10 дек / 2018
10 дек / 2018
БРЕСТ
-1°
БРЕСТ
-1°
БРЕСТ
-1°
Король и шут

25 февраля 2011

Что-что, а хранить в тайне предстоящую постановку в Брестском театре кукол умеют. Можно по нескольку раз в неделю общаться с директором или его замами и оставаться в полном неведении насчет того, какой сюрприз готовят нам актеры. Вот и «Король Лир» свалился нам на голову совершенно неожиданно. Даже не осталось времени на то, чтобы перед общественным просмотром 22 февраля перечитать изрядно подзабытый текст пьесы.

Еще днем раньше автор этих строк заглянула на технический прогон спектакля. Ступив в темноту зала, была буквально заворожена действом, разворачивающимся на подмостках. Король Лир делил владения между дочерями и в угоду собственной гордыне требовал от них славословий. Сцена была настолько отточенной и захватывающей, что подумалось: наверное, режиссер привез «своих» актеров. Даже интересно стало: а как же «варяги» будут успевать приезжать на спектакли? Каково же было мое удивление, когда выяснилось, что среди исполнителей приезжих нет. Все свои!

Это к тому, что шекспировский сюжет, талантливый перевод Бориса Пастернака, интересная режиссерская задача высветили в хорошо знакомых актерах новые грани.

На общественном просмотре зал был полон. Некоторые зрители даже пришли с цветами, несмотря на то что это был предпремьерный показ.

…Шут (Дмитрий Нуянзин) везет в тележке короля Лира (Владимир Тевосян). На царственном безумце веночек из цветов. К груди он прижимает куклу, напоминающую ему о любимой, но отвергнутой им дочери Корделии. Так в ткань действа входят куклы. Здесь они выступают двойниками действующих лиц, то напоминая об отсутствующем человеке, то являясь «спарринг-партнером» в воображаемом диалоге… Некоторые герои и вовсе существуют только в виде кукол.

Прежде чем король Лир дарит Гонерилье (Руслана Соколова) и Регане (Светлана Шутак) по полцарства, а нелицемерную Корделию (Лилия Верста) прогоняет ни с чем, мы видим эту ситуацию, разыгранную куклами в руках у Шута. Единственные зрители этого представления, король Лир с Корделией, смеются, не предполагая, что скоро тот же сюжет повторится с их непосредственным участием. Только уже не как шутка, а как трагедия.

Шут (Дмитрий Нуянзин).
Шут (Дмитрий Нуянзин).

А еще спектакль населен типами-масками, не рассчитанными на движение. Они – на плащах у героев, на бортиках тележки. Из-за светящихся «глаз» масками выглядят даже деревянные конструкции декораций.

«Король Лир» – дипломная работа Алексея Уставщикова, выпускника Санкт-Петербургской академии театрального искусства. Только не следует воспринимать его как юного студента. Это второе высшее образование Алексея. Первое он получил в Екатеринбургском театральном институте по специальности «актер драматического театра и кино» и после этого семь лет работал в театрах Кирова, Калининграда, Екатеринбурга. С 2000 года живет в Санкт-Петербурге. Занимался драматургией. По его произведениям в российских театрах поставлен ряд спектаклей. Сейчас осваивает профессию режиссера театра кукол. Спектакль в Бресте – его дебют на этом поприще.

Художник-постановщик Анастасия Кардаш, режиссер-постановщик Алексей Уставщиков (в центре), композитор Артем Алендеев.
Художник-постановщик Анастасия Кардаш, режиссер-постановщик Алексей Уставщиков (в центре), композитор Артем Алендеев.

Ближайшие сподвижники по постановочной группе связаны с ним тесными узами. Художник-постановщик Анастасия Кардаш – супруга, композитор Артем Алендеев (кстати, архитектор по основному роду деятельности) – друг юности.

