23 окт / 2019
23 окт / 2019
Подать рекламу
БРЕСТ
10°
12°
БРЕСТ
10°
12°

Чего не понимают чиновники?

12 июля 2013

Михаил Подоляк родился на Волыни. Учился в Беларуси в медицинском институте. В журналистике с 1992 года. Работал редактором и главным редактором ряда белорусских и российских изданий. С
 2000-го владелец консалтингового бизнеса в Украине, России, Литве, Польше и Чехии. С 1 декабря 2011 года шеф-редактор интернет-издания «Обозреватель». Является советником главы Администрации президента Украины по вопросам коммуникаций.

Среди факторов, которые нужны украинцам, чтобы чувствовать себя европейцами, на втором месте ощущение защищенности законом (40,5 %), на третьем — уважение к ценностям демократии и правам человека (32,4 %). Самым важным граждане соседней страны предсказуемо считают определенный уровень материального благосостояния (58 %). Таковы результаты исследования, проведенного в мае фондом «Демократические инициативы» совместно с социологической службой центра им. Александра Разумкова. Именно острый дефицит ощущения защищенности и уважения к демократии в большой степени влияет на поведение людей в критических ситуациях. Все больший вес приобретает общественная огласка, небезразличие общества к несправедливости и беззаконию. Об этом и многом другом мы говорили за чашкой кофе с известным журналистом, работавшим в белорусских и украинских СМИ, нынче занимающим должность советника главы Администрации президента Януковича, Михаилом ПОДОЛЯКОМ.

Михаил, как вам удается совмещать журналистику и работу в структурах власти? Насколько это возможно в принципе?

– Нынешняя работа на государство абсолютно не мешает мне оставаться приверженцем тех ценностей, которые мне близки. Я по-прежнему считаю и убежден: чтобы государство было эффективным, его роль в жизни общества должна быть сведена к минимуму. И моя задача на сегодняшний день, находясь в рамках системы, способствовать такой минимизации. Ведь система, которая сложилась еще с советских времен, направленная на подавление инициативы граждан, модернизируется очень медленно. Она инерционна по своей сути, это характерно не только для Украины. К сожалению, журналистика в постсоветских странах пока еще не является столь мощной силой, способной двигать процесс перемен, а в ряде случаев становится элементом политической игры.

Тем не менее пресса в Украине достаточно влиятельна.

– Да, она может влиять на власть, но еще далеко не в той мере, в какой это необходимо для укрепления общества и его трансформации.

Есть ли попытки со стороны властей снова ввести цензуру, как об этом говорит оппозиция?

– Попытки ввести цензуру есть и будут в любой стране. Задача журналистского сообщества — как можно сильнее этому сопротивляться.

Но вам теперь приходится выбирать, на чьей быть стороне?

– Нет, я уже говорил о том, что моя работа на государство (подчеркиваю, не на конкретного человека или партию, а именно на государство) не заставит меня поступиться принципами. К сожалению, многие чиновники и сегодня, в век Интернета и огромного объема информации, живут иллюзиями, что они якобы могут что-то запретить. При этом не понимают простую вещь: то, что 20 лет назад могли знать 3-5 человек, сегодня узнает миллион. Недавние события на Николаевщине (групповое изнасилование женщины, совершенное сотрудниками милиции, вызвало огромный общественный резонанс: тысячи людей в небольшом городке вышли на улицу, дабы выразить свое возмущение. — Ред.) – яркий тому пример. Любые попытки ввести цензуру натыкаются на новые технологии. Современные медиа уже не просто СМИ, а огромная территория для коммуникаций. Вот этого и не понимают многие чиновники, поэтому не могут вовремя перестроиться. Это характерно, подчеркиваю, не только для Украины, Беларуси или России, но и для западных стран. Вот, к примеру, американские спецслужбы думают, что они арестуют Сноудена, и им удастся скрыть от людей многие нелицеприятные факты. Все это звучит глупо и нелепо. Неизбежно появятся десятки новых Cноуденов, которые будут гнуть свою линию, и ничего с этим уже не поделаешь.

То есть вы, получается, готовы выступить в роли эдакого Дон Кихота, который будет сражаться со старыми ветряными мельницами?

Нет, вопрос даже не в том, чтобы насаждать какие-то идеи, хотя я, действительно, пытаюсь исправлять систему изнутри. На мой взгляд, в развитии государства должны неизменно соблюдаться две вещи: оно обязано быть достаточно прозрачным и по минимуму распоряжаться материальными ресурсами. То, о чем я только что сказал, хорошо понимают и люди, занимающие ответственные должности в министерствах и администрациях. Но они хотят много зарабатывать. И когда на кону, предположим, два миллиона долларов в месяц — кто может от этого отказаться?

Вы сейчас говорите об официальных зарплатах украинских чиновников?

– В условиях непрозрачного государства, каковым пока что остается Украина, официальные доходы чиновников, поверьте мне, не играют никакой роли... Другое дело, что у нас есть альтернативные политические центры, которые худо-бедно давят на систему, заставляют ее хоть медленно, но все же меняться. По моим оценкам, эти изменения станут реально ощутимы лет через 15.

То есть еще 15 лет после почти 10 от завершения «оранжевой революции». Это ведь жизнь целого поколения.

– Должен сказать, что мои прогнозы самые оптимистичные. Некоторые отводят еще больший срок. Но ведь такова историческая закономерность: общественные трансформации нигде быстро не происходят. Тем более нужно учитывать большие размеры страны и ментальные особенности населения.

Если сравнивать ситуацию в Украине и в Беларуси, где вам приходилось работать, у нас все гораздо сложнее?

– Проблема Беларуси в отсутствии яркой политической альтернативы нынешней власти. Дело даже не в персоналиях, а именно в отсутствии альтернативных идей. К сожалению, белорусская оппозиция в силу известных причин (я ее не осуждаю, лишь констатирую факт) не может ставить задачи, соответствующие нынешней ситуации. Все они (оппозиционеры. – Ред.) пропитаны психологией неудачников. Они пытаются как-то выживать в непростых условиях, но не более того. В Украине, в отличие от Беларуси, за годы независимости сложилась прочная традиция диалога между различными общественно-политическими силами. Конечно, он проходит не всегда цивилизованно: с драками в парламенте и за его пределами. Но этот диалог есть, и он является главным предохранителем от сползания к диктатуре и прочим негативным проявлениям. В Беларуси такой традиции, как я понимаю, нет. Там все решается либо одним человеком, либо кулуарно, «без шума и пыли», без учета интересов всего общества. В результате общество остается очень инертным, неподвижным, невосприимчивым к переменам, а люди талантливые, которые могли бы себя реализовать в политике и общественных институтах, не могут этого сделать. Ваша система застыла в гораздо большей степени, чем в Украине.

И этот застой, вы полагаете, всерьез и надолго?

– Я так не думаю. Во всяком случае уверен, что перемены могут наступить гораздо раньше, чем многие себе представляют. Причем это мало будет зависеть как от самого президента, так и от людей, работающих в его команде. Президент не может обновить систему в силу ее заскорузлости, заставить работать эффективней. Абсолютное большинство людей, занимающих высокие посты в госаппарате, – серые личности, ничего из себя не представляющие. Они не живут интересами Беларуси и не способны генерировать изменения. Система медленно, но верно саморазрушается. Перемены могут начаться по-разному, но, как правило, это происходит неожиданно. Например, вдруг окажется, что люди сами резко проявят интерес к политике, как это уже было в начале 90-х... Думаю, вам еще предстоит повторно пережить то, что уже происходило 20 лет назад. Многое придется начинать с нуля. Но в целом у Беларуси отличные шансы развиваться, повышать свою конкурентоспособность.

И в завершение, как бы вы оценили перспективы белорусско-украинских отношений, перспективы самой Украины в ее интеграции с Евросоюзом? Или, может быть, она все-таки сделает крен в сторону сближения с бывшими советскими странами, входящими в Таможенный союз?

– То, что путь в Европу выглядит для Украины более привлекательным, на мой взгляд, очевидно. Хотя здесь тоже не все так однозначно. Но большая часть украинского бизнеса так или иначе сориентирована на Европу — это факт. С Россией страну связывает больше энергетическая зависимость. И если Украине удастся добиться результатов в разработке сланцевого газа, полагаю, перспективы России, касающиеся ее влияния на постсоветское пространство, будут выглядеть весьма и весьма туманно. Сотрудничество Беларуси и Украины при любом раскладе будет развиваться в тех отраслях, где существует взаимная выгода, например в энергетике. Что касается отношений политического характера, то скажу откровенно как гражданин, не как государственное лицо: на нынешнем этапе они имеют очень мало шансов развиваться по нарастающей. 


3037
0
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

«В последнее время главы государств и правительств приезжают в баварскую столицу не...
1619
Ушедший год преподнес немало сюрпризов. При этом не прибавил уверенности и...
1496
«Формирование общественного мнения – наша главная стратегическая задача», -...
1799
Слышала, что несколько упростилась процедура подачи документов для оформления визы для...
2441
А вам понравился бюст Пушкина в новом сквере?







Ответить