15 ноя / 2018
Нах хаузе!

Проект "В поисках утраченного времени"

10 июля 2009

Примерно за месяц до 22 июня немало мужчин, значившихся в списках приписного состава, были призваны по повесткам в подразделения Брестской крепости и не только – как сейчас бы сказали, «забрали в партизаны». Приписников обмундировали, расселили в палатках и использовали главным образом на строительстве объектов укрепрайона. Здесь их и накрыла война.

Возникает вопрос: куда они подевались потом? Почему так мало местных фамилий в числе установленных участников обороны крепости и других боевых эпизодов первых дней? Ответ прост: люди не проявляли себя. Молчали в послевоенные годы, когда плен продолжал приравниваться к измене и многие узники фашистских концлагерей были обращены в советских зэков. Молчали в период изысканий писателя Сергея Смирнова, чьи передачи «В поисках героев Брестской крепости» затаив дыхание слушала вся страна. Продолжали молчать даже тогда, когда оборону крепости признал и наполнил патетикой советский официоз. В разных уголках СССР появилось немалое число детей лейтенанта Шмидта, иные из которых ехали прямиком в город над Бугом. Наученные опытом сотрудницы музея во время обстоятельных бесед незаметно вкрапляли вопросы-«крючочки» (во сколько ярусов стояли кровати? в каком месте бойцы подразделения мыли миски в мирное время? где был туалет?), чтобы поймать за язык и мягко отсеять врунов. Стремление примазаться к брестским событиям легко объяснялось: теперь героев крепости чтили от Кушки до Владивостока. А брестские участники событий как воды в рот набрали.

Житейскую философию формирует жизнь. Слишком многое – шесть властей за тридцать лет! – перевидали брестчане на своем веку, пережили калейдоскоп идейных ломок, смен шапок и флагов. На их глазах вчерашние фавориты вмиг превращались в изгоев, а кто слишком рвался из ничего стать всем и получал свою маленькую власть, очень скоро оказывался брошен на камни новым потоком. Доносы, вывозы, расстрелы, лагеря – опыт, которым не приведи Господь обладать, стал надежной прививкой от жажды славы, и после войны крепостные приписники не искали геройских почестей, а просто хотели спокойно жить. К тому же после трех лет жизни под оккупацией никто не мог поручиться, какой скелет извлекут из твоего шкафа.

Татьяна Михайловна Ходцева, долгая трудовая жизнь которой связана с исследованием обороны крепости, вспоминает: многие местные боялись упомянуть, что начали войну в этих краях. Кто-то лишь в почтенном возрасте решился раскрыть факт своего присутствия в крепости 22 июня. Полвека молчания объясняются просто: назовешь себя, возникнет вопрос, где был потом? Если даже немецкие концлагеря ставились органами в вину, на какое понимание можно было рассчитывать отпущенному из плена? А завоеватели отпускали: они имели распоряжение не изолировать тех, кто знает местное наречие и происходит из этих краев. Для немцев нелишне было сохранить лояльность населения, а лагеря без того трещали от десятков тысяч военнопленных.

Практику сортировки по национальному признаку немцы начали еще в польскую кампанию. Утверждает, положим, плененный хорунжий, что он «шлёнзак» из Силезии, а ему вопросик про популярную в Шлёнске пивную: знаешь название – свободен.

Летом 1941-го женщины из Бреста и окрестных деревень ходили в Южный городок и другие места временного содержания плененных бойцов и командиров. Одни сердобольно носили еду, другие разыскивали мужей. Иная рисковая перед немцами могла объявить своим «манном» первый раз виденного, на кого указывало сердце, и, если удавалось, выводила из-за проволоки.

В чем-то завоеватели были простодушны со своим опытом покорения Европы – войны «по правилам», в чем-то изобретательны. В один лагерь (случай не связан с Брестом) доставили священника, и он производил сортировку. Тем, в ком сомневался, предлагал перекреститься и прочитать «Отче наш». Многие восточные молитв не знали.

Житель деревни Блювиничи Константин Рачковский рассказывал, как перед самой войной вместе с другими мужиками в возрасте между тридцатью и сорока попал на переподготовку под Кобрин. Когда грянуло, майор повел их на восток, в сторону старой границы. Старались идти пролесками: над шоссе висели самолеты. То ли немцы двигались быстрее, то ли приписники были слишком уж не вояки (им даже оружия не выдали), но в конце концов майор махнул рукой: «Разбегайтесь-ка по домам…»

На обратном пути распущенные наткнулись на мотоциклетный патруль. Немцы наставили карабины, обыскали. У самого молодого лежали в кармане два невесть зачем прихваченных патрона – хлопца тут же на месте и застрелили. Остальные, заикаясь, принялись объяснять офицеру, понимавшему по-польски, что местные, идут со сборов. Тот и сам видел: лица деревенские, форма мешком, возраст не солдатский. Спросил, кто из какой деревни, достал карту, удостоверился. Выписал бумагу о том, что это «айнхаймиш», местные, отпущены домой («нах хаузе»). Идти велел открыто, не по кустам.

Мужики послушались совета, вышли на шоссе и по обочине побрели «до хаты». Любопытно, что встречные колонны немцев нисколько не шокировала советская форма, справку у приписников никто не спросил.

О том, что в это время происходило в областном центре и как гражданское население приводилось немцами в нужное состояние, – в другой раз, а пока две схожие картинки, описанные разными источниками. Лектор обкома партии Соломон Иоффе, проведший в Бресте первую неделю оккупации, написал в воспоминаниях: «В городе начался голод. Немцы объявили, что в магазинах будет выдаваться хлеб. Выстраивалась очередь. Выдав несколько буханок, немцы сфотографировали, а остальным предложили разойтись».

Рисунок Владимира Губенко сделан с рассказа другого очевидца, своего детского приятеля Женьки Летуна. В конце июня на перекрестке улиц Ленина и Московской немцы поставили полевую кухню – предлагали прохожим кашу и фотографировали эту агитационную акцию.


4432
0
Меня это радует (0%)
Мне все равно (0%)
Мне это интересно (0%)
Меня это злит (100%)


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Часть 4 Т ак скоро разыскать братьев Вася не надеялся: на входе в Заказанку увидел...
1829
Часть 3 В последний вечер, 27 июля 1944-го, оккупанты огрызались из всех орудий. А где-то...
3289
Часть 2 В воскресенье, 23 июля (1944 года), мать предупредили: «Евдокия, не держи...
6305
Часть 1 О тец рассказчика Иван Зыщук дом так и не построил. Все уже подготовил,...
7257
В Польше вспышка кори. Вы привиты?






Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить