21 янв / 2018
21 янв / 2018
БРЕСТ
-2°
-4°
БРЕСТ
-2°
-4°
БРЕСТ
-2°
-4°
Бывшему начальнику Брестского гарнизона генералу Арсеньеву могут вернуть звание Героя Советского Союза

08 января 2018

В одной из семей, живущих в Бресте, хранится «Золотая звезда» Героя Советского Союза № 3642. В свое время её носил генерал-майор Николай Иванович Арсеньев, чья блестящая карьера оборвалась в 1962 году в связи с осуждением по уголовному делу. Но в том судебном вердикте немало загадок.

Новости Бреста

Звания Героя Николай Арсеньев был удостоен за подвиг, который он совершил, будучи молодым комбатом (21 год) при форсировании Днепра.

Подразделение, в котором служил Николай Арсеньев, получило задачу захватить плацдарм на острове Хортица, неподалеку от Запорожья. Этот остров долгие годы был негласной столицей Запорожской Сечи. В ночь на 25 октября 1943 года первый десант достиг на лодках острова. Но захваченный плацдарм под натиском врага сузился до небольшой площадки длиной вдоль берега на 100 метров и глубиной до 50 метров. В этот день молодой гвардии капитан Арсеньев вступил в командование батальоном вместо раненого комбата. Следующей ночью он с 28 бойцами и командирами переправился на остров и вместе с уцелевшими солдатами первого десанта ринулся в атаку. В течение трех суток плацдарм был расширен до 250 метров в глубину. Командир батальона лично участвовал в отражении не менее 16 контратак немцев, четырежды ходил в атаки.

Через несколько дней после операции Николай Арсеньев был представлен к званию Героя Советского Союза. Указ о присвоении высокого звания с вручением звезды Героя Советского Союза и награждении орденом Ленина был подписан 19 марта 1944 года председателем Верховного Совета СССР Михаилом Калининым. В указе (его оригинал также сохранился) указываются основания награждения: «За умелое командование батальоном, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм».

И в дальнейшем комбат воевал доблестно. За боевые заслуги был награжден орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Красного Знамени, уже после войны - орденом Красной Звезды и медалью за «За боевые заслуги». Аркадий Бляхер, закончивший войну в звании капитана и сам удостоенный четырех боевых орденов, один из немногих ныне живущих в Бресте фронтовиков-офицеров, так оценил награды Николая Арсеньева: «Так как он воевал в пехоте, не был генералом, то его награды подтверждают его высочайшее мужество и командирское умение. В таком звании больше наград было, пожалуй, только у летчиков».

«Я не присваивал этих средств»

В 1958 году Николай Арсеньев возглавил дивизию, дислокацией которой был Брест. Они были достойны друг друга. Он - Герой Советского Союза, генерал-майор (в 36 лет - солидное звание). Дивизия - 50-я гвардейская, Донецкая мотострелковая орденов Суворова и Кутузова. В Бресте новый комдив помимо всего занимался вопросами сохранения памяти защитников крепости, подружился с будущим лауреатом Ленинской премии писателем Сергеем Смирновым. Выделял солдат на раскопки, во время которых были найдены останки защитников. Помогал с возведением первого памятника, посвященного подвигу 1941 года. Блистал в местном обществе, был накоротке с представителями власти.

А весной 1962 года Брест был взбудоражен арестом комдива. 7 апреля Арсеньев был задержан по обвинению в расхищении, присвоении и злоупотреблении властью.

В 2017 году журналист В. Воробьев в газете «Тверские ведомости» в статье, посвященной генералу, приводит один любопытный документ, который многое объясняет. Это выдержка из жалобы Николая Арсеньева на имя Генерального прокурора СССР:

«Действительно, по моему приказу не нужный части станок был продан колхозу... Случилось так, что эти деньги пришлось потратить на не предусмотренные сметой расходы: на угощение посредников на больших учениях в 1961 г. в Волгоградской области, частично на питание солдат-радистов и шоферов во время их отрыва от пищеблока, на угощение в связи с приемом командования 1-й польской им. Тадеуша Костюшко дивизии во время совместных учений в Гродненской области в 1961 г. Мои объяснения подтвердили свидетели...

Новости БрестаЛетом 1961 года производилась закладка памятника героям Брестской крепости. На празднование было приглашено много гостей. Мне было предложено, если можно так выразиться, занять часть из них: тов. из Москвы, часть военных гостей, секретаря обкома и председателя облисполкома соседней области. Что я и сделал. На угощение были истрачены определенные средства. В погашение этих непредусмотренных расходов мною и были проданы 47 брусков леса за 4700 или 4500 руб. Деньги эти уплачены военторгу за обеды...

Что касается хищения 25 и 35 досок, 2 поросят и 1000 штук кирпича, то я не хочу на них останавливаться. Только разнузданная жажда расправы могла привести к столь абсурдному обвинению».

В то, что генерал крал и клал деньги в свой карман, многие не верили. Виктор Кунашко, пусть и в детстве, не раз видел у себя дома Николая Арсеньева: «Мне было 7-9 лет, когда комдив приходил к нам домой в гости. Может показаться странным, но мой отец Григорий Николаевич, обычный помощник машиниста паровоза, и генерал были очень дружны. Кстати, отца во время следствия по делу Николая Ивановича не раз вызывали на допросы, пытались выяснить некие обличительные факты. Но отец всегда говорил: «Да, дружили, да, встречались, не раз и выпивали в моем доме. Но ни о каких преступлениях не знаю и не верю в них». Отец потом всегда вспоминал о генерале как о честнейшем человеке. Да, были у него слабости, но никак не преступления. Вспоминал и о том, что в разговорах комдив нередко говорил, что никогда не будет «объедать» солдат, хотя на всякие приемы, в том числе и во время первой после войны встречи защитников крепости, требовались деньги. Он очень переживал за крепость, возмущался тем, что местные власти дали добро на разборку казарм с целью «добычи» кирпича. Да и вообще, в частных беседах не раз нелицеприятно отзывался о партийных чиновниках».

Но суд не учел всех свидетельств в пользу генерала, да и, вероятно, не очень стремился к установлению истины. Упомянутый выше В. Воробьев приводит слова помощника главного военного прокурора СССР Павла Сушко, сказанные им много лет спустя после суда над генералом: «На XXI съезде КПСС в 1959 г. Н.С. Хрущев поставил перед правоохранительными органами задачу навести порядок в армии. Многие, как у нас водится, поняли, что нужны громкие дела. Звание Героя только прибавило веса уголовному делу Арсеньева, на которого пал выбор. 8 лет ему дали, скорее, для устрашения других».

Действительно, 31 июля 1962 года Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила Николая Арсеньева к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 ноября 1962 года он был лишен звания Героя Советского Союза и всех званий и других наград. Но сама звезда Героя, указ о присвоении высокого звания, а также орденская книжка Николая Арсеньева сохранились на Брестчине, сначала у родственников, а затем у друзей семьи.

Тайна смерти

Все обращения Николая Арсеньева о несправедливости приговора ни к чему не привели. А писал он и председателю Верховного суда СССР земляку Александру Горкину, и министру обороны Родиону Малиновскому (он подписывал наградной лист на гвардии капитана), председателю Комитета ветеранов Великой Отечественной войны Семену Тимошенко, маршалу Георгию Жукову.

В 1965 году Николай Арсеньев по амнистии был освобожден из тюрьмы и направлен на «химию» в Нижневартовск. Сюда пришла фотография от Сергея Смирнова (на ней писатель запечатлен за чаепитием с Г. Жуковым) с надписью «Старому другу Николаю Ивановичу Арсеньеву от души. С. Смирнов». Прославленный писатель подружился с комдивом во время частых приездов в Брест.

В не таких уж многочисленных публикациях говорится, что Николай Арсеньев был убит за несколько дней до полного освобождения с «химии». Но что-то в этих утверждениях не вяжется. Даже если учесть, что разжалованный генерал отбыл весь восьмилетний срок, то выйти на свободу он должен был в 1970 году. А погиб (умер?) он 22 октября 1975 года. Никаких сведений о повторном аресте не выявлено. Действительно, загадка.

Долгие годы на Старом городском кладбище в Бежецке Тверской области на могиле генерала стоял скромный, неприметный памятник. Но 6 августа 2016 года, в День города, был установлен новый. Как сообщает журнал «Россия. 4D», один из инициаторов установки, редактор историко-краеведческого альманаха «Бежецкий край» В. Козырев рассказал о действиях по реабилитации Н.И. Арсеньева. Первый шаг - установка надгробного памятника. Затем издание биографической книги, «в которой будет рассказана вся правда о его жизни и гибели. Будут названы имена тех, кто принимал участие в устранении как имени, так и самого Николая Ивановича». Следующий этап - подготовка документов на реабилитацию Николая Арсеньева.

Наверное, и общественность Бреста может подключиться к этим действиям. По крайней мере председатель совета ветеранов 50-й гвардейской дивизии полковник в отставке Владимир Грищук в разговоре с журналистом подтвердил решимость ветеранов дивизии добиваться реабилитации своего командира.

Думается, весьма уместным было бы здесь и содействие городского Совета ветеранов, городских властей. Вернуть доброе имя настоящему герою - стоящее дело. Даже по нынешним меркам борьбы с коррупцией деяния генерала Арсеньева никак не тянут на подрыв экономической безопасности страны, ни тем более ее суверенитета, за что обычно лишают всех званий и наград. По большому счету, генерала обвинили в том, что потратил вырученные от продажи имущества деньги на прием делегаций и комиссий.

Впереди у Бреста 1000-летие. В такие даты принято вспоминать всех героев, сопричастных к его славной истории. Было бы, наверное, справедливо, чтобы в этом ряду значилось имя генерала Арсеньева.


Справка «Вечерки»:

Николай Иванович АРСЕНЬЕВ (02.10.1922 г., д. Ростовицы Бежецкого уезда Тверской губернии, - 22.10.1975 г.). Призван в РККА в 1940 г., после окончания пехотного училища с 01.01.1943 г. на фронте. Великую Отечественную войну завершил в должности заместителя командира полка. За подвиг, совершенный при форсировании Днепра в 1943 году, удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина. В годы войны также награжден орденом Отечественной войны I степени (31.08.1944 г.), двумя орденами Красного Знамени (01.12.1943 г. и 18.02.1945 г.), впоследствии награжден орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги» и другими медалями. После Великой Отечественной войны окончил Военную академию имени Фрунзе, Высшие армейские курсы. Служил в Прибалтийском военном округе, в 1958 - 1962 годах - командир 50-й гвардейской мотострелковой дивизии, дислоцировавшейся в Бресте. В 1962 году осужден «за расхищение социалистической собственности», лишен всех наград и воинского звания. Похоронен в городе Бежецке Тверской области. 

Юрий Рубашевский

2619
0
Меня это радует (40%)
Мне все равно (10%)
Мне это интересно (30%)
Меня это злит (20%)
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Часть 7 Н емецких пленных - весь эшелон из американской зоны, в котором находился...
170
0
Рубрика, которой дано название «МГНОВЕНИЯ СПРЕССОВАНЫ В ГОДА, МГНОВЕНИЯ СПРЕССОВАНЫ...
2340
3
Выставка стала отчетом о плэнере, во время которого студенты и преподаватели...
1129
0
Книга «Атлас крепости Брест-Литовск: «Том 3. Фортовой период (1876-1915)» уже вышел в...
1198
0
Есть ли в брестских школах проблема безопасности?






Ответить
usd 1.97 1.99
eur 2.42 2.44
rur 3.47 3.52
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari