17 ноя / 2018
Два кожушка

27 января 2012

Эти печальные истории, основанные на вполне реальных событиях военного времени, в каждой из которых фигурировал кожушок, много лет назад поведала мне жительница деревни Демидовщина Кобринского района Нина Никитична Богачук. Цепкая детская память сохранила то, что пережито было ею в годы фашистской оккупации. Вот ее рассказ-быль о том, как обреченные на смерть люди думали и заботились о живых.

Неравный обмен

Родилась Нина Войтик (это девичья фамилия моей собеседницы) в д. Осмоловичи Антопольского района. Многодетная семья, в которой было пятеро детей мал мала меньше, ютилась в старой, тесной хате. Чтобы построить новый дом, отцу Никите Львовичу пришлось долго копить деньги. Когда средств было достаточно, в Антополе наняли двоих мастеров-строителей Мойшу и Гершко. Те быстро и качественно сложили сруб, накрыли его, но завершить строительство так и не успели, потому что грянула война.

В Антополе фашисты устроили гетто. Периодически они делали обход всех еврейских домов и собирали дань – золото, драгоценности, добротные вещи… Так людей вынуждали покупать себе еще несколько недель или месяцев жизни. Когда откупиться от смерти было уже нечем, фашисты или полицаи забирали всю семью и отправляли на расстрел.

Дом Войтиков стоял у Грушевского леса, чуть поодаль – болото. Нина хорошо запомнила, как однажды из зарослей выскочил и побежал к их дому едва державшийся на ногах человек. В нем она узнала Мойшу, одного из работавших у них перед войной строителей. На нежданном госте был новый добротный кожух. Девочка слышала каждое слово из разговора Мойши с ее отцом: «Микита, ты дай мне чем прикрыться, а этот кожушок я тебе оставлю. Не судьба мне его носить, ведь не сегодня завтра мою семью расстреляют. Откупаться нечем, уже все отняли…»

- Отец отдал ему старый домотканый пиджак, - вспоминала Нина Никитична, – а еще он предложил спрятать Мойшу. Сказал, а ты, мол, не возвращайся в Антополь. Отец к тому времени был партизанским связным и мог его переправить в отряд. Только Мойша наотрез отказался, ответив, мол, где его семья – там и он сам, куда ж он без нее. Кожушок свой оставил, а сам назад в Антополь побежал. Помню, как отец заплакал, глядя ему вслед. Было это весной 1942-го… Моему отцу тот кожух потом еще долго прослужил.

Осталась только память…

Мама моей собеседницы Степанида с детства дружила с Янтой и Голдой – дочерьми антопольского корчмаря Шломы. Нина тоже часто вместе с ней бывала в их доме. А иногда ее посылали взять что-либо в долг в его лавке. Шлома охотно их выручал, зная, как тяжело живется многодетной семье.

Как и все антопольские евреи, Шлома во время фашистской оккупации попал в гетто, за территорию которого выходить запрещалось. Но однажды к Войтикам зашел знакомый из Антополя и передал, что Голда очень просила Нину завтра зайти к ней. «Пусть наденет на себя что-нибудь старое», - добавил посыльный.

Но случилось так, что назавтра пойти в Антополь девочка не смогла, а попала туда только через день. А в доме Шломы было большое горе… Полицаи увезли маленькую дочку Голды Розу, красавицу и хохотушку, девчушку с улыбкой ангела. Рыдая, Голда сказала: «Ох, Нина, что же ты вчера не пришла?! Я звала тебя, чтобы отдать кожушок, помнишь, тот новый, с вышивкой, что тебе так нравился. А взамен я бы этим супостатам твой старый сдала. А так вчера изверги и мою Розу, и новый кожух забрали. Хоть бы память тебе обо мне была! Нашей семье ведь недолго осталось».

- Бегу назад в Осмоловичи и рыдаю, так мне жалко было этих людей, - продолжила рассказ Нина Богачук. – А потом узнала, что Шлома в тот же день умер от горя, не смог пережить, что забрали его маленькую внучку. Эти изверги зачастую убивали сначала еврейских детей и молодежь, а потом уже всех остальных… У меня и сейчас сердце кровью обливается, когда вспоминаю, как люди, обреченные на смерть, старались помочь тем, у кого оставался шанс выжить. У несчастной женщины дочь забрали на смерть, а она еще могла о дочери своей подруги думать, жалеть, что не ей, а полицаям кожушок достался… Ведь тогда мы все – белорусы, поляки, евреи – вместе жили, все знали друг друга. А потом однажды я узнала, что всех евреев из нашего села погнали в Антополь на расстрел. Никто из знакомых не спасся… До сих пор помню их имена, лица тех, с кем дружила наша семья, и сейчас стоят перед глазами. А ведь говорят, человек жив до тех пор, пока хоть кто-то помнит о нем…

Алла Ковалева

2270
0


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

В связи со вступлением в силу новой редакции «Закона о СМИ» от 2018 года, на сайте vb.by...
1600
Сегодня, когда над Брестом вовсю сияет солнце и пригревает «бабье лето», в ясном...
1570
И не только белорусских! Сотрудниками ГУБОПИК по Брестской области задержали троих...
1581
Об этом рассказал журналистам мэр Бреста Александр Рогачук во время посещения...
2454
В Польше вспышка кори. Вы привиты?






Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить