14 ноя / 2018
Первое утро войны

Проект "В поисках утраченного времени"

13 февраля 2009

У каждого жителя предвоенного Бреста было свое 22 июня. Пусть многие и предчувствовали войну, но не хотелось верить, что она разразится завтра или послезавтра. На день, вошедший в учебники истории, строили обычные воскресные планы: молодежь готовилась кто к спортивному празднику, кто к танцам или кино, люди семейные могли что-то сделать по хозяйству или просто отоспаться после введенной «по просьбе трудящихся» обязательной шестидневки.

Житель тянувшегося вдоль Мухавца брестского пригорода Шпановичи (ныне ул. Набережная и продолжающая ее в сторону Тришинского кладбища ул. Шевченко) Владимир Корвин собрался на рыбалку. Перед рассветом поднял сына, оставил на него снасти, а сам пошел к речке спускать на воду лодку. Там услышал первые взрывы и через луг и огород примчался домой.

Через каких-то полчаса по Шпановичам уже бежали бойцы, которым посчастливилось вырваться из каменного мешка крепости. Многие были в исподнем и забегали в хаты, прося что-нибудь накинуть, другие не тратили драгоценных секунд и торопились уйти подальше от Бреста. В двух десятках километров от областного центра по Каменецкому направлению раздавала ретировавшимся красноармейцам старую мужнину одежду Анна Дмитрук, жительница деревни Лешанки под Турной. А вовсе под Кобрином, в деревне Кадильнице (ныне Петьки), помогал военным Василий Николаюк по прозвищу Кировник.

Сын Николаюка, тоже Василий, в то время 12-летний мальчишка, в подробностях помнит трагические утро: часов в десять через Кадильницу шли три измученных политрука.

«Соседи попрятались, – вспоминает Василий Васильевич, – а отец, старый красногвардеец, вышел и привел политруков в дом. Они были без фуражек и портупей. Меня, мальчишку, интересовало оружие, но ни автоматов, ни пистолетов я у них не увидел. Комиссары оставили красивый кожаный планшет (его у отца потом отобрали полицаи), взамен взяли тряпичную сумку и переложили в нее свои бумаги. Наскоро перекусили, отец научил, по какой дороге лучше обойти Кобрин, дал в дорогу хлеб, кусок сала, два кольца «пальцем пханой» колбасы и копченую лопатку. Бабушка потом упрекала, что о детях не подумал, нечего было дать нам на пастбище. Еще отец отжалел комиссарам одежду, а те оставили шинели (даром что лето) и гимнастерки. Сапог менять не стали. Зачем-то забрали и свои синие галифе, хотя брюки надели отцовские. Когда следующей весной отца увозили на работы в Германию (первые вывозы совершались по вербовке, велась большая агитация, а у нас так сложились обстоятельства), в доме не оказалось приличных штанов, и их наскоро справил из домашнего сукна портной Тимоша из деревни Патрики».

До появления немцев Вася со старшим братом на чердаке по заданию матери снимали с петлиц «шпалы» и «кубари» (два политрука носили подполковничьи «шпалы», а третий, самый молодой, – лейтенантские «кубики») и отпарывали с рукавов галуны. Гимнастерки потом перекрасили в черный цвет, но носить отец не рискнул: споротые места сохранили оттенок по форме комиссарских галунов, а на груди предательски зияли дырки от орденов… Подштопали и отдали старому Ивану Грицуку, а шинели мать распорола и перешила на теплые вещи.

Списчик вагонов станции Брест-Полесский Сильвестр Чеберкус, живший на улице Журавлиной, окончательно уверился, что это не сполохи зарницы, только когда снаряды со свистом полетели над домами в направлении Третьего форта (теперь на месте форта стоит электромеханический завод). Стал торопить домочадцев присоединиться к бегущим. Во дворе их остановил сосед Чечко, инвалид Первой мировой. «Куда, Сильвестр, летишь!?» – «Так война!» – «Дурню! Загони своих в погреб, чтоб не посекло, и сам туда полезай. Переждете, а там видно будет…»

Так и сделали. А когда стихло, сыновья Коля с Васей улизнули к Московскому шоссе смотреть немцев…
Много гражданского населения вперемешку с военными уходило по Каменецкому шоссе. Немецкие летчики пикировали на толпу и били из пулеметов. Так погиб 18-летний Василий Зарецкий из деревни Плянты Каменецкого района, приехавший в Брест работать и живший на ул. Широкой (ныне бульвар Космонавтов) на квартире у Кирилла Шийко.

По Шпановичам уже в часов восемь утра тарахтели немецкие мотоциклы. Начался обход домов - делалось это, как можно было судить, по спискам или по чьей-то наводке. Забрали семью капитана, поселившегося в 1940 году. В другом доме – молодого квартиранта, снимавшего комнату с беременной женой. (Перед войной женщины, собираясь за ягодами в лес, напоминали ей: «Бери корзину, а то еще родишь по дороге!» – белая такая плетенка была. Но обошлось, родила дочку в срок, уже при немцах.) Люди говорили, что постояльца немцы изъяли, похоже, по ошибке – вместо домовладельца, у которого молодая семья квартировала и которого шпановичские недолюбливали: советы поставили его директором нефтебазы. Пока ходил в начальниках, ни с кем в деревне не хотел знаться, а теперь, когда клюнул петух, вдруг опять вспомнил соседей. Но оккупацию пережил, люди не выдали.

Не повезло младшей из трех сестер Бобровых - Вере. На момент начала войны шпановичская девушка работала медсестрой в военном госпитале в крепости, в ночь на 22 июня была на дежурстве. Ее контузило и оторвало пальцы на ноге. В шоке невероятным образом преодолела несколько километров, а на углу ул. Кирова ее подобрали соседи и доволокли домой.

Во дворе на Красногвардейской, 19, снаряд угодил в колодец (его восстановили только в середине 50-х, а до той поры стоял заколоченным, жильцы ходили за водой в дом напротив). Другой снаряд разорвался метрах в сорока, опрокинув сарай так, что крыша стала стеной, а стена – крышей. К сараю была привязана собака – бедолага повисла на короткой цепи с передавленным горлом.

Взрывом убило чету стариков и гостившего у них взрослого сына (он пару лет как уехал в Россию и продвинулся там по партийной линии). Похоронили в огороде, там потом долго стояли три креста.


5470
0
Меня это радует (0%)
Мне все равно (0%)
Мне это интересно (100%)
Меня это злит (0%)


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Часть 4 Т ак скоро разыскать братьев Вася не надеялся: на входе в Заказанку увидел...
1573
Часть 3 В последний вечер, 27 июля 1944-го, оккупанты огрызались из всех орудий. А где-то...
3222
Часть 2 В воскресенье, 23 июля (1944 года), мать предупредили: «Евдокия, не держи...
6234
Часть 1 О тец рассказчика Иван Зыщук дом так и не построил. Все уже подготовил,...
7187
В Польше вспышка кори. Вы привиты?






Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить