18 июл / 2019
18 июл / 2019
Подать рекламу
БРЕСТ
12°
14°
БРЕСТ
12°
14°

Диктатура благих целей

30 апреля 2016

Апрель запомнился эскалацией карабахского конфликта, посланием президента народу и парламенту, 30-летней годовщиной аварии на ЧАЭС. О реалиях белорусской и мировой политики рассуждают обозреватели «Вечерки» Александр Седнев и Борис Павловский.

Имя им - Еврорегион

В апреле Беларусь и Россия серьезно занимались национальной безопасностью. В Москве приняли решение о создании Национальной гвардии, закрепив положения о ней в специальном федеральном законе. У нас парламент утвердил новую военную доктрину страны. Здесь главной темой обсуждения стал вопрос о применении белорусских Вооруженных сил за рубежом. Причем интерес к этой теме подогревался именно у наших ближайших партнеров на востоке.

Б.П.: Сразу после голосования по военной доктрине в белорусском парламенте небезызвестный российский сенатор Франц Клинцевич (кстати, родом из Ошмянского района) сделал интересное заявление. По его мнению, «утвержденная военная доктрина и новая риторика белорусских властей подрывает основы Союзного государства с Россией», поскольку она не разрешает применять Вооруженные силы Беларуси по мандату интеграционных структур - Союзного государства и ОДКБ. Сенатор также заявил, что «заигрывание Беларуси с западными партнерами не приведет ни к чему хорошему, в результате государство может потерять своего основного союзника - Россию». Сенатора Клинцевича в скором времени поддержало армянское Министерство иностранных дел. Как сообщают СМИ, заместитель руководителя ведомства Шаварш Кочарян заявил, что «новая военная доктрина Минска представляет проблему для всей Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ)». Это выглядит тем более увлекательно, учитывая, что положение, прямо запрещающее применение ВС Беларуси за рубежом, из военной доктрины... исчезло. В предыдущей редакции документа было четко записано: «Республика Беларусь рассматривает возможность применения военной силы и участие в военном конфликте (войне) исключительно с целью отражения нападения (акта вооруженной агрессии) и защиты своей территориальной целостности». В новой редакции такого положения уже нет. Хотя есть другие, совокупность которых действительно позволяет сделать вывод о недопустимости применения Вооруженных сил за пределами страны, но при этом гарантирует, что любые угрозы союзникам Беларуси по ОДКБ, затрагивающие территорию Беларуси, будут встречать полномасштабный и эффективный военный ответ. Поэтому, вероятно, слова российского парламентария и заместителя главы армянского МИД относились в большей степени к заявлениям белорусских политиков, чем к самой военной доктрине. Но доктрину критиковать, понятное дело, легче - она не ответит. Или у тебя другое мнение?

А.С.: Думаю, в случае реального вооруженного конфликта никто не будет оглядываться ни на доктрину, ни на Конституцию. Мало мы, что ли, видели примеров? Потребовалось - ввели войска, разотребовалось - вывели. Это

я о Сирии, конечно. Потом оказалось - кого-то там все-таки оставили (на каком основании?). Доктрина тут ни при чем. Конечно, при желании можно выдвинуть претензии и к столбу. Например, если верить российской «Новой газете» (публикация за 25 февраля 2015 года), в первые недели донбасского конфликта советники склоняли Владимира Путина к отторжению Донецкой и Луганской областей с помощью референдумов, для чего, по мнению горячих голов в Москве, существует правовая основа - это смешанные российско-украинские еврорегионы (например, в еврорегион «Донбасс» входят Донецкая и Луганская, а также Ростовская и Воронежская области). Авторы концепции, которая так и не была принята, уверяли президента России, что, используя этот правовой инструмент, можно втянуть украинские регионы с «устойчивыми пророссийскими симпатиями» в прямые государственно-договорные отношения, а потом - провести референдумы о самоопределении. Казалось бы, что может быть более ритуального, чем договор о Еврорегионе (например, у нас есть «Буг», у соседей в Гродно - «Неман»). А вон как оно иногда может повернуться! Так что в военной доктрине - все-таки! - надо выверять каждую букву.

Б.П.: Понятно, что в случае серьезной угрозы или, не дай бог, реального военного конфликта и доктрину можно резко изменить, и действие многих законов как минимум приостановить. История знает немало подобных фактов. Но если рассматривать вопрос чисто гипотетически. К примеру, резко обострился тлеющий много лет конфликт в Нагорном Карабахе. Кстати, подобное развитие событий мы прогнозировали в наших обзорах два года назад, когда решался вопрос по поводу Крыма. При том, что население полуострова в целом поддержало смену отечества, был создан не очень хороший прецедент. И то, что карабахский конфликт разгорается и таит в себе большие угрозы не только для Закавказского региона, но и для Европы, и для России, по-моему, очевидно. Так вот, предположим, в далекой Армении боевики неизвестного происхождения атакуют российские или армянские военные базы, после чего государственная пропаганда спешит назвать в качестве нападавших, скажем, армии Азербайджана или Турции при поддержке США и Саудовской Аравии. Надо ли нам воевать с США, Саудовской Аравией или Азербайджаном в таких весьма неоднозначных случаях? Вопрос, думаю, отнюдь не риторический.

Турецкий гамбит

А.С.: Весьма печально, что в канун очередной годовщины Победы приходится рассуждать в подобных терминах о братских для нас народах, которые вместе с нами эту Победу добывали. Как бы там ни было, русский, белорус, армянин и азербайджанец в одном окопе приближали разгром гитлеризма. А ели они, вполне возможно, американскую тушенку из поставок по ленд-лизу. Да что там сороковые! В книге Светланы Алексиевич «Время секонд-хенд» приводятся рассказы армян, бежавших из Азербайджана после карабахской вспышки в конце 80-х. По живому рвались семьи, вчерашние добрые соседи превращались в кровных врагов. Это на меня произвело впечатление ада, который разверзся на земле. Уверен, что и у азербайджанцев есть такие же истории относительно другой стороны. «Вопросы крови - самые сложные вопросы в мире!» - сказано у Булгакова в «Мастере и Маргарите». И похоже, в этих сложных вопросах мы пока пытаемся удержаться на позициях достойного нейтралитета. Хотя демонстративное общение с турецким лидером Эрдоганом, подвергнутым словесной порке из Кремля, мне кажется, избыточно взбадривает деятелей наподобие упомянутого тобой Клинцевича.

Б.П.: Кстати, если говорить о неожиданном визите Лукашенко в Стамбул. В прессе выдвигалось много версий о том, зачем туда поехал наш президент и с чего это вдруг Беларусь (где исповедующие ислам составляют 2-3 процента населения) участвует в конференции мусульманских стран? Российские источники опять же стали обвинять Минск в попытках извлечь выгоду из российско-турецкого конфликта. Но я думаю, что Путин здесь как раз таки переиграл своих западных коллег. С моей точки зрения, новое противостояние в Нагорном Карабахе было инспирировано международными игроками в надежде втянуть в него Россию (через ОДКБ) и Турцию. Кремль, однако, вопреки политической логике не стал открыто поддерживать Ереван. Не бросились на защиту азербайджанских братьев по вере и власти в Анкаре. Возможно, благодаря этому пламя карабахской войны удалось немного загасить, хотя я отнюдь не уверен, что надолго. И вот на этом фоне участие белорусского лидера в исламской конференции в Стамбуле выглядело своеобразным намеком Эрдогану со стороны российского руководства: дескать, можно играть, но не стоит заигрываться... Бытует версия, что Лукашенко оказался среди мусульманских лидеров не столько по своей воле и не только для налаживания экономических или торговых связей с этими странами.

А.С.: Зато это в русле той многовекторной политики, нацеленной на поддержание мира и безопасности, которую белорусский лидер подтвердил в своем ежегодном Послании народу и парламенту. Там еще в сторону восточных соседей было сказано, что мы «не мальчики на побегушках». Скажи, а ты услышал нечто, затронувшее лично тебя, в этом выступлении? Согласись, мы все-таки не внешней политики там искали, а экономики...

Эффект планерки

Б.П.: Она как раз - наше самое слабое звено. А признавать это порой ох как не хочется. Казалось бы, кризисные явления налицо. Экономика в глубокой рецессии. Доходы людей упали фактически в два раза, по всем другим показателям также продолжается падение. Для любой страны это стало бы главной темой, о которой должны говорить все - общество, власть, правительство, парламент. В выступлении президента, правда, прозвучала констатация того факта, что где-то есть проблемы и их надо решать. А о механизмах решения этих проблем детального разговора не было. В порядке упрека директорам Лукашенко заметил, что в странах, с которыми мы конкурируем, себестоимость продукции гораздо ниже. Но при этом осталось в тени, что в развитых странах - нормальная рыночная экономика и чиновники не суют везде свой нос, пытаясь все регламентировать.

А.С.: Не раз уже приходилось высказывать «сомнение» в том, что Беларусь никак не желает (не может) встраиваться в глобальные цепочки разделения труда. Вот и в этом послании промышленникам адресуется: наладить производство автокресел, автостекол, отделочных материалов. Это значит, замкнуть на себя полный цикл производства автомобиля: от металла и каучука до полностью готового грузовика «под ключ». Даже страшно представить, каких затрат будет стоить организация таких вспомогательных производств, обучение кадров, неизбежные «косяки» поначалу, до какой степени это поднимет цену конечного продукта и что предстоит делать с этими производствами, если вдруг «зависнут» очередные партии тех же МАЗов. Это какой-то архаический подход к организации промышленности, отрицающий наработки еще Адама Смита. Условно говоря, не делают немцы свои «Фольксвагены» в Германии «от и до». Они разрабатывают концепцию моделей, дизайн, сложную электронику, выполняют программирование, обеспечивают рекламу и продвижение. А металл, стекло, резину, сборку и прочее обеспечивают китайские и вьетнамские, допустим, братья (которым, по словам А. Лукашенко, мы пока не можем ничего предложить на 8 млрд долларов).

Б.П.: Китайцев белорусский рынок емкостью 9 млн человек, зачастую с трудом сводящих концы с концами, интересует относительно. Им важен спрос со стороны России, Казахстана, той же Польши. А отделы маркетинга МАЗа или МТЗ, совершенно объективно, не могут успеть охватить Россию, Венесуэлу, Зимбабве и Пакистан, да это и требует колоссальных финансовых вложений. Под «зонтиком» какой-либо крупной корпорации было бы значительно проще. Пусть даже логотип «Беларус» уступил бы место, скажем, «Джону Диру», а МАЗ - МАНу или КамАЗу. Но таким путем, как уже неоднократно заявлялось, мы не пойдем.

А.С.: Конечно, при всем обилии публичных выступлений главы государства сложно ожидать, что в каждом из них он даст некое программное видение будущего страны. Видение это, по большому счету, давно сформировалось и не претерпевает решительно никаких изменений. Но что в этом послании мне хотелось услышать, так это перечисление трех-четырех конкретных мер по экстренному выводу экономики из провала (а как иначе назвать падение ВВП в первом квартале на 3,6 %?). Много благих целей - но нет четких установок на то, как их добиться. Пенсионный возраст и тарифы ЖКХ - не те инструменты, которые переломят ситуацию. А ничего другого я не вычитал. По ТВ показали брестскую женщину-медика в одной из больниц, которая на вопрос корреспондента о выводах, сделанных ею из Послания, ответила: я поняла, что надо приходить на работу вовремя, работать как можно лучше и тогда все будет хорошо. Иными словами, ровно то, что ей говорит на планерках главврач каждую неделю.

Чернобыльская молитва

Б.П.: Да, хотелось бы видеть какие-то реальные перспективы, более светлые, чем те, что нам готовы предложить сегодня. Но вместо этого мы слышим очередной набор благих пожеланий, заложенных в программу правительства до 2020 года, заверения о том, что это «не маниловщина». Хотя пять лет назад точно так же говорили о модернизации (впоследствии во многом проваленной), о средней зарплате в 1000 долларов. Все это тоже очень напоминает середину 80-ых, когда бахнул Чернобыль.

А.С.: Чернобыль неспроста воспринимается как синоним не просто катастрофы, а всепоглощающего Молоха, после которого не только не остается ничего, но даже точка отсчета отрицательная: всё заражено и нужно долго лечить, чтоб хотя бы начать заново с нуля. Признаюсь, эпитет очень хлесткий, и когда говорят о, допустим, правовом Чернобыле, невольно осознаешь, что зашли куда-то очень далеко. Экономического Чернобыля нет пока, и это дает надежду. Нравственный Чернобыль - такого тоже, на мой взгляд, нет. А вот Чернобыль гражданский, касающийся осознания каждым человеком себя как гражданина, от которого нечто зависит и который берет на себя ответственность за что-то в своей стране, возможно, надвигается: к нему ведет каждый мелкий трусливый шаг, которых так много осталось в истории в связи с аварией на ЧАЭС и ее последствиями. Иначе почему сейчас про чернобыльские уроки прочитать труднее, чем в каком-нибудь 1987 году? А есть еще уроки Куропат, Афгана, теракта в минском метро (пять лет в этом апреле исполнилось). Кто их осмыслит, кто обсудит, кто вразумит живущих? Или так уж все ясно обществу, что и обсуждать тут нечего? Вряд ли.

Б.П.: Будем надеяться, вразумит Господь. Хотя, ты знаешь, я, пожалуй, соглашусь со Светланой Алексиевич, которая заметила в последнем интервью: «У нас культ страдания. Страдание корежит человека, страдание задерживает человека, страдание ломает человека, страдание уменьшает человека». Многим из наших соотечественников, увы, нравится страдать, но это не тот путь, по которому надо идти. Впереди большой праздник. В честь того, кто уже пострадал за нас 2000 лет назад. Чтобы мы менялись к лучшему и сами меньше страдали. Христос воскресе!

А.С.: Воистину воскресе!

Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции.


2082
0


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

«В последнее время главы государств и правительств приезжают в баварскую столицу не...
1439
Ушедший год преподнес немало сюрпризов. При этом не прибавил уверенности и...
1313
«Формирование общественного мнения – наша главная стратегическая задача», -...
1672
Слышала, что несколько упростилась процедура подачи документов для оформления визы для...
2343







Ответить