Алексей Уставщиков говорит, что замысел поставить «Короля Лира» он вынашивал двенадцать лет. Чтобы адаптировать литературный шедевр к кукольной сцене, пришлось убрать из сюжета некоторые побочные линии, сократить число действующих лиц. К тому же у Алексея собственное прочтение этой истории.

– Я смотрел фильмы Григория Козинцева, Питера Брука и других талантливых кинорежиссеров о короле Лире, – рассказывает Уставщиков. – И всегда мне не давал покоя вопрос: почему этот правитель раздает свое государство, почему так легко расстается с короной? Разрушить всегда легче, чем создать. Я хотел показать, что король Лир не имел права посягать на тот миропорядок, который создавал сам. Мой спектакль в первую очередь об ответственности.

На сцене – деревянные конструкции в виде землемерного циркуля. Расширяя и сужая свой «шаг», они превращаются в арки и колонны, порталы замков и своды тюрьмы. С ними ведут беззвучную перекличку их миниатюрные подобия – маленькие треугольники из старинных кельтских шахмат, за которые время от времени усаживаются действующие лица спектакля. Режиссер не уверен, играли ли в древнюю игру «фидхелл» в эпоху Шекспира, но привнесение ее в сюжет высекает дополнительные смыслы. Например, когда на полу расстилается клетчатый плед и незаконнорожденный сын графа Глостера Эдмонд (Роман Пархач) азартно двигает по клеткам треугольники, это значит, что родилась новая интрига, продумана очередная комбинация, призванная стравить врагов, к которым герой причисляет собственных отца и брата.

– Перед актерами в этом спектакле стоят сложные задачи, – говорит режиссер. – Во время действия на сцене сосуществуют сразу четыре театральные системы: дель арте, театр отстранения, театр представления и театр переживания. Это требует от актеров огромной самоотдачи и напряжения сил. И они с этой задачей справились.

Что касается такого героя, как Шут, то в брестской версии ему отводится особая роль. Он – и советчик, и сопереживатель, и пророк. Кстати, он носит шотландскую мужскую юбку – килт. Почему?

– Через этот элемент одежды я хотел сказать, что Шут, ко всему прочему, – это еще и нянька, мамка, оберег короля Лира, – поясняет режиссер.

Спектакль запоминается выразительной сценографией. В нем есть вершины, связанные с игрой актеров. Но в то же время, на мой взгляд, ему не удалось избежать ребусов, которые заставляют зрителя ломать голову. Порой вообще кажется, что тот или иной символ либо знак понятен лишь режиссеру-постановщику. Возьмем, к примеру, финальную сцену спектакля, пронзительно сыгранную Дмитрием Нуянзиным. Шут – этот верный раб, воплощение служения и терпения – снимает свой колпак и швыряет королю Лиру: «Дяденька, ты свой колпак забыл!» И мы видим, что у Шута седая голова, а в глазах стоят слезы. Нельзя не ощутить меру его страданий. Он не смог уберечь от опрометчивых шагов своего повелителя. Не смог уберечь королевство.

Так поняла финал не одна я. Но, оказывается, эта трактовка неверна. Закручено намного сложнее. Все, что доселе происходило на сцене, – сон Шута. Вещий сон, который после слов короля «Подайте карту!» начнет превращаться в кошмарную явь.

Спектакль только начинает жить, а значит, будет шлифоваться, совершенствоваться. Главное уже достигнуто: новая работа получилась яркой, не повторяющей предыдущие и заставляет о себе говорить.

Людмила Бунеева

7574
0


Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Возможность добавления комментариев временно отключена. Приносим извинения за неудобства.
«Старый Брест и брестчане» Персональная выставка члена Белорусского Союза...
655
Концерт органной музыки Петр Сухоцкий (орган) и Анастасия Янцур (вокал) представят...
1416
«Гори, гори, моя звезда...» Концерт, посвященный 100-летию со дня рождения Николая...
1309
Зажигательные латинские танцы станут украшением международного хореографического...
1095
Чьим именем можно было бы назвать аэропорт Бреста?












Ответить
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить