20 июл / 2019
20 июл / 2019
Подать рекламу
БРЕСТ
15°
17°
БРЕСТ
15°
17°

«Монетарная» политика УВД

29 марта 2013

История эта весьма своеобразна и даже по-своему уникальна. Началась она аж в ноябре 1990 года, недавно возобновилась, но пока неизвестно, каким станет конец истории и настанет ли вообще. Любителям пиратской романтики можно чуть напрячься – речь пойдет о кладе – и одновременно расслабиться: копать ничего не придется, все уже выкопано до нас.

Клад без адреса

Итак, девяностый год. Советский Союз еще существует, но как-то неуверенно, уже начинается разделение по национальным квартирам. Житель колыбели революции Алексей Шелегов едет на своей машине из Ленинграда транзитом через БССР в Украину. Цель его поездки не известна, и ныне он на эту тему не распространяется. Путешествие проходило без приключений, но вблизи деревни Мохро Ивановского района Алексея остановили сотрудники милиции. Может, для обычной проверки, может, имелась некая оперативная информация. А возможно, ленинградский номер автомобиля вызвал, как говорится, нездоровый ажиотаж.

Как писал потом в своей жалобе на действия сотрудников брестской милиции Алексей Владимирович, после проверки у него было изъято все перевозимое в машине имущество, в том числе и самый ценный груз – сто семьдесят старинных монет из драгоценных металлов общим весом немногим более двух килограммов. Другие вещи вскоре были возвращены хозяину, а вот увесистые (то бишь полновесные) деньги стали причиной дальнейших неприятностей ленинградца.

Сначала Шелегов заявил, что монеты принадлежат ему как клад, который он собственноручно нашел еще в 1986 году. Однако к сокровищам, спрятанным в земле, у законодательства отношение особое, посему транзитного гостя задержали. Несмотря на то, что он утверждал, что ни в БССР, ни в РСФСР никаких правонарушений не совершал, против Алексея возбудили уголовное дело по статье 97 Уголовного кодекса РСФСР – «Присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного государственного или общественного имущества». В данном случае, который тянул на крупный ущерб, светило путешественнику до трех лет лишения свободы.

Хозяина монет арестовали и заключили под стражу, несколько месяцев он провел в следственном изоляторе Бреста. Монеты в качестве вещественных доказательств были изъяты и переданы в финансово-плановый отдел УВД Брестского облисполкома. В книге учета изъятых ценностей сделана соответствующая запись: монеты золотые – 9 штук, монета платиновая – одна штука, монеты серебряные – 165 штук. В большинстве своем отчеканены они были в девятнадцатом столетии.

Помыкавшись с ленинградцем, брестские следователи дело Шелегова вроде бы закрыли. Уголовное преследование прекратили, освободили из-под стражи, вернули изъятое, ну, кроме монет, испортившихся продуктов и партии растворимого кофе, которую успели реализовать. За него, кстати, выплатили компенсацию. С чем и убыл Алексей на свою историческую родину.

Деньги есть, дела нет

В середине 2012 года в город над Бугом со стороны Витебска и Гатчины въехал Алексей Владимирович Шелегов. Был он представителен и деловит. С тех пор как испуганного парня «шмонали» в Мохро, прошло 22 года. За это время Алексей получил высшее образование, причем юридическое. Поработал в органах прокуратуры, ныне трудится в судейской сфере. Вспомнил он о монетах, с ноября 90-го застрявших в Бресте.

Да, монеты обнаружились в сейфе финорганов УВД, но в выдаче их ходатаю было отказано. Сработал пресловутый принцип «без бумажки ты букашка». Дело в том, что с осени девяностого в адрес УВД не поступало никакого решения суда или приговора с постановлением об изъятии монет у Шелегова. То бишь монеты есть, а бумаги о том, что они отняты у Шелегова, – нет. И в архивах на этот счет не имеется никаких сведений.

Тогда Шелегов обратился в суд Ленинского района Бреста с жалобой на неправомерные действия органов государственного управления, отказавших в возврате изъятых много лет назад монет. Судья Олег Миронюк разослал запросы во все инстанции. Органы внутренних дел провели служебную проверку. По ее итогам известно, что по постановлению следователя следственного отдела УВД монеты были переданы на хранение как вещественные доказательства. Но после прекращения уголовного дела решения органов уголовной юрисдикции об определении судьбы данных вещественных доказательств в УВД не поступило. Отсюда и отказ Шелегову. Проверкой также установлено, что Шелегова арестовали 26 ноября 1990 г., прекращено дело было 25 февраля 1991-го, по всей видимости, по нереабилитирующим обстоятельствам, возможно, за недоказанностью. При этом, согласно журналу регистрации уголовных дел, находящихся в производстве Ивановского РОВД, дело Шелегова не значится. Данное уголовное дело в архив информационного центра УВД и в зональный архив в Пинске на хранение не поступало и в оных не имеется.

У бывшего следователя, выносившего постановление о сдаче монет на хранение, выяснили, что результаты расследования дела он не помнит. Но предположил, что по факту присвоения найденного на территории России клада уголовное дело могло быть выделено в отдельное производство и направлено в Ленинград. Но почему вместе с делом не были направлены туда же монеты, пенсионер пояснить не смог.

Пришел ответ и из МВД Российской Федерации. Сведениями о наличии судимости или возбужденного в отношении Шелегова уголовного дела информационно-аналитический центр МВД России и Главное управление МВД России по г. Санкт-Петербургу не располагают. Местонахождение уголовного дела, возбужденного в отношении Шелегова в БССР, неизвестно, и результатами его расследования российская сторона не располагает. Получается, дело исчезло?

Обычно вопрос о вещественных доказательствах решается в приговоре, определении или постановлении о прекращении производства по уголовному делу. В спорных случаях вопрос о праве на какой-либо предмет разрешается в порядке гражданского судопроизводства. Возврат драгоценностей производится при условии, что они приобретены законно. Какое-то время Шелегов утверждал, что монеты достались ему по наследству, но документально свои слова не подтвердил.

Что делать? Кто виноват?

Назначенная судом служебная проверка закончилась безрезультатно. Сторона истца ходатайствовала перед судом о замене ненадлежащего ответчика по делу – УВД на надлежащего – Управление Следственного комитета по Брестской области. Ныне УСК является правопреемником органов предварительного расследования ОВД в части принятия решений по неразрешенным уголовным делам, по которым не проводилось судов. Как раз наш случай.

В итоге суд Ленинского района под председательством Олега Миронюка определил: производство по гражданскому делу по жалобе Шелегова А.В. на отказ УВД Брестского облисполкома в возврате драгоценных монет, признанных по уголовному делу вещественными доказательствами, прекратить в связи с неподведомственностью заявленных требований суду.

Уже после судебного заседания представитель истца и представитель УВД в приватной беседе обсуждали, что же можно сделать в данной патовой ситуации. Вывод таков: как ни парадоксально, но проблему можно решить, если восстановить в той степени, насколько это возможно, уголовное дело Шелегова 1990 года. Зачем? Затем, чтоб после его второго закрытия вынести решение о возвращении владельцу вещественных доказательств, то есть монет. А это ныне – прерогатива Следственного комитета. А оно ему надо? Как восстановить дело, если нет никаких документов, способных его возродить?

Пока самый реальный, но и самый печальный для истца исход – если он не докажет свое право на монеты, они как имущество будут признаны бесхозными и перейдут в пользу государства.

Два десятка лет хранились драгоценные монеты в закромах милиции, где проверка залежей должна бы проводиться хотя бы ежегодно. И не было ни запросов, ни бытовых вопросов: мол, что это у вас тут завалялось? С другой стороны, финансовые органы не обязаны теребить следственные, обычно наоборот случается. Тем не менее суд вынес частное определение, в котором взывает к министру внутренних дел и начальнику УВД: обратить внимание на упущения в работе сотрудников милиции, допущенные в ходе ведения уголовного процесса в отношении Шелегова А.В. На определение пришел ответ, что установить, кто виноват в недоработках двадцатилетней давности, не представляется возможным.

Тем временем адвокат Шелегова обжаловал решение суда Ленинского района в суде Брестской области.

*Фамилия истца изменена.

Анекдот в тему. Фемида – это такая тетка, которая что-то взвешивает, что-то рубит, но при этом ни хрена не видит!

Иван Орлов

2360
0


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

«В последнее время главы государств и правительств приезжают в баварскую столицу не...
1470
Ушедший год преподнес немало сюрпризов. При этом не прибавил уверенности и...
1343
«Формирование общественного мнения – наша главная стратегическая задача», -...
1673
Слышала, что несколько упростилась процедура подачи документов для оформления визы для...
2345







Ответить