22 ноя / 2019
22 ноя / 2019
Подать рекламу
БРЕСТ
БРЕСТ

Кто есть кто

Карпицкий Александр Сергеевич

 

Главврач Брестской областной больницы

 

Александр Карпицкий родился в июне 1960 года в Каменце. Здесь жил и работал врачом-хирургом в районной больнице после окончания с отличием Витебского государственного медицинского института, затем в альма-матер – ассистентом, а потом и доцентом кафедры госпитальной хирургии. Два года заведовал торакальным отделением областного онкодиспансера (хирургия органов грудной клетки) в Витебске. С 1 августа 2000 года – главврач облбольницы в Бресте. Доктор медицинских наук, профессор. Женат, в семье выросли две дочери, Анна и Наталия.

Александр Сергеевич, откуда такая страсть к хирургии? Лягушек в детстве препарировали или раненых собак зашивали?

– Хоть и родился я в семье медиков (отец – врач, мама – медсестра), но тяги к медицине вовсе не испытывал. Само собой все получилось. Когда пошел в мединститут, родители одобрили выбор. Со второго курса начал заниматься хирургией – сначала общей, интерес к торакальной пришел потом – плотно и основательно. Я ходил на дежурства в железнодорожную больницу, на базе которой работала кафедра хирургии. Группа из пяти студентов, и я в том числе, в конце 70-х – начале 80-х занималась научными исследованиями (к примеру, воздействием лазерных лучей на гнойные раны, а лазер тогда был внове), даже с докладами ездили по Союзу. Спустя годы свои кандидатскую и докторскую диссертации я писал на тему торакальной хирургии. Защитился. Теперь число печатных работ перевалило за две сотни.

У Вас – высшая квалификационная категория по специальности хирургия, онкология. Многолетний опыт за плечами. Что легче, если уже знаешь, что пациент обречен, – сказать ему правду или обнадежить?

– Легче соврать. Как говорится, ложь во благо. Но это не касается сильных людей – они должны знать, что их ждет. Хотя… На Западе принято про все говорить больному в лоб. У нас – иначе. Если человек слаб, а это в основном мужчины (как ни странно, они пасуют перед болью), правда способна его доконать. Женщины, как правило, сильнее психологически, не столь сильно раскисают от плохих новостей.

Героиня известной актрисы Риммы Марковой в «Покровских воротах» резко констатировала: «Немедленно резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонита!» Всегда ли нужно резать и удалять?

– Еще древние эскулапы говорили: «Самая хорошая операция та, которую ты не сделал». Нужно все досконально взвесить, исследовать, провести серию анализов, семь раз отмерить и только потом резать. Самое важное в нашей профессии не резать, а думать. Часто слышим: «Он – хирург от Бога, у него руки золотые». Да не руки – голова золотая, привыкшая думать и поступать сообразно показаниям.

А смерть все равно не спрашивает… Вы помните первый летальный исход в своей практике?

– 1998-й год… Только стал заведовать отделением онкоторакальной хирургии в Витебском областном онкологическом клиническом диспансере. Первая операция в новом отделении – и пациент не проснулся. Хирург не оловянный солдатик, переживает, как и все люди. Мучился, прокручивал снова и снова весь ход операции, понимал, что страшного не должно было случиться. Ан нет! Не знаю таких врачей, которые очерствели бы вконец и не переживали из-за своих неудач.

По гороскопу Вы – Рак, то бишь человек внимательный, верный и домовитый, веселый, общительный и юморной, но вместе с тем и ранимый, нежный, осторожный. Рак не очень любит, когда кто-нибудь заглядывает под его панцирь. Вы часто вывешиваете на душе табличку: «Посторонним вход воспрещен»?

– Для посторонних и журналистов – почти всегда. Только самые верные друзья знают обо мне и моей семье все. Они приедут ко мне на юбилей в субботу – из-за рубежа, из Витебска, Минска и Гродно, придут брестчане…

Близких и любимых людей стараюсь не расстраивать, не плачу «в жилетку» дома, проблемы решаю в стенах больницы или по инстанциям. Даже в самые тяжелые дни никогда не перекладывал заботы, горе или переживания на жену. Наталья Владимировна тоже врач – заведует физиотерапевтическим отделением обл-больницы. А дом хорош тогда, когда в нем царят покой и взаимопонимание, теплая атмосфера, интересные беседы, споры... У нас это есть.

На какое место в медицине Вы бы поставили хирургию?

– «Вытащить» пациента может сильный терапевт и знающий свое дело хирург. Просто терапия – способ более нудный, долговременный, а хирургия благодарнее, потому что улучшение здоровья наступает быстрее, результат виден раньше. Но я бы не стал делить специальности столь радикально. Важна каждая, как и каждый орган в человеческом организме.

Уже без малого десять лет Вы стоите во главе коллектива почти в 2000 человек. Какой стиль руководства предпочитаете?

– По старинке, наверное, метод кнута и пряника. Надо чаще хвалить сотрудников – это удваивает их усилия. Однако не нужно забывать, что малейшая слабина дает отрицательный результат, когда расшатывается трудовая дисциплина. И все-таки гораздо лучше сказать на два «нет» восемь «да» и после работы не держать зла на человека, с которым трудишься рядом.

Что хотелось бы пожелать тем интернам, которые придут в больницу в июле?

– Помнить, что самое главное в нашей профессии – опыт, и никто никогда не подаст его тебе. Как огня, избегать иждивенчества. Быть требовательными прежде всего к себе, а не к окружающей обстановке и людям.

Многое в жизни получилось, состоялось. Чего еще хочется и, главное, зачем?

– Страсть к хирургии не проходит. Хочется помогать талантливым ребятам, а такие в торакальном отделении есть: уже утверждена тема кандидатской диссертации молодого хирурга. Метод в будущем поможет на 50 процентов снизить летальный исход операций. Хочу оперировать и оперирую сам по два раза в неделю. Руки не должны забывать того, чему научились. Постоянно присутствует жажда всего нового: важно, чтобы врач был Врачом, а не «хирургом первого пальца правой стопы». Тогда и жизнь течет интереснее, и голова быстрее соображает, и жить хочется.

Спасибо за беседу, Александр Сергеевич!


Вы владеете недвижимостью?











Ответить