305
Часть 1 О тец рассказчика Иван Зыщук дом так и не построил. Все уже подготовил,...
7257
В Польше вспышка кори. Вы привиты?






Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить