23 ноя / 2017
23 ноя / 2017
БРЕСТ
БРЕСТ
БРЕСТ
На Брестчине он встретил свой «Рассвет»

07 ноября 2017

Герои и антигерои... Они захватывают любую эпоху, растворяясь в ней и поглощая ее одновременно. Ибо общество во все века делилось на ведущих и ведомых. Первых абсолютное меньшинство. Но еще меньше тех, кто готов стать лидером за идею, а не из корысти, вести за собой не за страх, а за совесть, служить своеобразным маяком для других. Экс-председатель колхоза «Рассвет» на Пружанщине Евгений Кудинов из таких вот аксакалов. Человек, который никогда не требовал для себя больше, чем мог отдать обществу. Ибо свое жизненное кредо сформулировал еще в молодости: делай, что можешь, а если видишь, что не можешь, учись и все равно делай хорошо. Люди это оценят. А еще: с уважением относись к тем, кто тебя окружает. Это достойно уважения. Так его воспитали родители — простые крестьяне из Могилевской области. Таким он оставался всю свою жизнь. Не занимал высоких постов в партийной иерархии. Никогда не стремился к большой власти. При этом свято верил и продолжает верить в торжество тех идеалов, которым служил. И даже получив высшую советскую награду – орден Ленина и звезду Героя Социалистического Труда, не «зазвездился», не изменил своим принципам, по-прежнему оставаясь Мужиком с большой буквы.

Новости Бреста

«Я из восточников»

«Родился я в 1929 году в Чериковском районе. Восточник, как принято говорить. Нас было пятеро братьев и сестер. Старший брат 1918 года рождения погиб в 43-м на Курской дуге, сгорел в танке. Ну а к настоящему времени я из всех один остался. В войну нам, можно сказать, повезло: деревню нашу немцы не сожгли. Нас освободили в сентябре сорок третьего, и почти сразу же в селе начала работать школа. А уже в сорок пятом я, закончив семилетку, смог поступить в Могилевское педучилище. В сорок восьмом, отучившись, был направлен в Шерешевский район Брестской области, в деревню Хвалово, заведовать местной школой. Там проработал два года. Потом была трехлетняя служба в армии — в Киевском Кразнознаменном полку. Отслужив, вернулся на Брестчину, в тот же Шерешевский район, где стал директором Чабахской семилетней школы. Помню, строили новую школу всей деревней. Сами жители заготавливали лес, сами же пилили его на стройматериал, делали все работы внутри здания. Хорошая получилась школа. А тяга к знаниям у молодежи была сильная. Это несмотря на то, что до начала шестидесятых никого из деревни не выпускали — паспортов ведь у сельчан не было. Но учиться хотели и шли из соседних деревень в школу за 5-10 километров», - рассказывает ветеран труда.

Педагог, инструктор, аграрий

В шестьдесят первом, когда началась космическая эра, в жизни Евгения Кудинова также наступили перемены. Пружанский райком КПБ (дело было уже после укрупнения районов) отметил хорошие организаторские способности молодого педагога и стал продвигать его по партийной линии. Так Кудинов стал заместителем председателя колхоза «Рассвет» иодновременно возглавил в нем партийную организацию. Спустя год его ждала еще одна ступень — учеба в Высшей партийной школе республики, куда его также направили по рекомендации райкома. В Минске в 1964-м это был первый выпуск ВПШ — учеба в ней приравнивалась к высшему образованию, причем упор тогда делали не столько на идеологию, сколько на экономику. «Знания мы получали солидные. И что немаловажно, в сфере коммуникации, работы с людьми. Это давало хорошую базу для работы в коллективе», - вспоминает Евгений Иванович. 

После получения диплома ВПШ его пригласили на работу в Брестский обком партии на должность инструктора. Предоставили квартиру в доме на Пушкинской, где жил в то время известный партийный руководитель Владимир Самович. 

Но, видать, судьбой было уготовано Кудинову жить и работать на своей второй родине — Пружанщине. Всего год «обкомовской закалки», и его снова отправляют в район, в тот же колхоз «Рассвет», где он начинал познавать азы агропромышленного комплекса. А там в шестьдесят пятом, за три года до Пражской весны, назревала самая настоящая революция в отдельно взятом хозяйстве.

«Не всегда правы те, кто утверждает, что в Советском Союзе не было демократии, а простые колхозники ничего не решали, - говорит Евгений Иванович. - Согласно закону, общее собрание колхоза было высшей инстанцией на его территории. Именно оно избирало председателя и членов правления. Райком обычно выдвигал свою кандидатуру, но далеко не всегда и не везде она принималась. Так было и в «Рассвете». Люди отказали в доверии прежнему председателю, который их нередко обманывал: обещал заплатить за работу хотя бы сеном, продуктами и т. д., а в результате оставлял ни с чем. А колхоз надо было поднимать. Меня тогда вызвал первый секретарь обкома Микулич и предложил возглавить хозяйство. Я сперва отказывался. Спустя несколько дней зовет второй секретарь и говорит: хочешь не хочешь - выручай. Положение требует. Меня в «Рассвете» хорошо знали. Против не проголосовал никто».

НЭП от Кудинова

Так начинался для Кудинова 36-летний период «Рассвета». Возможно, и не предполагал он, что задержится в Колядичах надолго и встретит вместе с коллективом этого хозяйства двадцать первый век. В БССР тогда, в середине 60-х, аккурат стартовала машеровская эпоха — время подъема АПК, массового строительства на селе.

А завершал свою «рассветовскую» деятельность Кудинов уже в Республике Беларусь, на десятом году ее независимости, когда «Рассвет» состоял в когорте наиболее преуспевающих сельхозпредприятий молодой страны.

«Первый и самый главный урок, который я усвоил, когда меня только избрали председателем, - людей нельзя обманывать. Ни при каких обстоятельствах. Лучше им честно сказать: что-то не получается, что-то идет не так. Но не перекладывать на них ответственность за свои недоработки. Доверие людей — самый ценный потенциал, который есть у любого руководителя». 

Верность этому принципу Кудинов сохранил до последнего рабочего дня.

Ну а первым делом приходилось наводить элементарный порядок во вверенном ему хозяйстве. Люди не хотели пасти скот, выходить на посевную. «Многие уже не верили, что им заплатят. Я сразу сказал: заключаем договор, и если что, вы сможете обратиться в суд, и за работу вам в любом случае заплатят. До суда, слава Богу, дело не дошло. Все было выплачено согласно договорам: зерном, картофелем и т. д. Вскоре дела пошли. Как только в колхозе появилась прибыль, стали платить деньгами».

Так, шаг за шагом Кудинов смог убедить крестьян, что вместе им под силу вывести колхоз в передовики, а значит, повысить благосостояние всего коллектива. При этом за 36 лет он никого не обругал, не оскорбил, а каждого называл уважительно — по имени-отчеству.

Как только кризис миновал, экономика стала укрепляться, взялись за социалку. Ежегодно «Рассвет» прирастал новыми домами. Появились современные школа, магазин, дом культуры, детский сад, баня. После Чернобыля колхоз выделял деньги на лечение и протезирование зубов для сотрудников. Многие, и не по одному разу, смогли съездить в санатории и дома отдыха по путевке. Хозяйство было образцово-показательным.

Для тех, кто созидал

При этом сам Кудинов не идеализирует советское время, говорит, что немало допускалось ошибок и даже откровенной глупости. Но работать при желании было можно.

«К нам в колхоз не раз прилетал Машеров. Что в нем импонировало, так это отношение к людям. Подчеркнуто уважительное. С ним можно было спорить, высказывать свою точку зрения. Но решения им принимались, как правило, очень взвешенные и грамотные. Как-то, помню, прилетел вертолет, сел прямо на поле: никаких декораций, никакой охраны, все очень просто и по-деловому. Естественно, собралось руководство района, области. Петр Миронович нас позвал на борт, где у него рабочий кабинет был. Прямо на борту мы обсуждали проблемы аграрной отрасли. И тут Машеров неожиданно задает вопрос в лоб: были ли у меня какие-либо взыскания по партийной линии? Я отвечаю, что были, и рассказываю как на духу. А у нас в колхозе одно время занимались овцеводством. Оно было убыточным. И мы на правлении решили овец извести. Отвезли на мясокомбинат и сдали. Вызвали меня на бюро обкома: зачем ты, мол, овец всех порезал? Сгоряча объявили выговор. Петр Миронович выслушал все до конца и при всех, значит, говорит: отмените ему выговор. И не лезьте со своими директивами. Пусть он сам решает, что для его хозяйства более выгодно», - вспоминает наш собеседник.

Именно в тот, машеровский, период закладывались основы устойчивого развития Беларуси, которые порой подмывались сложной бюрократической системой. Однако же многое из того, что задумывалось, удавалось реализовать, причем в относительно короткий срок. И особенно ощущали на себе рост благосостояния жители села, куда лишь в 60-е годы пришло электричество, механизация, а уже в 70-е некоторые могли позволить себе купить собственный автомобиль. Правда, по разнарядке: Кудинов лично добивался ее через райисполком для своих же сотрудников.

Уже в начале 80-х в «Рассвете» получали урожаи около 40 центнеров с гектара, доили свыше 5000 литров молока на корову. Отсюда — поощрения, награды ВДНХ, но главное — реальная прибыль хозяйства, которое было на слуху. Уже в шестьдесят восьмом Кудинов получил свою первую высокую награду — медаль «За трудовое отличие». В 70-х его наградят орденом Трудового Красного Знамени и орденом Октябрьской Революции. А в 1988-м он получит из рук нашего земляка Андрея Громыко (в ту пору председателя Президиума Верховного Совета СССР) орден Ленина и золотую медаль «Серп и молот» Героя Социалистического Труда. 

Когда Евгения Ивановича провожали на заслуженный отдых, некоторые в зале плакали. А собрание не хотело его отпускать. Хотя настаивал на уходе сам Кудинов: в 2001-м было уже за семьдесят. Говорил: «У меня уже не то состояние здоровья, чтобы работать хорошо. А работать плохо я не привык». 

Сегодня, спустя шестнадцать с лишним лет, когда мы беседовали за чашкой чая в его уютной квартире на «Вульке», легендарный председатель теперь уже бывшего «Рассвета» (переименованного в ОАО «Агро-Колядичи») сказал: «До сих пор не знаю, правильно ли я сделал, что согласился возглавить колхоз (ну, это он явно поскромничал. — Авт.), а вот когда ушел на пенсию, вопреки уговорам, это было самое верное решение в моей жизни. Уходить надо вовремя. Это искусство. Оно требует осмысления».

На вопрос, будет ли он отмечать столетие революции, ветеран, чуть подумав, отвечает: «Да, все же это событие для нашего поколения. Во всяком случае, для тех, кто созидал». И в этом есть чистая правда.

 

Фото Эдуарда КОБЯКА (из архива)

Борис Павловский

1380
0
Меня это радует (0%)
Мне все равно (0%)
Мне это интересно (100%)
Меня это злит (0%)
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Организаторами выступили Генеральное консульство Республики Польша в Бресте и музей....
556
0
Они были изъяты в РПТО «Домачево» у жителя Москвы, пытавшегося без документов...
444
0
Часть 2 Д етство одно, другого не будет, и вспоминается оно с теплотой. Эрих ходил в...
805
0
Закончился второй этап совместной белорусско-польской экспедиции по исследованию...
1276
0
Готовы ли вы жертвовать средства на подготовку к 1000-летию Бреста?






Ответить
usd 1.99 2.01
eur 2.35 2.37
rur 3.37 3.43
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari