Хмарук Сергей Константинович

Хмарук Сергей Константинович
Фото prokuratura.gov.by

Государственный советник юстиции 3 класса

Родился в 1968 году в г.Червонограде Львовской области (Украина).

В 1995 году окончил Украинскую государственную юридическую академию по специальности «Правоведение», в 2015 году – Академию управления при Президенте Республики Беларусь по специальности «Государственное строительство».

Принят на службу в органы прокуратуры в 1994 году стажером прокуратуры Железнодорожного района г.Витебска, а затем помощником прокурора этого же района.

В 1996-1998 годах – прокурор отдела прокуратуры Витебской области по надзору за следствием в органах прокуратуры, заместитель прокурора Октябрьского района г.Витебска, заместитель прокурора Витебского района.

С 1998 года по 2006 год – прокурор г.Орши Витебской области, начальник отдела прокуратуры Витебской области по надзору за расследованием уголовных дел в органах прокуратуры, начальник отдела по надзору за оперативно-розыскной деятельностью управления Генеральной прокуратуры по борьбе с коррупцией и организованной преступностью.

С декабря 2006 года по июль 2012 года – прокурор Брестской области.

С июля 2012 года по декабрь 2019 года – прокурор города Минска.

С декабря 2019 года по апрель 2021 года – прокурор Минской области.

Приказом Генерального прокурора Республики Беларусь от 8 апреля 2021 года назначен на должность заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь.

— С чего, на ваш взгляд, начинается коррупция?

Коррупция, как и разруха, обычно начинается в головах. Когда чиновник, например, использует служебный транспорт в личных целях, или в его непосредственном подчинении работает близкие родственники, многие с этим свыклись и воспринимают такие факты как «мелочевку». Но все начинается с малого. Поэтому наша задача, всех правоохранительных органов, принимать действенные профилактические меры по недопущению коррупционных правонарушений и, тем более, преступлений. Одними карательными мерами ситуацию не исправишь. И потом, нельзя же ставить на одну доску врача, выписавшего липовый бюллетень за деньги, и чиновника, нанесшего обществу и государству многомиллиардной урон.

— А если он этот урон возместит? Как Вы относитесь к досудебному помилованию человека, который вернул похищенное? 

Положительно. Вообще, если есть возможность вынести более мягкое наказание, не нужно этим пренебрегать. За лишением свободы мы никогда не гонимся. Если человек раскаивается и готов возместить нанесенный ущерб (когда речь идет об экономических преступлениях) – нужно дать ему такую  возможность. Другое дело, если перед нам «хронический» взяточник, которого уже ничем не исправишь, тогда его стоит изолировать от общества.

Что Вы думаете о тех фактах, когда людей незаконно обвиняют в совершении преступления, и потом еще незаконно садят в тюрьму? Их число ведь продолжает расти.

В качестве примера могу привести следующий факт: суд Брестского района недавно оправдал гражданина, которого следствие обвиняло в нанесении тяжких телесных повреждений. Как выяснилось уже в ходе судебного рассмотрения, дело с самого начала было сфабриковано следователем. Теперь уголовное дело возбуждено уже против него самого. Всего за 2008 год судами вынесено 11 оправдательных приговоров. Каждый такой приговор мы рассматриваем на коллегии, и, как правило, принимаем жесткие меры в отношении следователей, допустивших незаконное уголовное преследование невиновных. Был случай, когда человек два года отсидел незаконно. Больше года находились в местах лишения свободы трое молодых людей из Иванова, которых наши суды несколько раз осудили за разбой. В конце концов Верховный суд отменил все эти приговоры за отсутствием доказательств совершения ими преступления. К сожалению, такие факты еще имеют место. И суды справедливо ужесточают требования к качеству следствия. Мое мнение таково: лучше не посадить десять виновных, чем будет сидеть один невиновный.

— А пьяные за рулем. Сколько бед они приносят людям. Их что, тоже нужно наказывать по минимуму?

Вот здесь я как раз выступаю за ужесточение санкции в отношении граждан, повторно управляющих автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. Иначе общество и дальше будет пожинать горькие плоды «работы» этих горе-водителей.

— Вообще, алкоголизация угрожает обществу? Или ситуация не столь критическая?   

Угрожает. Стало больше смертей и самоубийств, связанных с употреблением алкоголя. В то же время органы внутренних дел стали больше выявлять закамуфлированные  в лесах, подвалах и в заброшенных домах «мини-заводы» по производству самогона. В ближайшее время нам стоит более плотно и радикально заняться этой проблемой. Разве работники леса не знают, что у них там происходит? А коль знают, но не говорят, то либо они в доле с владельцами этих «мини-заводов», либо не соответствуют занимаемой должности. С этим надо будет разбираться. Так же, как и с производством так называемых «чернил»: есть решение облисполкома сократить его на 10 процентов в год. Почему оно не выполняется? Ведь с употреблением алкоголя связано фактически каждое второе тяжкое преступление, а на бытовой почве – до 80 процентов всех преступлений.  

— Если человек попадет в места заключения, то это преступник навсегда? Расхожее мнение. Вы с ним согласны?

Я считаю, что государство должно больше внимания и средств уделять ресоциализации людей, которые однажды оступились в своей жизни. Не нужно заносить их навечно в черный список, а надо, наоборот, создавать условия для их скорейшего возвращения к нормальной жизни. Если, например, руководитель предприятия пожелает создать бригаду из таких людей, то, наверное, власти стоит подумать, как поощрить такого руководителя.

Добро пожаловать!

Войдите в свою учетную запись

Create New Account!

Fill the forms below to register

Retrieve your password

Please enter your username or email address to reset your password.