30 окт / 2020

Мастера старинных ремесел на Брестчине

Проект "Вечерка в регионе"

01 мая 2013

В Праздник труда – Первомай – мы рассказываем о людях, которые сумели освоить секреты исконно народных промыслов. Много ли в наше время вы встретите печников, бондарей, людей, которые могут плести из лозы или работать с деревом? Причем на вполне профессиональном уровне, о чем свидетельствует спрос на их отличные изделия и услуги. Итак, знакомьтесь: современные мастера старинных ремесел.

Бондарь в погонах

Чего только не увидишь в этой небольшой мастерской четыре на четыре метра на ул. Шоссейной в Оранчицах! Тут тебе бочки и бочечки (от 3 до 30 литров), с краниками – те, что для вина – и без них. Складные стулья для дачи, а если повезет – то и кресла-качалки. И еще разная банная утварь, шезлонги и санки. А разместилась мастерская в коттедже, строительство которого недавно завершил бывший военный, подполковник запаса Александр Голубев. Много поколесил он с женой во время службы: Ленинград, Москва, Грузия, Забайкалье. Завершил карьеру в деревне Слобудка Пружанского района в должности заместителя командира артиллерийского полка.

А «карьера» бондаря тогда только начиналась. И начиналась она… со строительства дома. «На стройке всегда много отходов, – рассказывает хозяин мастерской, он же известный на Пружанщине ремесленник. – Жалко было выбрасывать все эти пеньки и палочки. Да и люди просили: сделай цветочницу или эксклюзивную полочку. Так постепенно и пристрастился. Начал изучать литературу по этой тематике, расспрашивать опытных людей, побывал даже в Ивановском районе, который славится свой школой бондарства».

Сложнее всего было смастерить хорошую бочку. К ней особый подход нужен. «Чтобы сделать бочку, – рассказывает мастер, – прежде всего надо подобрать подходящую чурку: из осины, ясеня или дуба. Расколоть ее так, чтобы деревянные волокна шли в длину, а не поперек. Не удалось избежать и ошибок. Сделал как-то бочку, а она протекает. И интересно еще, что вода течет не через стыки клепок, а через само дерево».

Он и теперь продолжает учиться у старых мастеров. Знакомые часто просят его отремонтировать старую бочку. Возвращая ее к жизни, Александр как будто общается с человеком, смастерившим ее много лет тому назад, «прочитывает» его секреты.

Неожиданно обретенное мастерство наполняет новым содержанием и общение с коллегами. В окрестностях Пружан много бывших военных, и не он один обладает деловой хваткой и умелыми руками. Есть у него старинный приятель в Кобрине. Трудно поверить, но он делает до 3 тысяч литров домашнего вина из винограда и других ягод и раздает по друзьям и знакомым. Привозит и в Оранчицы угощенье. «Это, говорит, вино из твоих бочек».

Хороша бочка также для квашения капусты, для засолки сала и соления грибов (что может быть вкуснее соленых груздей, которыми наши леса богаты?).

«Сейчас у нас стали появляться котельные, сжигающие древесные отходы, – говорит Александр. – У меня сердце кровью обливается, когда вижу, как дуб в топку отправляют. Из него столько замечательных вещей можно смастерить!»

Но что-то немного пока конкурентов у Голубева. Когда отдел культуры приглашает его поучаствовать в очередной ярмарке, он там, можно сказать, одиночка. Впрочем, мастер вполне искренне говорит, что конкуренции он не боится: бизнес не очень прибыльный, а для него доход сам по себе не так важен. Главное, что людям нравится.

Печник Божьей милостью

Самый лучший печник в Малоритском районе – 78-летний настоятель Свято-Рождество-Богородичной, или Пречистенской, церкви в деревне Доропеевичи отец Иоанн. Как минимум три десятка печей сложил он, и в течение 30 лет ни одной пока не потребовался ремонт. Служба в храме только помогает разгадывать секреты печного мастерства. Видимо, помогает Сам Всевышний.

Уж так повелось, что священник, а в обычной жизни Иван Степанович Заруба все, на что ни посмотрит, может сделать собственными руками. Началось еще в юности, когда пас коров в родной деревне Бельск Кобринского района. Купить инструмент было негде, так он сам выковывал его в сельской кузнице. Может, поэтому самостоятельно освоил так много рабочих специальностей. Он и токарь, и столяр, и плотник, и кровельщик, и электросварщик, если понадобится.

А уж когда пришло время детей поднимать на ноги – сам Бог велел мастерить. Тогда и начал складывать печи. Наскоком не брался, сначала штудировал литературу. С годами процесс был отработан до автоматизма.

– А есть секреты? – интересуюсь.

– Секретов никаких нет, – улыбается Иван Степанович. – Старался всегда делать так, чтобы после меня человек уже не мусорил в хате, ничего не переделывал. Огнеупорный кирпич, обязательно – стальные перекрытия. И вот за 30 лет, слава Богу, ни одной печке не потребовался ремонт. Вот этому я очень рад!

О жизненной энергии священника говорит и то, что вот уже два десятка лет он добирается в Доропеевичи в церковь за 10 километров и не ропщет.

– Строить новый дом уже поздновато, а так бы начал! – говорит и словно молодеет на глазах собеседник. – Эх, сбросить бы мне десяток лет! Руки-то все помнят!

В эти дни отец Иоанн готовится к Пасхе. Вся неделя расписана у него по минутам. Несколько дней объезжал болящих по деревням, исповедовал их. Сельчане, глядя на него, говорят: Бог не ровно делит, одному дает все, другому – ничего. Но Иван Степанович уверен: мастерство не приходит само по себе. Нередко нужда заставляла работать, а главное, конечно, живой интерес подстегивал. Недаром в его доме все сделано собственными руками. И в помощи он старался никому не отказывать. Может, в этом секрет и его долголетия, и жизненной силы?


Hand-made от бабы Ани

Эти деревни на краю Беловежской пущи знамениты своими подвойными «дыванами». «Такие умеют ткать только в двух районах Беларуси – в Гудевичах Гродненской области и у нас», – с гордостью говорит художественный руководитель Подбельского сельского клуба Мария Кравчинская. «У нас» – это деревня Подбела и близкие к ней Пашуки, Чернаки и Хомутины. Именно здесь живут мастерицы, владеющие традиционной технологией ткачества двухосновных покрывал. У этих покрывал обе стороны лицевые. С одной, например, зеленое поле с бордовыми цветами, а с обратной наоборот – поле бордовое, а цветы – зеленые…

Два года назад постановлением Совета министров Республики Беларусь подбельским «дыванам» были присвоены статус и категория нематериальной ценности, включенной в Государственный список историко-культурного наследия. Такой же ценностью впору объявлять и самих ткачих. Тех, кто владеет этой технологией, по пальцам пересчитать можно. В Подбельском клубе работает кружок, где старые мастерицы учат премудростям подвойного ткачества молодую поросль, только редко кому из молодежи это интересно. «Они говорят, что такие покрывала уже не модные. Но вы посмотрите, какие они теплые, уютные, красивые… Не то что покупные, без души сделанные», – переживает 78-летняя Анна Петровна Дмитрук. У бабушки Ани трое детей, пятеро внуков и один правнук. Живут они в городе, к ней в деревню приезжают почти каждые выходные, и лишь одно ее огорчает: ну не хотят они забирать вытканные ею «дываны» в свои городские квартиры!

Сама Анна Петровна освоила технику двухосновного ткачества лет так 45 назад. То есть ткать льняное полотно и половики умела и раньше, как и все женщины в Подбеле, но вот подвойные «дываны» в их семье не ткали. Говорит, работа эта очень сложная и кропотливая, на изготовление одного «дывана» как минимум месяц уходит, а у ее матери, одной поднимавшей восьмерых детей, и других забот был полон рот. Сама Аннушка, когда в деревне организовали колхоз, чтобы помочь семье, пошла учиться на курсы механизаторов в Бресте и потом целых три года работала на тракторе «Беларусь». За первое лето заработала 1,2 тонны зерна – для их большой семьи просто немыслимое подспорье. Правда, когда вышла замуж за своего Николая, тот настоял, чтобы трактор она оставила – мол, не женское это дело. Поэтому Анна Петровна стала полеводом, а позже перешла дояркой на ферму. Зимой в деревне работы не очень много, вот она и стала брать уроки подвойного ткачества у Надежды Емельяновны Гречаник, которая слыла первой мастерицей на всю округу. «Долго не получалось, – вспоминает Анна Петровна. – А однажды собираюсь уже на работу, а сама мысленно на станке ткацком узор накладываю. И вдруг как щелкнуло что-то в голове. Вот, думаю, как это надо делать…»

Сколько с тех пор бабушка Аня выткала «дыванов», сама не может припомнить. Одарила ими чуть ли не всех родственников и знакомых, проявлявших к «дыванам» интерес. Это уже потом, когда ее с другими мастерицами стали приглашать на разные выставки народных промыслов, Анна Петровна узнала, что домотканое двухосновное покрывало имеет свою цену. «Один поляк на выставке у меня за 200 долларов “дывана” купил», – гордится Анна Петровна. В Польше, к слову, техника подвойного ткачества распространена довольно широко, но ручная работа ценится там много выше, так что покупатель явно не прогадал…

А «дываны» и правда красивущие. Особенно вот этот, в белом и сиреневом цветах. Очень необычная цветовая гамма. Как правило, здешние рукодельницы предпочитают сочетания красного с черным, а зеленого – с разного оттенка коричневым. «У каждой ткачихи свои предпочтения, а в каждой местности – свои узоры, – поясняет Мария Ивановна Кравчинская. – Вот обратите внимание: у нас на узорах все цветы, колоски да солнышки… А в Гудевичах – там больше петушки да козочки, как у поляков…»


Свой последний «дыван» бабушка Аня соткала лет пять назад. После этого станок разобрала и из дома вынесла. Говорит, силы уже не те на нем работать, да и сердечко стало беспокоить. Два года назад ушел из жизни ее ненаглядный Николай Антонович, с которым они прожили 52 года, и Анна Петровна совсем было закручинилась. Но потом твердо решила, что сидеть без дела не будет. Теперь долгие зимние вечера она коротает за плетением ковриков из тряпичных полосок. Коврики получаются яркими и веселыми, и ступать по ним одно удовольствие. Ее дом вообще настоящая сокровищница для поклонниц стиля hand-made. Домотканые половики на полу, гора вышитых подушек на кроватях, застеленных ткаными покрывалами, вышитые рушники на иконах и скатерть на столе в «гостевой» комнате, вязаные салфетки на комоде и на тумбочках… «Руки трудиться привыкли, им скучно без работы», – поясняет бабушка Аня. Связанные ею коврики нравятся представительницам здешнего цыганского племени. Одна из них даже заплатила Анне Петровне за такой коврик 100 тысяч рублей. «Я ей говорю: давай научу тебя вязать, это же несложно. Нет, не хочет», – смеется Анна Петровна…

На что горбыль сгодится?

С этим вопросом лучше обратиться к человеку сведущему, который восемь лет имеет дело с тем самым горбылем, можно сказать, на профессиональном уровне. По словам кобринчанина Льва Галкина, если горбыль ольховый, то мебель будет служить долго и верно.

Вообще-то местным он стал в далеком уже 1983-м. Сам родом из Владимирской области России, из Мурома. А супруга – белоруска. «Наверное, ваша профессия имеет какое-то отношение к дереву», – уточняю у мастера.

 Лев Васильевич с улыбкой поясняет: «Нет, я слесарь-ремонтник, всю жизнь с металлом работал. А дерево… Жизнь заставила, вот и научился». Причем постигал без учителей и пособий. Сам до всего дошел, путем проб и ошибок. Поначалу вырезал детали мебели из… картона и скреплял гвоздиками, чтобы воочию увидеть, как получится. Эти необычные модели и служили для Льва Галкина отправной точкой.

Надо заметить, работа с деревом изначально была для него не только средством решить прозаическую задачу заработка для семьи, но и личным интересом к новому материалу. Иначе, признается Лев Васильевич, вряд ли что вышло бы. А так удачно сложилось: увлечение, терпение, золотые руки да мастеровая выдумка сделали свое доброе дело. В 2005 году Галкин официально зарегистрировался ремесленником. Оно того стоило, ведь все, что изготавливает мастер, востребовано на рынке.

– Что придумаю, то и делаю. У меня, между прочим, и оборудование для работы практически все самодельное. К примеру, веревки для качелей нужны. Зачем покупать, когда можно самому сделать? Подумал и смастерил приспособление для изготовления веревок.

И так во всем: голова подумала, руки исполнили. Для дома, если что надо, без проблем смастерит. Как-то искал по магазинам для внучкиной куклы игрушечную кровать, да не нашел подходящего размера. Другой бы махнул рукой, обойдемся, дескать. Заботливый же дед из горбыля такую кукольную кровать вырезал на радость любимой кровинушке! А потом прикинул и решил: можно ведь и для продажи такие делать. Это вам не пластик, из которого сейчас большинство игрушек.

– А дерево, оно живое. Как ни крути, все равно лучше. Тем более для детей, – считает Лев Васильевич.

Почему приобретает горбыль, вместо того чтобы использовать уже готовое к работе дерево, мастер объясняет просто. Горбыль, конечно, тяжелый для обработки, зато по цене выгоднее, потому и мебель от Льва Галкина дешевле, чем в магазине.

– Судите сами: мои складные стулья стоят 60-70 тысяч рублей, а в магазине обычный табурет – 150 тысяч. Кроме того, и материалы разные. Там – сосна, которая очень часто трескается, быстро приходит в негодность. А у меня все из лиственной породы, из ольхи. Сырье лучше, прочнее, долговечнее, – делится секретом собеседник.


Складные стулья, качели большие и маленькие, детский мебельный трансформер (высокий стульчик превращается в набор – столик и стул), разнообразные полочки, столики… Среди всевозможных железок, запчастей и прочей чисто «мужской» утвари, выставленных на продажу в этом торговом ряду кобринского рынка, изделия из дерева сразу же бросаются в глаза.

Лоза для бизнеса

Плетением мебели из лозы пинчанин Дмитрий Павлючик занимается вот уже десять лет. Ассортимент изделий, которые сегодня предлагает пинский мастер, насчитывает более десяти наименований: кресла-качалки, сундуки, корзины для белья, книжные полки, этажерки, вешалки, подставки для телефона, табуретки, банкетки, детские кроватки, подвесные колыбельки, различной формы и конфигурации журнальные столики, кресла, стулья, обеденные группы, мебельные гарнитуры.

А начиналось увлечение пятнадцать лет назад. Отслужив срочную службу, выпускник мясо-молочного техникума по причине отсутствия в Пинске работы по специальности устроился учеником токаря в одном из местных промышленных предприятий. Через полгода сдал на разряд и получил право работать самостоятельно. И после первой зарплаты уволился. То, что он заработал за месяц, равнялось стоимости восьми кусков мыла.

Без хлеба молодой человек не остался. Выручили природная любознательность, желание что-то мастерить, пригодился полученный в детстве практический опыт: будучи в деревне на каникулах, научился плести обычные кошели для сбора овощей и фруктов. Их у молодого ремесленника охотно раскупали сельчане. Затем попробовал плести корзины, другие более утонченные вещи. Заинтересовала технология обработки лозы. Это нам, несведущим в этом деле потребителям, кажется, что кора с каждой лозины снимается с помощью перочинного ножа… На самом деле для этой нехитрой операции давно придуманы специальные приспособления, и узнать о них начинающие мастера могут в специальной литературе.

Со временем корзинки Павлючику тоже надоели, захотелось освоить изготовление мебели. Первая табуретка спустя неделю рассыпалась, вспоминает Дмитрий первые шаги в новом деле. Но сдаваться мастер не собирался, методом проб и ошибок добился крепости своих изделий. Сегодня они надежно служат покупателям. На свою работу мастер уверенно дает три года гарантии.

Заготовка лозы для будущей мебели – особый разговор. Это за границей гончар для своего ремесла глину в магазине, словно пластилин, покупает, а мастер лозоплетения – готовую лозу. В Беларуси предприятий или предпринимателей, специализирующихся на заготовке и реализации такого сырья, нет и, похоже, в ближайшей перспективе не будет. Каждый ремесленник беспокоится о заготовке сырья сам.

Лозу, например, требуется срезать, доставить домой, отсортировать по длине, диаметру, высушить, проварить в кипятке, очистить от коры, высушить, сохранить. Непосредственно перед применением прутья снова помещают в воду для придания им прежней эластичности. Готовое изделие просушивают, покрывают лаком. Крупные детали, применяемые в мебельном производстве, после проварки помещают в специальные формы, чтобы высохшие в них прутья приняли определенную конфигурацию. В общем процессе производства половину времени занимает работа с сырьем.


Дмитрий – постоянный участник всевозможных ярмарок, где демонстрирует свои изделия. 70 процентов клиентов – друзья и знакомые его прежних покупателей. Увидят у друга изделие из лозы и заказывают себе. Павлючик давно уже не ремесленник, изготовлением плетеной мебели занимается как предприниматель. Его ежемесячные отчисления в местный бюджет и фонд социального страхования составляют порядка 1,2 миллиона рублей. Но право заниматься данным видом деятельности того стоит. Доход от реализации готовых изделий позволяет содержать семью и развивать бизнес.

Заказов на изготовление мебели у него на два месяца вперед. И все это из восполняемого природного ресурса, которого на Полесье с избытком.


10319
0
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Уголки, рассказывающие о заслуженных педагогах и прославленных выпускниках, имеются во...
3518
Об услугах ЖКХ уж сколько говорено, а кто из нас достоверно знает, на какую помощь со...
3607
У фермера Вячеслава Батырева в аренде возле деревни Покры Брестского района 20 гектаров...
7322
В целом на Брестчине, как сообщили в главном статистическом управлении Брестской...
4834
30 октября 16:00
Как вы относитесь к предстоящему открытию нового участка Набережной?







Ответить
Основная проблема – это:














Ответить