09 дек / 2018
Блюменштрассе и прочие улицы Бреста

Проект "В поисках утраченного времени"

24 декабря 2010

Пьянящий воздух свободы сыграл злую шутку с профессором Плейшнером, но бернскую Блюменштрассе сделал самой известной улицей в СССР. Дас ист фантастиш: в Бресте тоже была Блюменштрассе! Летом 1941 года оккупационная власть переименовала ул. Энгельса (при Польше – Воевудска) в Blumenstraße (Цветочная улица).

Переименованию подверглось большинство улиц, к чему жителям города было не привыкать. Только на их веку такое произошло как минимум дважды: в 1920-е годы свою топонимику ввели поляки, а потом кардинально переписали советы. Таким образом, немцы были в этом вопросе не первыми и не вторыми. Что до населения – для него в нахлынувшей массе забот смена шильд стала вообще делом шестнадцатым: в местном обиходе улица Домбровского так ею и оставалась, тогда как для приехавших в 1939 году восточников привычнее звучало «Советская», и только новые хозяева жизни увязывали прежнюю нумерацию домов со свежеиспеченным «Генеральштрассе» – улицей Генеральской. Неудивительно, что в документах оккупационного периода царит полная каша: в бесчисленных списках (переписи – общая и по категориям, состав семей работающих, продуктовые карточки и т. д. и т. п.) адреса перемешаны на все лады – как было сподручнее письмоводителю. И лишь в бумагах немецких учреждений (не путать с управой – жестко подконтрольным, но все же органом городского самоуправления) присутствует строгое соответствие узаконенной на тот момент топонимике.

На фоне аналогичных актов 1920-х и 1940-го годов характер немецких переименований несколько необычен. Ни одна из улиц не была названа в честь какого бы то ни было деятеля – за исключением того, что нынешняя Ленина непродолжительное время носила имя Адольфа Гитлера, но скоро была переписана на Дойчештрассе – Немецкую. Это разительно отличалось от принятого как при Польше (Батория, Пилсудского, Листовского, Домбровского, Стецкевича, Перацкого, Килинского, Траугутта, Бема, Нарутовича, Пулавского, Крашевского, Сенкевича, Вигуры, Жвирки…), так и при первых cоветах (Ленина, Маркса, Дзержинского, Свердлова, Буденного, Орджоникидзе, Менжинского, Куйбышева, Урицкого, Воровского, Войкова, Стаханова, Леваневского, писателей и поэтов Толстого, Гоголя, Чехова, Лермонтова, Тургенева, Горького, Короленко, Шевченко, Маяковского, Шолохова…).

Две улицы немцы назвали в честь недавних военных событий: Московская стала 22 Junistraße (ул. 22-го Июня) [напомним, «за польских часув» имелись улицы 3-го Мая, 9-го Лютэго, 11-го Листопада, а при cоветах – 17-го Сентября, 1-го Мая и 11-го Июля, где последняя дата – День освобождения Минска от «белополяков»], а Пушкинская до переезда – 45 Divisionstraße (ул. 45-й дивизии). Прочие названия выраженной идеологической окраски не имели.

Улица К. Маркса стала Липовой (Lindenstraße), Гоголя – Центральным проспектом (Mittelallee), Горького – Мостовой (Brückenstraße). Недавно названной улице Ленина (ныне бульвар Космонавтов) вернули привычное для тогдашних брестчан название «Широкая», правда, в немецком написании (Breitestraße).

Помимо ул. Генеральской, в которую переименовали Советскую, в центре города появилась Маршалплац (Marschalplatz) – до этого площадь Свободы, как называется и сегодня.

По принципу главного объекта нарекли улицы Театральную (Theatherstraße, нынешняя Буденного), Вокзальную (Bahnhofstraße, ныне Комсомольская), Стадионную (Stadionstraße – часть ул. Гоголя вниз к стадиону), Кладбищенскую (Friedhofstraße, теперешняя Пушкинская за переездом), Полицейскую (Polizeistraße, ныне Маяковского), Комендантскую (Kommendantstraße, теперь Леваневского), Мельничную (Mühlenstraße, ныне Менжинского), Детский сад (Kindergarten, теперь сквер Иконникова), Церковный переулок (Kirchengasse, ныне Белова), Почтовый переулок (Postgasse, теперь Свердлова).

Московская за Кобринским мостом стала улицей Пинской (Pinskerstraße), а другая ее оконечность, от теперешней Ленина в сторону крепости, – Терепольской (Terespolstraße).

Часть наименований явились производными от былой топонимики царского и польского Бреста. Так, нынешняя Карбышева превратилась в Королевскую (Königstraße) не в последнюю очередь потому, что при Польше носила имя Стефана Батория. Красногвардейская, до 1939 года имевшая весьма близкое название «Легиёнув» (причиной – казармы Северного городка), при немцах стала Военной (Militärstraße). Улица Дзержинского, всего полтора года проносив имя обладателя холодной головы и горячего сердца, опять стала Кривой, или Кшивой (Krummestraße), Железнодорожная – Колеёвой (Kolejowastraße), Либкнехта – Едносци, т.е. Единства (Jednoscstraße).

Фактически прежние названия сохранили ул. Набережная (Uferstraße), Зеленая (Sielonastraße), Мясной переулок (Fleischgasse).

Наконец, ул. Крупской стала Песчаной (Sandstraße), Клары Цеткин – Солнечной (Sonnenstraße), Коммунистическая – Новой (Neuestraße).

Улица Мицкевича, на которой запечатлен немецкий солдат, в найденном мной документе именована Bollwerkallee, но мне все же кажется, что нанятую машинистку школьное знание немецкого подвело и главным словом было не Bollwerk (бастион), а Boulevard (бульвар).


10215
0


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Возможность добавления комментариев временно отключена. Приносим извинения за неудобства.
Б рест доживал под немцем последние дни, когда Антон Максимович велел собираться:...
266
Часть 6 П омалу притерлось. Зыщукам отдали пустовавший домик в старых Прилуках, а...
1872
Часть 5 Ч ерез Прилуки фронт прокатился быстро. Колонны шагали походным маршем,...
2019
Часть 4 Т ак скоро разыскать братьев Вася не надеялся: на входе в Заказанку увидел...
2961
Как часто в этом году вы выезжали на закупки в Польшу?








Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить