19 ноя / 2019
19 ноя / 2019
Подать рекламу
БРЕСТ
БРЕСТ

Кто есть кто

Базанов Владимир Александрович

 

Депутат Палаты представителей Национального собрания РБ

 

Родился 29 ноября 1957 года в Вологодской области. Служил офицером в Афганистане. С ноября 1999 по октябрь 2012 года – военный комиссар Брестского областного военного комиссариата.

Об Афганистане

Владимир Александрович, как становятся военкомами?

– Каждый по-своему. Лично я после Ленинградского суворовского окончил Коломенское высшее артиллерийское училище, попал служить в ГСВГ (Группу советских войск в Германии. – Ред.). Но начались афганские события, и в январе 1980 года наш дивизион в полном составе вылетел в Ашхабад, где формировалась армейская артиллерийская бригада. Эшелоном под Термез, дальше – своим ходом через Амударью и афганские перевалы…

Через пару месяцев по возвращении из первого боевого выхода узнали, что отправляемся обратно в Союз. Техника у нас была несколько устаревшая, с углом возвышения до 45 градусов – для стрельбы на равнинах, – и было принято решение нашу бригаду вывести, а контингент усилить другой артиллерией.

Повезло…

– Как сказать. Под Самаркандом я понял, что отсюда не выбраться, засяду надолго, как Михаил Фрунзе. И стал писать рапорты о переводе обратно в Афганистан. С четвертой попытки удовлетворили, и я два года служил в качестве командира огневого взвода артбатареи.

Дома ждала жена?

– Жениться, служа в Афганистане, мог только ненормальный. Я сделал это после того, как заменился.

После горячих точек обычно переводили в хорошие места.

– Да кого как. Меня направили в Забайкальский округ, где зимой до минус пятидесяти, но я не жалею. Заехал домой, подали заявление. Месяца через три командир отпустил меня на две недели, я женился и вернулся в Забайкалье, а жена осталась заканчивать пятый курс Витебского пединститута, защитила диплом и в августе прибыла ко мне. Такая у меня декабристка.

Через три года я поступил в Военно-артиллерийскую академию им. Калинина, в 1988 году успешно ее окончил и получил назначение в ГСВГ. Но с Германией мне определенно не везло, ГДР и ФРГ объединились, начался распад Советского Союза, и мы семимильными шагами покинули Европу. Мама у меня с Витебщины, после смерти отца вернулась на родину, и жена из той же деревни – естественно, я выбрал Беларусь. Прибыл в 1993 году на должность командира артиллерийского полка, осенью мне доверили ракетную бригаду. А через пять лет перешел в систему военных комиссариатов. С ноября 1999 года – военный комиссар Брестской области.

Что в Вашем мировосприятии изменил Афган?

– Главное, что я вынес, – надо ценить и беречь людей. Создавать им условия для нормального несения службы. В армии я прошел все должности от командира взвода до командира бригады, работал непосредственно с людьми – главным всегда было создать коллектив, который сможет успешно решать задачи. Сегодня наш военкомат – один из лучших в республике, но это не «я», это – «мы».

О комиссариате

Военком – это человек, с которым хотят дружить все родители старшеклассников. А какой вообще круг обязанностей у руководителя областного военного комиссариата?

– Многие почему-то считают, что военкомат ведет только призыв на срочную службу. Но это лишь часть нашей работы. Основное наше предназначение – мобилизационная работа: учет офицеров, прапорщиков, сержантов, солдат, которые уже отслужили, а также техники народного хозяйства, которая может быть предназначена для различных воинскиех формирований. Плюс на военкомате лежит все пенсионное обеспечение военнослужащих. Плюс работаем с ветеранами войны, с воинами-афганцами, чернобыльцами…

Насколько охотно молодежь идет в армию?

– Был период, когда многие хотели от армии «откосить», спрятаться куда-то. Сейчас эта тенденция понемногу переломилась. До руководителей предприятий дошло, что если человек не служил, что-то у него, наверное, не в порядке. Одно дело, когда это хороший, преданный Родине человек, который не может пойти в армию по состоянию здоровья, и совсем другое – уклонист. Их не так много, на сегодняшний день около 300 человек, мы их разыскиваем, тесно работаем с УВД, прокуратурой. Так написано в Конституции: человек должен отдать долг Родине. И смысл не в том, чтобы он отбыл эти год или полтора, а чтобы получил военно-учетную специальность и, когда нужно, мог защитить свою страну, свой город, свою семью.

Вы лично участвуете в распределении новобранцев по родам войск и конкретным точкам несения службы?

– Генеральный штаб доводит области план призыва, а мы спускаем разнарядку по районам и городам области. Вопрос, где кому служить, решает районная призывная комиссия. Молодого человека вызывают к себе, беседуют, смотрят характеристики и исходят из принципа целесообразности: если окончил техникум связи, зачем направлять в пехоту...

Чувствуете личную ответственность за молодого человека, отправляемого в армию, – за то, что с ним там произойдет и каким он вернется?

– Естественно, для меня важно, чтобы он вернулся целым и невредимым и нашел свое место в жизни.

Тогда конкретная история. Лет пять назад в армию призвали брестского парня. Служил под Минском, был солдатом с отличными характеристиками, командиром отделения. А потом сменился командир части, все пошло кувырком. Подполковник прослышал о солдате с золотыми руками, разбирающемся в автомобилях, и взял его в оборот – втянул в аферу с перегонкой машин. В итоге парню присудили сумму, какую он хорошо если выплатит за полжизни. А потом дали 9 месяцев общего режима за то, что не отмечался регулярно в милиции. Итого: мать отправляла в армию сына, которого растила сама, единственную свою надежду и опору, а получила поломанную судьбу. Через тридцать дней его отпустят – и куда теперь с двумя судимостями?

– В любом коллективе многое, если не все, зависит от руководителя. Командир, который для своей выгоды подставил солдата, – не командир.

Так он теперь и не командир, но, мне кажется, в этой ситуации армейская система должна брать на себя ответственность и как-то помогать человеку.

– Я вам скажу, в армии прежнего бардака нет. Являюсь начальником Брестского гарнизона, где много воинских частей, и стараюсь контролировать, чтобы солдат занимали боевой подготовкой, а не строительством кому-то гаража или дачи. Если кто-то из офицеров на таком попадается, вылетает из армии пробкой. А парень, о котором вы говорите, после освобождения пусть придет ко мне. Юридическая сторона не в моей компетенции, но помочь трудоустроиться постараюсь.

О футболе

– Сколько служу в Бресте, посещаю футбольные матчи. По мере возможности старался динамовцам помогать. Потом Владимир Михайлович Шишко пригласил войти в правление футбольного клуба. Сотрудничали и со следующим председателем – Александром Алексеевичем Шишко, а когда он уехал в Минск на должность заместителя министра, клуб решили доверить мне.

Любое дело строится по кирпичику: что-то сделал один из Ваших предшественников, что-то – другой. Какую часть пути в создании клуба с серьезными намерениями Вы отводите себе?

– Надо понимать, что «Динамо» – не частный клуб, многие вопросы завязаны на государственном финансировании. Ведущие команды страны владеют хорошими базами. Хочу сказать теплые слова в адрес Владимира Михайловича Шишко, оставившего после себя хорошее хозяйство: в его бытность председателем правления команда получила прекрасные тренировочные поля. В свою очередь я очень хотел бы продвинуть вопрос со строительством базы.

У Вас есть любимый футболист?

– У руководителя не должно быть любимчиков. Как зритель получаю удовольствие от действий на поле Андрея Цевана. По душе Дима Мозолевский, Коля Януш – мне вообще нравятся открытые люди.

Какого футболиста Вы хотели бы иметь в «Динамо» – из белорусского и мирового футбола?

– Мечтал бы вернуть назад ушедших в БАТЭ Сашу Володько и Эдгара Олехновича, нам их не хватает. А если совсем уж фантазировать – кто в мире отказался бы от Лионеля Месси?

О счастье

У Вас большая семья?

– Двое сыновей. Старший окончил экономический факультет БрГТУ и работает экономистом на заводе «Гефест», младший – десятиклассник лицея.

Можете, не задумываясь, назвать день, когда были по-настоящему счастливы?

– День свадьбы: я люблю свою жену. И еще запомнилось, как в Забайкалье я вез ее в роддом на боевом «Урале» – это тоже было счастье.

Это лучшее использование боевого «Урала» из всех, какие можно придумать! С профессиональным праздником Вас!


Вы владеете недвижимостью?











Ответить