14 ноя / 2018
Не родись красивой

Проект "В поисках утраченного времени"

27 марта 2009

Так совпало, что 21 июня 1941 года в большинстве школ советской страны проходили выпускные вечера. Почему из этого ряда выпал наш город, однозначно не объяснить, тем более что до 1939 года в брестских гимназиях традиция бала и встречи рассвета была незыблемой. То ли в руководстве сочли, что в перекроенных классах молодежь еще не успела сдружиться или еще недостаточно перестроилась на советский лад (к слову, в 1940 году более чем двум десяткам брестских школьников впаяли от пяти до восьми лет заключения, это не считая отправленных с семьями в депортацию), а может, причиной была неспокойная обстановка на границе?

Впрочем, девушка со снимка – Галя Городник – ничего не теряла, поскольку, досрочно сдав экзамены, отправилась в Москву в составе небольшой делегации Брестского гортеатра (основная труппа находилась на гастролях в Пинске). Знавший Городника-отца режиссер театра симпатизировал его хорошенькой дочери и убедил родителя отпустить в поездку: пусть Галя примерится к вузам, столицу посмотрит.

О начавшейся войне узнали уже в Москве. Возвращаться некуда, и режиссер не придумал лучшего, чем отправить Галю и еще одну девушку в военкомат: там куда-то определят. Их и определили – на учебу зенитчицами.

На фронте Галя была серьезно ранена, долго лежала в госпитале в Горьком. Осталась там работать, получила специальное медицинское образование, познакомилась с будущим мужем. Покочевали с ним в послевоенной жизни, пока не осели в Тамбове.

Младшая сестра Гали Ирина училась в пятнадцатой школе, размещавшейся в здании бывшей гимназии «Мацеж школьна» на улице Ленина (сюда, к слову, ходили учиться многие дети командиров из крепости). В 1939 году Иру опустили на один класс (а тех, кто учился на польском языке, – на два), и к лету 1941 года она окончила семь классов.

Жили Городники в Шпановичах недалеко от железнодорожного моста. Мост и стоявшую неподалеку водонапорную башню с зимы 1939-го взяли под охрану. Ирина Дмитриевна вспоминает, что человек двадцать пять пограничников, как их называли в деревне (почти наверняка это был личный состав 11-го батальона 60-го железнодорожного полка НКВД; штаб полка размещался на ул. Комсомольской, 30), жили там же, у моста, в трех приспособленных вагонах. За полтора года «пограничники» (ставлю кавычки за отсутствием у меня более точной формулировки: красноармейцы, железнодорожники, энкавэдисты – все не то. – В.С.) перезнакомились со шпановецкой молодежью.

Ира занималась в танцевальной группе на станции Брест-Полесский. На 22 июня готовили концерт, Ира должна была танцевать крыжачок и лявониху. В последний день репетировали допоздна. Руководитель кружка написала домой записки, чтобы родители не всыпали за позднее возвращение, и попросила девочек завить волосы.

От станции – под Кобринским мостом и дальше по рельсам к водонапорной башне – Ира шла пешком. На полпути с девочкой разговорились двое незнакомых парней. Потом, задним числом, Ира вспомнила, что они курили польские папиросы «Мэва», производившиеся по ту сторону границы. Вспомнила и ужаснулась: кого же я тогда к мосту провела?!

В карауле стоял «пограничник» Ваня. На вопрос, кто с ней, Ира ответила: «Знакомые». Провожатые остановились в месте, где хорошо просматривалось расположение: жилые вагоны, вольеры с собаками. Ира долго не задержалась, сказала, пора идти, ей завтра выступать. А ребята неопределенно так заметили: кто знает, будет завтра выступление, не будет…

Ночь была светлая. Ира задержалась у зеркала, накручивая волосы на бумажки. Наконец легла. Едва закрыла глаза, раздались взрывы. Выскочила на улицу – бегут люди, военные и гражданские, кто в сапогах, кто босиком, в сторону кладбища. За кем-то из хозяев мчались их обезумевшие от страха собаки, лошади…

Несколько часов спустя Городники вернулись домой. Отец с Ирой и третьей дочерью – со стороны кладбища, мама умудрилась рвануть в противоположную сторону, через мост, решив, что родные побегут к своякам на Романовские хутора. Самое худое, что пропал 13-летний Саша. Пошли его искать за реку, видели с моста изрешеченные пулями вагоны и вольер с перебитыми собаками. Переворачивали трупы, пытаясь опознать. Родители вытащили из болота двух раненых и передали жившей в Шпановичах медицинской сестре. Та их переодела в гражданское и определила в городскую больницу, что была по другую сторону ул. Московской (в квартале между ул. Кирова и Халтурина), а потом вроде вывела в лес.

Братец Сашка нашелся. Как оказалось, бежал с бойцами по Московскому шоссе почти до Жабинки. Там военные свернули в лес, а подростку велели идти домой: «Куда тебе с нами...»

В полтора предвоенных года через дом от Городников снимала квартиру семья майора, в подчинении которого, как считала Ира, находились охранявшие мост «пограничники». (Известно, что 60-м железнодорожным полком НКВД командовал майор Г. Филиппов.) В конце мая или начале июня 1941-го майор уехал в командировку в Россию и как в воду канул. Жена страшно волновалась, никогда такого не было. Ирина мама посоветовала сходить к гадалке – чернявой такой пожилой женщине здесь же, в Шпановичах. «Как я пойду, жена майора…» – сомневалась она, но «пани Городникова» уговорила.

Гадалка наворотила какой-то чуши: «Твой муж жив и здоров, скоро явится. Но после этого начнется война, и он погибнет у тебя на глазах, а ты с ребенком благополучно доберешься на родину».

Через пару дней майор и вправду вернулся. Жена передала гадалкины слова, а тот истолковал по-своему: панику сеет, враг народа! И гадалку забрали.

…Майор погиб в первые минуты войны. Когда стрельба утихла, Городники помогли жене предать тело земле, а самой посоветовали отправляться с дочкой в свои края, пока кто-нибудь не выдал немцам.

Гадалку немцы из тюрьмы выбросили, и она вернулась домой. «Я знала, что меня посадят, а потом выпустят», – прокомментировала она соседям.

Еще из воспоминаний Ирины Дмитриевны Городник. Когда немцы выпустили из крепости женщин и детей, во двор к Городникам забрела восточница с ребеночком на руках. Совсем потерянная, не знала, куда идти, что делать. Родители ободрили: «Пришла – и хорошо, значит, Бог привел». Мама нагрела воды, грудничка искупали и перепеленали.

Потом мама спросила, есть ли кто знакомый за Брестом? Молодая женщина назвала одну из деревень. С собой ей дали что-то из еды, мыло и кусок материи.

Спустя неделю снова пришла. Спросила, может, что слышно про крепость? Оттуда иногда доносились выстрелы, но ничего больше Городники не знали. Потом еще разок появилась и после этого приходить перестала.


4978
1
Меня это радует (0%)
Мне все равно (0%)
Мне это интересно (100%)
Меня это злит (0%)


Елена
18.06.2015 13:07
ответить ответить с цитатой
Огромное спасибо за Ваш труд. С интересом и удовольствием читаю Ваши статьи с 1993 (если не ошибаюсь) года. Брест открывается с неизвестной стороны и становится еще ближе.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Часть 4 Т ак скоро разыскать братьев Вася не надеялся: на входе в Заказанку увидел...
1573
Часть 3 В последний вечер, 27 июля 1944-го, оккупанты огрызались из всех орудий. А где-то...
3222
Часть 2 В воскресенье, 23 июля (1944 года), мать предупредили: «Евдокия, не держи...
6234
Часть 1 О тец рассказчика Иван Зыщук дом так и не построил. Все уже подготовил,...
7187
В Польше вспышка кори. Вы привиты?






Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить