15 ноя / 2018
История Лены Золотаревой

Проект "В поисках утраченного времени"

23 июля 2010

Начало

В ноябре 1943 года умерла бабушка, и 15-летняя Лена вдруг осталась одна на всем свете.

Что делать, где и как хоронить? Денег у нее не было, опыта тем более, и люди посоветовали пойти к русскому батюшке в Свято-Николаевскую церковь. Отец Митрофан Зноско – красивый молодой священник с черной бородкой и голубыми глазами, – выслушав ее беду, сказал: «Не волнуйся, деточка, я все сделаю». И действительно, пришли люди и все взяли на себя. Бабушку положили в гроб и на телеге отвезли на Тришинское кладбище. Могила уже была вырыта. Все прошло как-то быстро, девочка даже не успела до конца осознать и, лишь вернувшись домой, почувствовала пустоту этого огромного мира. Возможность поделиться бедой или радостью, поплакать, уткнувшись в родные колени, просто услышать «спокойной ночи» – обыденные вещи оказались бесценны, стоило только их потерять…

Антонине Денисовне Радионовой (на снимке) не было и пятидесяти пяти – сегодня дочери Елены Михайловны больше, чем тогда бабушке, казавшейся ребенку такой старой… Оставшись одна, Лена поняла, каким бабушка была ангелом-хранителем и сколько тылов закрывала. Антонина Денисовна умела все, а чего не умела – научилась, бралась за любую работу: чинила чулки, клеила галоши, клала печки… Очередная печь ее и подвела. Бабушка никогда не болела, а тут пришлось работать с холодным раствором – простудилась, слегла и больше не встала.

Шестое чувство подсказывало Лене, что надо чем-то заняться, заглушить беду делом, иначе она сойдет с ума. Стала искать выход на партизан, и в конце концов кто-то указал ей на «советку», жившую в одном с ней дворе на К. Маркса. Женщина стала расспрашивать Лену, девочка ничего не таила и только твердила через слово, что ей надо к партизанам. Во время разговора в квартире сидели двое каких-то мужчин. Лене поверили, но порешили на том, что она еще маленькая и больше пригодится в городе, а чтобы попасть в партизаны, надо совершить что-нибудь героическое.

С той поры девочка изредка получала задание приобрести в аптеке лекарства – помногу брать одному человеку было опасно, и покупки дробились. Потом Лену свели с девушкой, работавшей на кассе в овощном магазине на Советской. От нее Лена получала листовки и раздавала знакомым. Однажды пришла, а вокруг магазина оцепление. Слышала от людей, что у одной из девушек, которая, по-видимому, так же, как Лена, приходила сюда, якобы была любовь с полицаем. В неподходящий момент несколько листовок выпали у нее из-за пазухи, после чего парень сдал ее гестапо. На допросах она не выдержала, и пошли аресты.

На какое-то время Лена устроилась официанткой в «Зольдатенхейм» («солдатский дом»), открытый в здании нынешнего управления Нацбанка. Здесь кормились в основном немцы, но были также мадьяры в форме горчичного цвета, итальянцы в галифе, ботинках с обмотками, на голове – круглые, как кастрюли, уборы с кисточкой на шнурке.

Во двор приводили на работы советских военнопленных. Лена таскала для них с кухни еду, благо не попалась, за воровство немцы очень наказывали.

Потом еще много где пристраивалась. Она многие умения переняла у бабушки – делала шляпы, поднимала петли на чулках… После того как Лену и семью Бэлы выселили с К. Маркса и они переместились на Буденного, 23, напротив сквера, Лена нашла место с кормежкой – была на подхвате на кухне при команде дорожных рабочих.

Отсюда ее взял в домашнюю прислугу старший немецкий офицер: велел повару выстроить работниц и выбрал из всех Лену. Девочка помогала по хозяйству его фрау, была ее руками, но, когда предстояло отрубить голову курице, просила чужого денщика Курта, жившего этажом выше. Имелась у Лены и секретная миссия – передавать записки другому офицеру от фрау. Провела при немке несколько месяцев и все это время вынашивала мечту украсть пистолет, с которым ее не смогут не взять в партизаны.

Когда немцы готовились к отъезду, фрау предложила девочке отправиться с ними в рейх. Лена мягко уклонилась и услышала, что все русские – свиньи.

После смерти бабушки Лена стала ходить в церковь отца Митрофана. Обрядов она не знала и служб до этого не посещала, а в крепости, карабкаясь с девочками по грудам битого кирпича внутри некогда гарнизонного храма, превращенного перед войной в красноармейский клуб, видела в нем всего лишь разрушенное здание. Теперь она вслушивалась в молитвы или приходила вне обедни просто постоять в тишине.

С Бэлой они по-прежнему были не разлей вода, но свой кусок хлеба добывали порознь. С бабушкиной смертью и переездом главенство перешло к семье подруги, и уже Лена была при них. Бэла играла на аккордеоне в немецком ресторане на углу Пушкинской и Советской, а ее мама работала в солдатской прачечной. Обе были в курсе Лениных партизанских грез, и мама иногда подменяла рубашки, носки, кальсоны на старье и приносила Лене, чтобы та передала по своим каналам. Сложное, запутанное время оставляло мало альтернативы ходовому принципу «нашим и вашим».

От июля 1944-го в памяти остался запах липы. Брест каждую ночь бомбили, и Лена с Бэлой, устав бегать в вырытый в сквере окоп (рядом был еще один, для немцев), с вечера уходили в крепость. Они лежали на траве под развесистой липой и наблюдали оттуда зависшие над городом осветительные «фонари» и разрывы, похожие на фейерверк. Вслух мечтали о скором времени, когда кончится война и они будут всем-всем рассказывать, сколько разного пережили в годы оккупации.

А после освобождения оказалось: тссс, об этом молчок…


4078
0


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Часть 4 Т ак скоро разыскать братьев Вася не надеялся: на входе в Заказанку увидел...
1829
Часть 3 В последний вечер, 27 июля 1944-го, оккупанты огрызались из всех орудий. А где-то...
3289
Часть 2 В воскресенье, 23 июля (1944 года), мать предупредили: «Евдокия, не держи...
6305
Часть 1 О тец рассказчика Иван Зыщук дом так и не построил. Все уже подготовил,...
7257
В Польше вспышка кори. Вы привиты?






Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить