14 ноя / 2018
Брестское гетто. Часть 14. Свидетель

Проект "В поисках утраченного времени"

29 августа 2014

Часть 1  Часть 2  Часть 3  Часть 4  Часть 5  Часть 6  Часть 7  Часть 8  Часть 9  Часть 10  Часть 11   Часть 12   Часть 13

Евгений Владимирович Сашко, в 1941-м восьмилетний мальчик, в оккупацию жил на улице Круткой (ныне Островского), 10, – рядом с местной полицией, размещавшейся в двенадцатом доме.

Вообще Сашко были с Волынки, но снаряд, упавший во двор в первое утро войны, взорвал разом всю их жизнь. Все произошло так скоротечно, что Женька какое-то время ходил как в бреду, не вполне понимая, явь ли это. Еще в субботу, 21 июня, они с братом ходили на выгон копать отцу червей для рыбалки, а теперь  отца больше не было. Сгорели дом и сарай, и они вчетвером – мать и трое детей – ютились на пепелище. Знакомые подсказали, что освободилась комнатка в центре города, и Сашко переехали на Круткую – в двухэтажный кирпичный дом с крыльцом на улицу.

Соседями по площадке были поляки Анджеевские, после войны они уедут в Польшу, на втором этаже их подъезда – тетя Маруся и тетя Люба. Рядом с дверью Сашко – спуск в общий подвал, здесь соседка-иудейка прятала мужа. В начале оккупации еврейских женщин и детей еще не трогали, но разыскивали мужчин дееспособного возраста.

Чуть отвлекусь на другую историю в тему. Еще один Женя – покойный Евгений Николаевич Летун – проживал на улице Мостовой, где родители снимали квартиру у пана Пшебыльского. Здесь же квартировала смешанная семья – ассимилированная немка и старый польский кавалерист, очень чтивший свое уланское прошлое. Он трепетно хранил на чердаке свою потускневшую от времени амуницию, а шустрый Женька туда, бывало, проникал и стаскивал кое-что для своих детских проказ. Однажды он дефилировал перед сверстниками, прикрепив к сапогам соседовы шпоры, и надо такому случиться – попал на владельца. Сосед посмотрел подозрительно и не предвещавшим добра шагом направился в дом, но Женька взлетел на чердак с другой стороны и успел-таки положить на место.

Но это все присказка. На второй или третий день войны немцы стали прочесывать их Мостовую (как, наверное, и дома других улиц), изымая мужчин и юношей еврейской национальности. Они врывались в квартиры и вели себя совершенно бесцеремонно. В доме Летунов первой шла дверь квартирантов, в которую немцы грубо забарабанили – и попали под длинную негодующую тираду соседки на чистом немецком языке. Было здесь что-то про культуру, и нацию, и честь мундира – Летуны вжались в стенку за своей дверью, но развязка была невероятной. Старший наряда приложил руку к козырьку, и в дальнейшем их дом не беспокоили.

А еврейских юношей, арестованных по соседям, увели, и их никто больше никогда не видел.

Но вернемся на улицу Круткую. Между домами № 10 и 12 были деревянные ворота и арка, служившая проходом во двор 12-го дома, в котором размещалось управление местной полиции, а правее от входа (в наше время – здание управления по гражданству и миграции) 15 октября 1942 года на первом этаже поселили прибывшую расстрельную команду. В одноэтажном строении во дворе была приспособлена камера типа изолятора временного содержания; после разгрома гетто она стала служить накопителем для последних пойманных евреев.

По другой стороне улицы, на Круткой, 3, располагалось еще одно подразделение полиции из коллаборационистов, сотрудники которого ходили в штатском; в народе их называли «тайняками» на прежний польский манер.

В здании на углу Круткой и Домбровского (Островского и Советской), известном брестчанам как магазин «Рубин», размещалась военная жандармерия. Жандармы патрулировали город, навесив на себя цепочки с овальными металлическими горжетами Feldgendarmerie. За эти надетые на шею металлические бляхи военные полицейские получили в Германии прозвище Kettenhunde – цепные псы.

В памяти мальчика также отложилось, что на Домбровского рядом с аптекой Гринберга жил поляк Свинярски, имевший четырех сыновей и двух дочерей. Он был старшим в кузнице, куда гоняли на работу евреев.

А через квартал, на 22-июня-штрассе, 44 (угол нынешних Машерова и 17 Сентября) немцы устроили не то гостиничку, не то дом отдыха, а может, просто перевалочный пункт для пилотов люфтваффе. Женя видел, как с вокзала по одному или группами шли немцы в особой летчицкой форме. На другом углу (где в советское время открыли магазин «Изумруд» и надстроили дом еще двумя этажами) квартировало подразделение ТОДТа – немецкого «стройбата», солдаты которого носили желто-оливковую форму.

События октября 1942 года протекали фактически на глазах девятилетнего Жени Сашко:

«Немцы, типа зондеркоманды, приехали поздно вечером накануне уничтожения гетто. Заняли техникой всю улочку и велели женщинам помочь приготовить еду. А на рассвете двинулись в гетто.

Евреев гнали по Московской в сторону крепости и там грузили в вагоны. Потом, когда их оставалось меньше, собирали в накопитель во дворе полиции, по Островского выводили на 17-го Сентября и дальше куда-то на Московскую. А последних через Советскую вели в арку между 102-м и 104-м домами, дальше дворами на Куйбышева, раздевали в деревянном домике...

Мы с мальчишками потом видели три огромные свежезакопанные могилы. Рядом красный деревянный домик (примерно посередине теперешней девятиэтажки на Карбышева, 90, за магазином «Кооператор». – В.С.). Двери были открыты, мы заглянули – одежда набросана почти до потолка. Спустя какое-то время немцы разрешили занимать дома бывшего гетто. В красном домике тоже стали жить люди.

В соседнем с полицией доме на первом этаже оставили квартировать часть немцев, участвовавших в уничтожении гетто. Один из них сошелся с местной женщиной, и я случайно подслушал, как она его укоряла, что там были дети, а он оправдывался, что детей не расстреливал».

Владимир Губенко попытался запечатлеть эпизод, очевидцем которого был его одноклассник Миша Корза. Шла зачистка кварталов уже опустошенного гетто. На Брейтештрассе, ныне бульвар Космонавтов, близ перекрестка с Гоголя, полицай вел вытащенных из укрытия евреев. Шедший навстречу военнослужащий – может, случайный, а может, начальник – приказал расстрелять их на месте, но полицейский не смог. Тогда немец вырвал винтовку, саданул слабака прикладом и отправил несчастных к праотцам.

Продолжение


2625
0


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Часть 4 Т ак скоро разыскать братьев Вася не надеялся: на входе в Заказанку увидел...
1573
Часть 3 В последний вечер, 27 июля 1944-го, оккупанты огрызались из всех орудий. А где-то...
3222
Часть 2 В воскресенье, 23 июля (1944 года), мать предупредили: «Евдокия, не держи...
6234
Часть 1 О тец рассказчика Иван Зыщук дом так и не построил. Все уже подготовил,...
7187
В Польше вспышка кори. Вы привиты?






Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить