23 июл / 2019
23 июл / 2019
Подать рекламу
БРЕСТ
17°
19°
БРЕСТ
17°
19°

Стабильность или революция?

Проект "Постскриптум к месяцу"

04 мая 2011

Чем запомнился апрель:

1. Трагедией 11 апреля.
2. Ливийским тупиком.
3. Возможным отказом Франции от шенгенских соглашений.

Стабильность или революция? Этот вопрос – главный на Ближнем Востоке в последнее время. К примеру, Абдалла Салех, президент Йемена, и сам готов уйти в отставку, но понимает цену такого решения. Ведь на кону – стабильность в его собственной стране, возможность непредсказуемого развития событий, причем, понятное дело, все под теми же благородными лозунгами свободы и демократии. «Западные страны призывают меня уйти в отставку, – говорит президент Салех, – но кому мне отдать свой пост?» И этот вопрос – не риторический. Страна сплошной безграмотности, массового распространения «легких» наркотиков, отсутствия не только развитой, но и простой политической системы. Людям навязывают революцию, как новозаветные пророчества, но что стоит за этой революцией? Как свидетельствует практика, кровь и передел собственности, борьба кланов.

Похожая ситуация и в Ливии, где полковник Каддафи продолжает сопротивление и готов бороться достаточно долго. Далеко не случайно сегодня главный акцент западные страны делают на его физическое уничтожение, последние бомбардировки дворцов «сатрапа» тому прямое свидетельство. Франция, поставившая на кон свой международный авторитет, готова к любым действиям, которые принесли бы ей и коалиции долгожданную победу. Раздаются голоса, призывающие разморозить финансовые счета Каддафи в Европе и отдать деньги оппозиции, иначе «ростки демократии» увянут. Активно лоббируется идея помощи оппозиции за счет доходов от продажи ливийской нефти, посредником здесь выступает Катар. Но закономерен и иной вопрос: а какова цена борьбы за демократию и прочие замечательные свободы? Как ни лукавь, это разрушенная экономика страны, массовая эвакуация иностранцев, гибель невинных людей и прочие столь же «ценные» «достижения».

В Египте начались судебные процессы над Хосни Мубараком и его семьей. При этом центральная площадь страны продолжает бурлить, революционные события начинают приобретать перманентный характер и вопрос о стабильности – не дежурный.

Революции, к сожалению, неуправляемы. Это явление возникает всякий раз неожиданно, и его природа для нас по-прежнему неясна. Но в любом случае нет никакой необходимости провоцировать революции, апеллируя к абстрактным лозунгам, ценность которых еще надо бы доказать. Вот борьба с Каддафи французского правительства, по мнению Н. Саркози, – это понятные стремления воплотить в жизнь замечательные просветительские и прочие гуманистические принципы. Но как только с севера Африки в Европу хлынули потоки беженцев, как только их волны докатились до благодатных полей Франции, тут же последовали запретительные меры вплоть до атаки на шенгенские договоренности, обращения в арбитражные органы, и никто уже не говорит с пиететом о защите прав североафриканцев. Что же в итоге? Да ничего нового: правит бал интерес, когда национальный, когда межгосударственный, а при столкновении этих интересов побеждает тот, кто сильней.

Непростое время

Как-то собралось один к одному: и судебные процессы после событий 19 декабря прошлого года в Минске, привносящие нервозность в общественную жизнь, и небывалая трагедия в минском метро, последствия которой мы продолжаем ощущать, и валютный кризис, лихорадящий экономику. Если присовокупить еще черную дату 25-летия чернобыльской беды, то становится понятным, насколько непростой период переживает белорусское общество и государство. Факты продолжают нас огорчать: умер 14-й человек из пострадавших от террористического акта. Национальный банк Беларуси отказался от идеи проведения дополнительной сессии валютных торгов на бирже. Открыли первый памятник жертвам чернобыльской трагедии. Президент А. Лукашенко чрезвычайно жестко высказался в адрес европейских чиновников, готовящих очередные санкции против Беларуси. Но при этом есть понимание, что общество имеет силы, чтобы пережить и кризисы, и трагедии. Навсегда останется в нашей памяти то, что минчане выдержали взрыв бомбы в метро, не превратились в стадо паникеров, остались людьми и спасли, по сути, не только себя, но и наше национальное достоинство. Есть понимание силы государства, которое быстро и оперативно отреагировало на беду, помогло жертвам, нашло террористов и готово «зубами» держать ситуацию в экономике под контролем.

Конечно, можно спорить о том, есть программа выхода из валютного кризиса у Национального банка страны или же череда отмен собственных решений говорит о том, что боязнь девальвации заставляет не управлять, а метаться. Однако нельзя отрицать, что политическая воля в условиях национальной политико-правовой системы превращается в решающий фактор. Да, здесь сложно говорить о рынке, его регулирующей функции, иных либеральных ценностях, однако заметим, что регулирующая роль государства (а не рынка) возрастает во многих развитых странах. Главный вопрос ведь не в теориях и подходах, а в реальных результатах развития экономики, и здесь качество национальной денежной единицы в ближайшее время все расставит по своим местам.

Конечно, не только мы переживаем непростое время. Япония тяжело борется с последствиями землетрясения и цунами, США то ли вступили в свою третью войну (Ливия), то ли готовятся это сделать, продолжает пылать север Африки и Ближний Восток, под пресс санкций попал президент Сирии Б. Асад, борющийся за сохранение собственной власти и стабильности в стране. Но, представляется, прав Владимир Путин, который в связи с эскалацией событий в Ливии заметил: есть внутренние дела страны, а есть агрессия, есть мандат Организации Объединенных Наций, а есть попытки вмешаться в гражданскую войну. «Это – разные вещи, и это мне не нравится», – так российский премьер-министр отреагировал, в частности, на появление в ливийском небе американских «беспилотников» и участившиеся попытки решить «вопрос Каддафи» путем уничтожения непокорного лидера. Очевидно, что это замечание можно отнести и к событиям в нашей стране, многочисленные заявления о санкциях и прочей борьбе за демократические ценности тому прямое подтверждение.

Фактор бен Ладена

Терроризм уже давно стал «третьей мировой войной» – по количеству жертв, по качеству и масштабу спецопераций, по финансовым затратам и по чувству страха, которое сопровождает простых, мирных людей во всех уголках мира. Терроризм – это зло, а зло должно быть наказано, поэтому радость американцев, высыпавших на улицы городов после объявления о смерти человека, виновного в событиях 11 сентября 2001 года, выглядела национальным праздником. И что с того, если кому-то эта радость показалась чрезмерной – чувство мести демократическим и богобоязненным народом было удовлетворено.

Ныне западные политики дружно высказывают чувство глубокого удовлетворения произошедшим, и это понятно: бен Ладен – это ведь не просто одиозный персонаж, это символ угрозы, возмездия, символ страха, который постоянно витал как перед западным обывателем, так и перед западными политическими структурами. Но, очевидно, надо не только радоваться успеху контртеррористической операции, но подумать и над ответом на простой вопрос: а чем вызвана столь сильная ненависть со стороны террористов-смертников, террористических структур к американскому обществу, американской элите?

Важно и то, что терроризм со смертью одного из его лидеров не ушел в историю, более того, он сохраняет некую притягательную силу. Это стало особенно заметно в ходе расследования террористического акта в Минске. Ведь внятных представлений о том, что двигало взрывниками из Витебска, мы так и не услышали, более того, замечания о мотивах их действий продолжают оставаться туманными. Пока молчат и психологи, и политологи, и педагоги, и философы. И сегодня всем понятно: нет разницы, кто и где совершает террористический акт – общество должно бороться с этим злом, но бороться на основе понимания причин и предпосылок античеловеческих действий.

Борис Лепешко

2891
0


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Чем запомнился ноябрь: 1. 25-летием падения Берлинской стены. 2. Выборами в Конгресс...
3508
Чем запомнился ноябрь: 1. Саммитом «двадцатки» в Брисбене. 2. Падением российского...
3628
Уже стало очевидным для всех: ситуация в Украине оборачивается полнейшим тупиком, причем...
3331
О выборах в Верховную раду сказано немало, в том числе и в нашем репортаже из украинского...
2792







Ответить