21 авг / 2019
21 авг / 2019
Подать рекламу
БРЕСТ
13°
15°
БРЕСТ
13°
15°

Кто есть кто

Долбик Николай Николаевич

 

Директор тепличного комбината "Берестье"

 

Николай Николаевич ДОЛБИК родился 10 ноября 1951 года. Окончил Белорусскую сельскохозяйственную академию. С 1 июня 1987 года – директор тепличного комбината «Берестье». Кандидат экономических наук, член международной академии информационных технологий. Соавтор трех книг-учебников по овощеводству, ряда научных работ и четырех патентов. «Человек года – 2004», лауреат премии Национальной академии наук Беларуси (2008 г.). Награжден орденом Преподобного Сергия Радонежского, медалью «За трудовые заслуги».

– Николай Николаевич, как поется в песне, все мы родом из детства...

– Я родился на Могилевщине. Детство, как у всех, было босоногое. Но и счастливое. Хотя бы потому, что были живы родители... Даже если не снилось того изобилия продуктов, которое есть сейчас, жили в деревне как-то дружнее и добрее. Я был очень привязан к своему селу, реке Птичь. Помню, как пошел в первый класс, на первую елку. Помню самодельные елочные игрушки. Стеклянные тогда были редкостью, ими все восхищались...

– Легко поступили в вуз?

– Со второго раза. До этого успел поработать завклубом, отслужить два года в армии. Я и сейчас часто пересматриваю студенческие фотографии. У нас много училось студентов из африканских стран, в частности из Сомали. В общежитии жили очень скученно, но дружно. Очень много читали. Может, потому, что других форм обмена информацией, в общем-то, и не было.

– А как оказались в «Берестье»?

– После окончания академии получил распределение в Брестский район. Первым местом работы стал совхоз «Молодая гвардия», где прошел ступени от экономиста до заместителя руководителя. 1 июня 1987 года назначили директором нового хозяйства – только что образованного на базе совхоза «Брестский» тепличного комбината «Берестье». И с тех пор не менял должность. Видимо, не зря до этого три раза отказывался от различных назначений.

– Можете сравнить «Берестье» того времени и нынешнее?

– На заре создания даже забора не было! Имелось 9 гектаров стеклянных и 2 гектара пленочных теплиц. Все делали вручную. Правда, тысяча кубометров газа тогда стоила, как три килограмма ранних помидоров… Но из-за отсутствия технологии урожайность была очень низкой.

Потом много ездил по Советскому Союзу, по западным странам в поисках интересного опыта, что-то изобретали сами. И так росли. В первое время производили менее тысячи тонн овощей в год. В 2011 году, для сравнения, планируем выйти на 9 тысяч тонн. В первые годы работы комбинат потреблял около 20 миллионов кубических метров газа, сейчас – 8 миллионов! Так что судите сами. Эффективность работы «Берестья» увеличилась в 20 раз!

– Поделитесь секретом успеха...

– Мы изобрели и запатентовали бессубстратную технологию выращивания овощей. Благодаря ей созданы прекрасные условия труда, удалось многократно снизить затраты и себестоимость продукции. Основа технологии проста: растение растет не в земле, а «на земле», в так называемом «технологическом рукаве». К кубику с корневой системой подаются все необходимые для питания минеральные вещества. Когда начинали внедрять бессубстратную технологию, некоторые ученые крутили пальцем у виска, а теперь приезжают и не могут налюбоваться...

В последние годы почти 50 процентов выращиваемой продукции продаем в Россию. Валютная выручка в минувшем году превысила 3 миллиона долларов. Мы получаем 60 килограммов огурцов с одного квадратного метра, помидоров – около пятидесяти.

– Что самое трудное в работе тепличного хозяйства?

– Не раз на нас налетали ураганы. Перемерзала вода. Один год мокрый снегопад прошел, упало 30 тысяч квадратных метров застекленной площади. На улице мороз, ветер, а в теплицах посажены растения… Что делать? Приходилось среди ночи поднимать практически весь коллектив. Выходили, укрывали, жгли солому, солярку, опилки. И... спасали. Было приятно до слез.

– Вы кандидат экономических наук. По какой теме защищались?

– Я писал диссертацию по очень интересной теме, которую подсказала работа в «Берестье»: «Нетрадиционные источники энергии для использования в сельском хозяйстве». Замысел созревал долго и благодаря Национальной академии наук Беларуси нашел практическое применение. Я имею в виду пилотный в стране проект по использованию подземных вод, строительству геотермальной станции.

Для этого пробурили скважину глубиной 1520 метров. Убедились, что даже 30-градусную воду эффективно поднимать на поверхность и использовать для обогрева теплиц. Мы показали всем: в условиях Беларуси использование природных источников тепла возможно и целесообразно. И я уверен, за этим будущее.

– За четверть века кто только не побывал в «Берестье»! Встречи с какими людьми особенно запомнились?

– В апреле 2007 года комбинат посещал президент Александр Лукашенко, встречался с коллективом, дал высокую оценку нашей работе. Бывали все предыдущие руководители белорусского государства, много зарубежных делегаций.

В советское время у нас проходил Всесоюзный семинар сельскохозяйственных предприятий, выставка техники. Хорошо помню секретаря, члена Политбюро ЦК КПСС Егора Лигачева. Он тогда еще пригрозил министрам: «Ну, вернусь в Москву, я вас накормлю...» Было очень холодно, и гости не отказывались подойти к столам с горячим чаем, взять бутерброды. Он же ловил каждое слово, все, что ему рассказывали. И, видимо, не понравилось, что чиновники отвлекаются, не слушают. Вот это запомнилось.

– Остается ли время на увлечения?

– Как и многие мужчины, люблю рыбачить. Когда есть время – заниматься физкультурой. Много лет в свободное время катаюсь на велосипеде. Уже выездил с десяток «двухколесных друзей», в том числе дареных. Нравится моржевание, круглый год купаюсь и нахожу в этом большое удовольствие. Лучшего средства от простудных заболеваний, чем закаливание, считаю, нет. И для детей, и для взрослых. Я понял это поздновато, после 45 лет. Сейчас жалею, что не вел здоровый образ жизни до этого.

– Если развести руки – какую самую большую рыбу поймали?

– Бывали всякие случаи. Однажды в Мухавце выловили на редкость большого толстолобика. Весил он более 20 килограммов, может, «сбежал» из какого-то рыбхоза. Некоторые кости жена перепиливала садовой пилой… Она до сих пор всем рассказывает о том моем улове.

– Николай Николаевич, а жену свою где встретили?

– Мы познакомились случайно, когда я заканчивал службу в армии. И вот уже вместе идем по жизни 37 лет. У нас двое детей, пятеро внуков. В общем-то, все замечательно. Жена работала в «Берестье» около двух десятков лет, теперь ушла на заслуженный отдых.

– А Вы какой отдых любите?

– Был как-то в Египте, в некоторых западных странах, в основном в рабочих командировках, – в Польше, Германии, Голландии. Вообще, если честно, я побаиваюсь летать самолетами. Это смешно, но факт.

– А в компании любите, к примеру, спеть за столом?

– Нет, я петь не умею, могу подпевать (смеется. – С.М.). Считаю, неплохо играю на гармошке. Учился сам, у меня нет музыкального образования. Беру в руки инструмент и сейчас, как заиграю, – вся улица сходится, честное слово (Н. Долбик живет в частном доме в Вычулках. – С.М.). Кто слышит в первый раз, удивляются: неужели это вы так играете? В деревне Поблин Глусского района, где я родился, играли на гармошке практически все ребята. В клубе на танцах выстраивалась целая очередь из кавалеров, чтобы хоть один танец сыграть, хоть как-нибудь «засветиться» перед девушками…

– Был ли у вас такой день, который запомнился навсегда?

– Был… Когда проработал в «Берестье» около года, меня... сняли с работы. Почти сняли… В «Берестье» тогда не было ни одного квадратного метра жилья. Мы подготовили проект, генплан и начали строить первый домик. Как раз ехал большой начальник из Минска, и ему не понравилось, где и как строят. Он дал команду разобраться со мной. На следующий день меня исключили из партии и сняли с работы. Я три дня не выходил на улицу, переживал. Но потом приехал председатель райисполкома и сказал: «Иди работай! Вместо тебя сняли... архитектора».

– Вам везло на хороших людей?

– Как написано в Евангелии, какою мерою меряешь, такою и тебе отмерено будет. Именно так всегда старался поступать – чтобы никого не подвести.

– Строительство церкви в Вычулках было осознанным шагом?

– Да. На собрании коллектива все поддержали эту инициативу. На возведение ушло несколько лет. В 2003 году мы завершили строительство Свято-Георгиевского храма в Вычулках. Это дало большую нравственную опору для коллектива. Кто ходит в храм, у того другая направленность мыслей, он плохого не сделает.

Я считаю, что, построив храм, мы сделали большое дело. Тогда тоже было безденежье, но, удивительно, откуда-то находились средства и на церковь, и на зарплату, и на развитие тепличного хозяйства. Вот уж воистину – не оскудеет рука дающего. Благотворительность окупается сторицей. А духовность нам ох как нужно возрождать. Больше строить именно храмов, а не пивбаров. Приятно, что за мой скромный вклад в общее дело был отмечен одной из самых дорогих мне наград – орденом Сергия Радонежского.

– Спасибо, Николай Николаевич, за интересную беседу!