17 ноя / 2019

Обретение или утрата «Надзеi»?

22 апреля 2011

Брестская швейная фирма «Надзея» начинает новую страницу своей истории. Пессимисты полагают, что она может стать для предприятия и последней. С начала этого года четыре участника фондового рынка скупили около 80 % акций фирмы и на внеочередном собрании акционеров, прошедшем в первых числах апреля, поставили вопрос о сложении полномочий прежним наблюдательным советом. В его новый состав вошли шесть представителей от самых крупных акционеров и один – от государства, которому с прошлого года принадлежат 20 так называемых выморочных акций. Таким образом, у предприятия, расположенного в самом центре Бреста и представляющего собой лакомый кусок именно по этой причине, появился собственник, который вправе распоряжаться приобретенной недвижимостью по своему усмотрению. «Надзею» ждут очень большие перемены. Собственно, они уже начались.

Дело «черного рейдера»

Среди тех, кто следил за развитием ситуации на «Надзее» в последние годы, в ходу выражение «рейдерский захват». Правда, относительно того, к кому из участников биржевой игры оно применимо, мнения расходятся.

Одни отводят роль «возмутителя спокойствия» Алле Атылиной, возглавлявшей «Надзею» с февраля 2005 года. Другие – частному предприятию «Санта-Инвест», которое в августе 2008 года приобрело 262 немораторные акции фирмы и стало третьим по величине акционером. Практически все остальные акции предприятия (более 20 тысяч) были распылены между мелкими собственниками. По состоянию на 1 июля 2010 года почти 98 % акций ОАО «БШФ “Надзея”» находилось на руках более тысячи физических лиц, в основном – бывших работников фирмы.

Чтобы понять все перипетии сложной игры вокруг «Надзеi», достаточно вспомнить, сколько жалоб на действия директора поступило в разные инстанции за последнее время и через сколько судебных разбирательств пришлось пройти предприятию. Наверняка у брестчан еще на памяти скандал на фирме, инициированный ее замерзающими в буквальном смысле работницами: зимой 2009-2010 гг. из-за задолженности по электроэнергии и отоплению производственные помещения остались без тепла. Впрочем, среди сторонников Атылиной бытует мнение, что это тоже – часть хорошо спланированной акции против директора, а вовсе не халатность с ее стороны. И вообще, именно так и начинается классический рейдерский захват: с резкого всплеска жалоб. Правда, многочисленные обращенные в судебные органы от самого ЧУП «Санта-Инвест» никак не назовешь необоснованными: компания предприняла поистине титанические попытки попасть хоть на одно собрание акционеров, но все они закончились ничем: ее представителя просто не пускали через проходную фирмы.

В 2008 году «Надзея» объявила о проведении закрытой подписки на «дополнительные» 10 тысяч акций по номинальной стоимости 39 976 рублей. Инициатором эмиссии выступила директор предприятия Алла Атылина. С позиции менеджера решение было более чем правильным: человек, оформивший на себя эту подписку, становился обладателем крупного пакета акций (более 30 %) и тем самым получал эффективные рычаги управления. Дело в том, что из-за распыленности акций собрать общее собрание акционеров, правомочное принимать решения (50 % акций +одна), невозможно в принципе. Повторное собрание в соответствии с законодательством признается правомочным при наличии 30 % голосующих акций+одна. До проведения закрытой подписки доля Атылиной в уставном фонде предприятия составляла 0,03 %. В случае приобретения ею 10 000 акций она увеличилась бы до 37,56 %. Однако «Санта-Инвест» тоже объявила о своем намерении приобрести весь пакет акций дополнительной эмиссии. Впрочем, и на этот раз обращение акционера осталось без внимания. На 10 тысяч акций подписалась лично директор «Надзеi», правда, реально смогла внести деньги лишь за 6 тысяч. Таким образом, ее доля как акционера составила менее 30 %.

Позже директор предприняла еще одну попытку получить полный контроль над предприятием. «Надзея» начала скупать на свой баланс акции, находившиеся на руках мелких акционеров, по 100 000 рублей, чтобы затем их аннулировать. В случае успеха доля других акционеров увеличивалась, и у руководителя фирмы была бы теоретическая возможность завладеть контрольным пакетом (50 % акций+1). Уточним: акции приобретались за счет прибыли предприятия. Однако с 1 января 2011 года декретом N7 президента РБ был снят мораторий на куплю-продажу акций ряда компаний, на сцену вышли новые игроки, и ситуация для Аллы Атылиной полностью вышла из-под контроля.

Цена «места под солнцем»

На валютно-фондовой бирже, где после отмены моратория жизнь забила ключом, акции «Надзеi» неожиданно для многих оказались в центре внимания. При номинальной стоимости чуть меньше 40 тысяч рублей за акцию уже первые сделки купли-продажи были совершены по цене 130 тысяч. Потенциальные покупатели, надо признать, провели активную работу среди мелких держателей акций: предложения продать по выгодной цене поступали им не один раз. И те не устояли. Тем более что до сих пор проку от этих акций для них не было никакого – дивиденды по ним не выплачивались. По словам одного из участников, в биржевую игру за акции швейной фабрики помимо ЧУП «Санта-Инвест» в середине февраля включились Алла Петровна и ее родственники, потом подтянулось еще несколько участников торгов.

Акции «Надзеi» стали стремительно расти в цене. В течение только февраля их стоимость увеличилась со 130 до почти 520 тысяч рублей. Но и это не стало «потолком». В первых числах марта спрос на «Надзею» поднялся до уровня, уже не поддающегося никакой логике. В течение одних торгов 2 марта акции предприятия выросли в цене с 600 до 927 тысяч рублей, а спустя буквально день был достигнут абсолютный ценовой максимум – 940 тысяч рублей за акцию.

Правда, по такой цене был продан очень небольшой пакет. 11 марта капитулировал последний из крупных акционеров: на торги были выставлено 7577 акций, которые были проданы за 1,417 млрд рублей (данные о результатах внебиржевых и биржевых торгов взяты из газеты «Белорусы и рынок»). Алла Атылина свои акции продала тоже. То ли нервы не выдержали, то ли цена устроила…

В итоге контрольный пакет акций ОАО «БШФ “Надзея”» не достался ни одному из четырех крупных держателей, что, похоже, не мешает им договариваться между собой и принимать совместные решения. 2 апреля они собрали внеочередное собрание акционеров и сформировали новый состав наблюдательного совета. Его возглавил Владимир Попко, заместитель директора ЧУП «Санта-Инвест». Одним из направлений своей деятельности предприятие называет инвестирование средств, появляющихся в качестве прибыли у его учредителя – СП ООО «Санта-Бремор».

Будущее туманно

Вопрос, которым сегодня задаются многие, и в первую очередь – 138 работников «Надзеi»: что теперь будет с фабрикой? Какие у нового собственника намерения?

Председатель наблюдательного совета Владимир Попко утверждает: швейное производство останется. Однако реорганизация будет проведена полная, потому что, по мнению Владимира Владимировича, «там все в очень плачевном состоянии». В первую очередь это касается управленческого аппарата: «нужность и необходимость каждого управленца» будут рассматриваться индивидуально. «В советские времена на этой фабрике насчитывалось более тысячи работников. Сейчас – 52 швеи, и по одному руководителю на швею наберется точно. Это ненормально», – считает он. Что касается рабочего класса, то его обещают «укреплять и сохранять». «По той информации, что докладывали нам специалисты фабрики, готовой продукции на складе скопилось на 1 млрд 60 млн рублей. Есть товары, которые произведены еще в 2005 году – они до сих пор не востребованы, – говорит Владимир Попко. – Кроме того, износ основных фондов составляет 80 %, а дебиторская задолженность предприятия – более 700 млн рублей. Еще один момент. Как вы знаете, по инициативе Атылиной за средства предприятия были выкуплены акции на 230 млн рублей. С учетом того, что номинальная их стоимость около 40 тысяч рублей, а покупались они по 100 тысяч, то разница (в сумме около 138 млн рублей) ляжет на убытки предприятия. Это примерно месячная оплата труда всех работников фирмы».

Сейчас собственники занимаются изучением финансового положения предприятия, чтобы получить полное представление о том, что они в конце концов приобрели. «Картинка» должна сложиться к 20 мая, когда намечено провести годовое общее собрание акционеров. В этом году оно еще не проводилось, хотя согласно законодательству должно созываться не позже трех месяцев после окончания отчетного года. Впрочем, в прошлом году оно вообще состоялось аж в ноябре. Именно на собрании станет ясно, какие перспективы уготованы предприятию. В том числе будет решаться вопрос о назначении нового директора. Практически сразу после смены собственника Алла Атылина ушла на больничный. Но с ней новые акционеры явно не хотят больше иметь никаких дел.

19 апреля Алла Атылина действительно написала заявление об уходе с поста директора в связи со сменой собственника. И. о. директора назначена главный бухгалтер предприятия Ирина Васильевна Вакулина.

Мнение

Игорь Царук, член наблюдательного совета ОАО «Надзея», представитель государства:

– Ситуация очень неоднозначная. В последние годы это предприятие имело неплохие экономические и финансовые показатели. Прошлый год оно закончило с прибылью, у него просматривались хорошие перспективы на будущее. Алла Атылина, насколько нам известно, дневала и ночевала на предприятии, душу в него вложила, и мы были не против, чтобы она стала полноправной владелицей ОАО. Уверен, что основное число жалоб было инициировано искусственно, чтобы накалить обстановку. Приход нового собственника не означает, что он даст толчок для развития предприятия. Оно и так развивается. Проблемный период ушел. Но когда отменили мораторий, ничего ни от кого не зависело. Только от денег и от технологий, которые применялись при скупке акций. Сейчас эти акции уже никому не нужны – дело сделано, «Надзея» сменила собственника.

Очень трудно прогнозировать, как будет развиваться ситуация дальше. Фактически государство не может повлиять на решения, которые будут принимать новые собственники. В наблюдательном совете его представитель имеет один голос из семи. А положение на фабрике сейчас непростое. Директор ушла, зам по производству ушла, служба сбыта, насколько мне известно, планирует уйти в полном составе. По сути, у предприятия нет головы, туловища и ног – остались одни руки. Организовать производство в один момент невозможно. Хотя, может, у нового собственника это и получится.

У них есть идея, как, не сворачивая основного производства (все-таки бренд «Надзея» уже наработан и раскручен), организовать цех по пошиву спецодежды для своих производств. Но, опять же, здесь профессионал должен заниматься. Получится ли?

В ближайшие дни собственники намереваются детально изучить финансовое положение предприятия, «порыться» в складских запасах. Может, в результате на свет появится новый инвестиционный проект. Но я уверен: швейного производства здесь не будет. Если они и захотят его сохранить, перенесут из центра города. С одной стороны, это и правильно: промышленные предприятия надо выносить из центра. Это было бы неплохо при условии, что само предприятие сохранится, не ухудшит своего финансового положения, а люди не потеряют рабочие места. Но ломать все без оглядки недопустимо.

Елена Трибулева

6537
0
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.

Правила комментирования на сайте vb.by

Не будут допускаться к публикации следующие комментарии:

  • содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения, оскорбляющие честь и достоинство авторов публикаций, героев материалов, других комментаторов и иных лиц;
  • содержащие признаки межнациональной, религиозной вражды, в том числе пренебрежительные наименования других национальностей;
  • выражающие удовлетворение или радость от заведомо трагичных событий (смертей, аварий, катастроф и пр.);
  • содержащие оскорбления по признаку фамилии, имени или географического названия, оскорбления в связи с физическими недостатками;
  • содержащие призывы к насилию или самосуду, пожелания смерти или физических мучений;
  • содержащие сравнения людей или организаций с нацистами;
  • содержащие домыслы об интимной жизни героев публикаций или других комментаторов, а также личные выпады;
  • не соблюдающие презумпцию невиновности до решения суда;
  • написанные на иностранных языках (возможно исключение для польского, украинского или английского, если это не затрудняет понимание смысла);
  • написанные ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ (Caps Lock);
  • направленные против редакции «Вечернего Бреста» или конкретного автора;
  • повторяющиеся в одинаковом виде под несколькими публикациями (расценивается как спам);
  • бессмысленные комментарии, флуд, рекламу личных услуг.
  • неоправданно длинные комментарии или цитирования;
  • содержащие гиперссылки на другие сайты;
  • содержащие рекламу фирм, партий, движений, отдельных личностей;
  • содержащие персональные данные людей (адрес, телефоны и др.)
  • содержащие просьбы о переводе денег на адрес, банковский счет или карточку (для этого существует специальная процедура обращения в редакцию);
  • - содержащие пререкания с модераторами, советы и обсуждения решений модераторов.
Данные правила также распространяются и на комментарии в официальных аккаунтах «Вечернего Бреста» в социальных сетях.
Редакция vb.by обращает внимание читателей на то, что не допускается использование псевдонима, уже принадлежащего другому комментатору. Замечания, высказанные в комментариях по поводу возможных ошибок в текстах (орфографических, пунктуационных, лексических, смысловых и т.д.), могут быть учтены редактором сайта без публикации самого комментария.
Обращаем также ваше внимание, что даже если комментарий не несет формальных нарушений, но грубый по тону, он будет удален. Комментарии, представляющие собой пикировку двух и более лиц, не относящуюся к теме статьи, нежелательны и будут прерываться модератором.

Собрались купить пиломатериалы? А знаете ли вы, что существует более 200 пороков древесины....
3899
Для начала необходимо взять во внимание то, что приобретать жилую площадь под аренду...
2436
Есть несколько важных нюансов, на которые стоит обратить внимание каждому, кто начинает...
1835
Межкомнатные двери – это не просто функциональный элемент, который позволяет спрятать...
2218
Вы владеете недвижимостью?











Ответить