14 ноя / 2018
Нина Петручик

Проект "В поисках утраченного времени"

12 июня 2009

Нашу новую героиню война застала тринадцатилетней девочкой. Нина Петручик, племянница часто упоминавшихся в польских главах проекта преподавателей русской гимназии Владимира Петручика и Евгении Хмелевской, жила с мамой и младшим братом Васей в Волчине. Отца едва помнила: бывший поручик 504-го Верхнеуральского полка, а по возвращении в отошедшие Польше края псаломщик Волчинской церкви Василий Петручик умер в 1931 году в возрасте 35 лет от туберкулеза, следствия фронтовых окопов Первой мировой.

За время папиной болезни мама продала все, что имела ценного. Последними были подаренные когда-то дедушкой золотые серьги – купила за них лекарство, принять которое больной не успел.

Тридцатилетней женщине пришлось поднимать малышей одной. Сбережений никаких, мебели – две кровати, но уезжать из Волчина и стеснять мужнину брестскую родню не хотела. Бралась за любую работу, а погодков закрывала в доме, оставляла им чайник воды.

Едва ли не лучше двора Нина с Васей знали кладбище (там и запечатлены на снимке), куда мама ходила каждый день. Местом игр была росшая за погостом рожь, а грозу пересиживали под навесом кладбищенской часовенки.

Крестьяне помогали: кто принесет иной раз пару картофелин, кто кринку молока. Потом маму нелегально взяла на приработок начальница почты пани Лентовичова – разносить по деревням письма. К тому же Вера имела образование и могла вести часть документации.

Позже начальницу уличили в подлоге, и она, видя, что не выпутается, выстрелом в сердце отвела позор от учившихся в Варшаве детей. Почтовые чиновники, приехавшие в Волчин изъять документы, удивились аккуратности ведения книг. И маму оформили официально, правда, не начальницей, а почтальоном. По линии православной консистории семье, потерявшей кормильца, выделили землю. Обрабатывать было некому, и Вера отдавала «на третьяк» крестьянам – ей полагалась часть урожая. Организовывала дома платные обеды, столовались четверо: новый начальник почты пан Адамович, секретарь гмины, учитель Пэстка и его «колежанка». Наконец появился относительный достаток, снимали уже комнату и кухню, но тут началась немецко-польская война, которую прервал советский поход в Западную Белоруссию…

За годы не самого сытного детства, вместившего одиннадцать «польских» лет, и последующую долгую жизнь, в которой было что с чем сравнивать, у Нины Васильевны сложилось прочное убеждение: до 1939 года текла нормальная, спокойная жизнь. Семьи в местечке были немаленькие, работали тяжело, каждый крестьянин старался прикупить побольше земли. Дочкам задолго готовили приданое. На хозяйстве обычно оставался старший сын, с ним доживали век родители. Государство радовалось росту достатка, ведь в начале 1920-х люди возвращались из беженства на бурьян и лебеду. Никому в голову не могло прийти, что лишняя корова или добротный дом могут быть поставлены в упрек.

Но пришла новая метла, и правила резко изменились. Весь 1940-й, вспоминает Нина Васильевна, ночи провели в страхе: вывезут – не вывезут. С вечера мама клала возле подушки себе и детям собранные узелки, каждому свой. В них – немного хлеба и одежда. Просыпаясь ночью от громкого плача неподалеку, понимали: за кем-то приехали, надо быть начеку.

Мама устроилась продавцом в магазин при «черном» штабе (местные жители окрестили его по цвету петлиц инженерных войск, что строили доты и узкоколейку до Лыщиц; а был еще «зеленый» штаб – пограничников). Так было спокойнее, но гарантии не давало: узнай кто про офицерское прошлое папы, никакие знакомства бы не уберегли.

«Черный» штаб располагался в леске за местечком в большом польском доме. Нину с братом чучмеки-караульные уже знали и пропускали. У мамы в подсобке магазина стояли коробки с халвой (правда, Нина ее не любила) и конфетами «горошек» (этими можно было поживиться).

Пограничники облюбовали под штаб бывшую гмину – лучший в местечке дом с мозаичными полами, в нем «за польских часув» проводились балы. Теперь внутри висел портрет Сталина, а снаружи с утра до ночи кричал репродуктор.

Детворе было раздолье: в Волчине открыли клуб и через вечер крутили кино. Денег на билет не было, и мальчишки вырыли подкоп под сцену. Когда гас свет, детвора проныривала в зал.

Еще из предвоенной жизни Нине запомнилось, как к Новому 1941 году они с братом по очереди чуть ли не полдня рубили в лесу огромную елку, а когда приволокли домой, из-за низкого потолка пришлось наполовину укоротить…

В подростковом возрасте для девочки первым предметом в доме становится зеркало. 13-летнюю Нину не могло не огорчать, что из летней одежды у нее был истрепанный сарафан, из которого она давно выросла. В первых числах июня 1941 года  в сельпо выбросили ткань, была страшная давка, но девочку пропустили, и ей достались два отреза, в горошек и в цветочек. Мама договорилась с портнихой, и дней за пять до войны Нина получила два чудесных платья. В будни решила не надевать и очень ждала воскресенья.

А воскресеньем было 22 июня. На рассвете, когда вокруг стало рваться и грохотать, Нина впрыгнула в старый сарафан (а брат в валенки, даром что лето), схватила щеночка и кинулась бежать. В сенях вспомнила о платьях, хотела вернуться, но в соседний дом попал снаряд, раздались жуткие крики, и Нина поспешила на улицу. Там метались деревенские, военные, кто одет, кто в белье, меж людей мешались коровы… Петручики побежали через речку в сторону колонии Гремяче, там знакомые поляки. У Нины на голове белая косынка, немец с самолета все пускал по ней «звездочки». Взрослые заорали: «Сними платок!» Что-то похожее было в 1939-м, та война застала девочку в поле: летит самолет, спускается ниже, ниже, и вокруг Нины что-то светится и свистит. Девочка остановилась, не могла разобрать, игрушки ей летчик бросает или конфеты, а пасший коров дед Матвей схватил ее за руку и уволок под вербу: «Вин жэ в тэбэ стреляе!»

Теперь Нина уже не останавливалась. Это был ад, пушки били шахматным порядком: в центр местечка, левее, правее… Через пару часов все стихло, волчинцы потянулись домой. Кто-то остался без крова, другим повезло. Нина не увидела большого дома их еврея-квартиросдатчика, стоял лишь обугленный остов, а задрипанный флигелек во дворе, что занимали Петручики, уцелел, как уцелели и Нинины платья. Правда, пришлось искать другое жилье, но девочка была счастлива.

Окончание


5097
0


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Часть 4 Т ак скоро разыскать братьев Вася не надеялся: на входе в Заказанку увидел...
1573
Часть 3 В последний вечер, 27 июля 1944-го, оккупанты огрызались из всех орудий. А где-то...
3222
Часть 2 В воскресенье, 23 июля (1944 года), мать предупредили: «Евдокия, не держи...
6234
Часть 1 О тец рассказчика Иван Зыщук дом так и не построил. Все уже подготовил,...
7187
В Польше вспышка кори. Вы привиты?






Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить