15 ноя / 2018
Дмитрий Городник

Проект "В поисках утраченного времени"

20 марта 2009

Прошлую главу мы закончили эпизодом первого утра войны с участием Дмитрия Городника, знание которым чешских оборотов речи избавило его от роли подносчика патронов. Откуда житель брестского предместья Шпановичи владел языком Карла Чапека?

Отец нашего героя Емельян Городник был жителем деревни Каменицы-Жировецкой. Первая жена Емельяна рано умерла, оставив мужу трех детей, средним из которых был Дмитрий. Тогда же, в конце XIX века, отец женился повторно, и Бог послал ему в новом браке еще двенадцать детей: десять мальчиков и двух девочек. Супруги словно предвидели столь обширное продолжение рода и пустили капитал, скопленный второй женой за годы работы экономкой в господском имении, на приобретение огромного участка в 80 десятин пахотной земли на Романовских хуторах (ныне поселок Мухавец).

С этого момента жизнь и работа до изнеможения стали синонимами. Доставалось и детям, для них посещение церковно-приходской школы в Каменице-Жировецкой ограничивалось лишь зимним временем. Дима был очень способным учеником, и ведший занятия священник сверх программы снабжал мальчишку разнообразными книгами, развивая в нем страсть к чтению.

Самородку попадала в руки не только церковная литература. Начитавшись романов про интересную, полную приключений жизнь, 14-летний подросток ушел из дому. Как был в лаптях и домотканой одежде, с краюхой хлеба и бутылкой молока, так Дима и отправился в свет, оставив на пастбище доверенных ему коров. Лапти на долгую носку не годятся, и уже к Кобрину беглец подходил босым. Что делать дальше, он не знал, сидел у ручья и плакал.

Человек, тронувший его за плечо, оказался поваром рекрутского полка. Выслушал мальчика и сказал: «Ладно, коль такая история, иди ко мне на кухню помощником, а там будет видно». Посоветовал написать домой отцу, чтобы выслал метрику: «Мы здесь с месяц простоим, а потом будем ехать через всю Россию – глядишь, где и пристроишься». Под диктовку хитрого солдата Дима запечатлел на бумаге раскаяние, а метрика якобы понадобилась для того, чтобы задержавшие его дяденьки удостоверили личность и отпустили домой. Документ подоспел аккурат в срок – когда рекрутскому эшелону пришло время тронуться в путь.

По прибытии в Краснодар полк расформировали, и мальчик остался не у дел. Повар посоветовал ему постучаться в дом побогаче и наняться в услужение. Дима так и поступил. Спросил у вышедшей на стук немолодой экономки, не нужно ли наколоть дров, и попал в цель.

Крепкий деревенский парень за день переколол все дрова и попросился переночевать. Его накормили, расплатились, пустили в сарай. Ночи на Кубани теплые, так пару суток перекантовался, но потом встал вопрос: а домой-то когда? Дима объяснил, что идти ему некуда.

Дом принадлежал немолодому адвокату, имевшему большую практику, а хозяйство вела экономка. Дима выполнял какие-то работы и с неделю не попадался владельцу на глаза. Потом адвокат сам поинтересовался у экономки: как там мальчишка? Решили пустить его спать в кладовку и даже выделили некоторую сумму на одежду.

Когда адвокат еще раз спросил про батрачка, экономка сказала, что мальчишка работящий, вот только палит много свечей. «Чем же он так занимается вечерами?» - «Да читает все подряд».

Встретив Диму во дворе, адвокат полюбопытствовал о прочитанном. И был поражен: мальчишка шпарил близко к тексту, знал страницы почти наизусть. Предложил мальчику написать несколько фраз, а почерк у Димы был исключительный. И адвокат стал давать ему писчую работу. А к осени спросил: «Учиться хочешь?» Дима хотел - и был устроен в гимназию, где занимался на отлично. Он ни на что не отвлекался, ни с кем не дружил, был сосредоточен только на уроках. По окончании гимназии адвокат дал мальчику рекомендацию для продолжения учебы в Киево-Печерской лавре, где духовному уклону Дима предпочел медицинский, каникулы проводил в Краснодаре.

Тем временем адвокат вступил в преклонные годы, и за ним приехали жившие во Франции сыновья – состоятельные люди, заводчики, как называли в России владельцев предприятий. Хотели забрать отца в предместье Парижа, но тот отказался: все родные лежат в краснодарской земле. Адвокат рассказал, что у него есть приемный сын, которому он хотел бы отписать свою недвижимость, с тем чтобы Дмитрий его досмотрел. Сыновья не возражали, и Дима стал наследником.

По окончании учебы в лавре и получении среднего медицинского образования Дмитрий вернулся в Краснодар и поступил фельдшером в воинскую часть. Познакомился со своей будущей женой – барышней из смотрительниц картинной галереи. Названый отец помог справить свадьбу. Родился Митечка.

Дмитрию очень хотелось поехать на родину в брестские края и показать, каким стал. Но попал он на Романовские хутора много позже и совсем не при праздничных обстоятельствах: Россию охватила смута Гражданской войны. Названый отец ехать отказался и потом жил в той самой кладовке, с которой начинал Дмитрий. Адвокат передал мешочек золотых, ставших отправной точкой обустройства семьи в незнакомой стране с чужим языком: в Бресте, на Романовских хуторах и вообще во всем крае западнее Негорелого теперь была Польша.

Семья Дмитрия Городника обосновалась на хуторах у отца. Пробовали работать на земле, но без привычки это был несладкий хлеб. Дмитрия тянуло в медицину. В Бресте он познакомился с молодыми людьми Киммелем и Путырским, отправлявшимися на учебу в Прагу на медицинский факультет университета, и принял решение последовать их примеру. Так в начале 20-х годов Городники стали пражанами.

Дмитрий поступил в университет, подрабатывал на одной из кафедр лаборантом и состоял в эмигрантском офицерском обществе, существовавшем в чешской столице, как тогда говорили, на средства Деникина. В 1923 году родилась Галя, в 1926 – Ира, в 1927 – Саша.

Жили вполне состоятельно, свободно перемещались по Европе и на Романовские хутора приезжали как символы успеха. Павел и Василий последовали примеру старшего брата и сбежали из дома в Германию, где нанялись к бауэру. Дмитрий их потом разыскал, привез в Прагу и устроил учиться (видим всю честную компанию на снимке 1925 года). Павел получил специальность фельдшера и жил потом в Бресте на Граевке, а Василий в Чехословакии завербовался на флот, и больше о нем не слышали.

Свою университетскую учебу Дмитрий не окончил: с хуторов пришло печальное известие о смерти отца, пришлось возвращаться в Польшу и брать на себя хозяйство.

На хуторах сняли домик с «дзялкой» у офицера-легиониста. Арендодатель был примечателен тем, что свою собаку назвал Гитлером – красноречивое свидетельство об отношении поляков к зарождавшейся в Европе новой силе.

Когда пришла пора определять детей на учебу, Городники переехали в Брест. Хозяйство на хуторах вели уже другие братья и сестры, а Дмитрий приезжал помогать. Детей отдал в русскую начальную школу, где утром перед началом занятий дежурный в голос читал «Отче наш», а класс крестился и тихонько вторил.

Городники снимали жилье в Шпановичах, кочевали из дома в дом. Жена стала портнихой. Трудоустроиться Дмитрию мешало вероисповедание, перебивался случайными заработками, в частности фотографировал классы в русской гимназии (большинство групповых гимназических снимков, хранящихся в альбомах брестчан, сделаны его аппаратом). Очень корил себя за то, что уехали из Чехословакии.

Приход первых советов воспитанные на русской культуре Городники приняли хорошо. О былом членстве Дмитрия Емельяновича в обществе пражских белоэмигрантов новые органы, к счастью, не прознали.


4639
0
Меня это радует (0%)
Мне все равно (0%)
Мне это интересно (100%)
Меня это злит (0%)


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Часть 4 Т ак скоро разыскать братьев Вася не надеялся: на входе в Заказанку увидел...
1829
Часть 3 В последний вечер, 27 июля 1944-го, оккупанты огрызались из всех орудий. А где-то...
3289
Часть 2 В воскресенье, 23 июля (1944 года), мать предупредили: «Евдокия, не держи...
6305
Часть 1 О тец рассказчика Иван Зыщук дом так и не построил. Все уже подготовил,...
7257
В Польше вспышка кори. Вы привиты?






Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить