24 июн / 2018
24 июн / 2018
БРЕСТ
12°
14°
БРЕСТ
12°
14°
БРЕСТ
12°
14°
В поисках утраченного времени. Солдат Победы Аркадий Бляхер. Ч. 14. Цензор

Проект "В поисках утраченного времени"

03 июня 2018

Часть 13

Новости Бреста

В город на границе с Афганистаном капитан Бляхер прибыл в феврале 1948 года. В дивизии, к которой он был теперь приписан, с военных не сходил летний загар.

Доложился командиру полка, тот отправил на оформление, а там штабной, взяв документы, расплылся: «О, к нам Абрам Моисеевич!..» И поехало.

На фронте еврей, не еврей - человека мерили по другим критериям. А в мирное время, пока Бляхер праздновал в немецком своем коммунизме, в Союзе пошел душок, борьба с космополитизмом.

Столкнувшись в Термезе с антисемитизмом, Аркадий стал складывать в голове пасьянс: не вызвали на экзамены в военно-юридическую академию, в отличие от сослуживца, с кем вместе отправляли аттестаты, из Германии перевели не в Белорусский или Украинский военный округ, как других, а в Термез...

«Есть на свете три дыры: Термез, Кушка и Мары» - справедливость фольклора Аркадий почувствовал скоро. Неделями дул афганец, песок на зубах, вода отвратительная, летом жара под пятьдесят.

В туркестанском пекле заныли раны, трясли малярийные приступы. Аркадий уже понимал, что в армии хода не будет и, по совету старшего брата, демобилизовался по состоянию здоровья.

Из Термеза ехал с пересадкой в Москве. Путь неблизкий, в дороге потратился - заглянул в сберкассу за наградными. И на тебе, денежная реформа: накопившееся выплатили в соотношении 1:10.

Чем горевать, порадовался: полутора годами раньше, приехав первый раз в отпуск, снял все фронтовые деньги - внушительную сумму, не то тридцать, не то сорок тысяч (инженеры получали 800-900 рублей) и отдал родителям, собиравшимся строить дом.

Двадцать пять - не сорок, поступил в Минский юридический институт. Мужская часть курса состояла из фронтовиков, два Героя Советского Союза, а девчонки сплошь после школы. Вольные разговоры однокурсников их сильно шокировали, и девочка-староста жаловалась куратору.

В 1949 году Аркадий женился на девушке по имени Фаина, которую знал до войны. Двух стипендий, пусть одна и повышенная, на студенческую семью не хватало. Аркадий уже сожалел об армии. После третьего курса узнал, что в Главлите (Главном управлении по делам литературы и издательств при Совмине БССР) нужны цензоры-политкорректоры. Выдержал собеседование и, получив должность, перевелся заочно на журфак.

В 1951-м Аркадию предложили должность цензора в Бресте с предоставлением жилплощади.

Брестский обллит занимал комнату на четвертом этаже облисполкома. Штат - четыре человека, включая двух цензоров и начальника спецчасти. Начальница отдела, вреднющая, верноподданная, в каждом видела врага советской власти, работать с ней было сложновато. В кабинет часто приходил заносчивый парень в гражданском, моложе Бляхера, и, указывая на Аркадия, говорил: «Пусть выйдет!»

«Это сотрудник», - осторожно замечала начальница, но куратор морщился. И ходил Аркадий по облисполкомовскому коридору, одолеваемый тяжелыми мыслями: тесть, профессор истории Михаил Поташ, был в 1937 году репрессирован и сослан в лагерь. Замечательную имел трудовую книжку: комвуз, институт Истории партии при ЦК КПБ - и дальше сторож райпромкомбината. Бляхер судимость тестя в анкете не упомянул, написал просто: проживает в селе Дзержинское, Красноярский край, и это умолчание его угнетало, можно было строго получить за сокрытие. Пронесло, но жил под большим страхом - натерпелся больше, чем на войне. На этом фоне заболел - попал в тубдиспансер с затемнением на легком, года четыре стоял на учете.

В обллит под грифом «Секретно» постоянно шли списки Главлита с перечнем авторов, чьи творения подлежали изъятию из библиотек. Такие книги уничтожались: в Бресте все, в Минске - за исключением двух экземпляров, которые передавались в библиотеку спецфонда в Доме правительства, для работы в ней требовался специальный допуск. «Сводный список книг, подлежащих исключению из библиотек и книготорговой сети», так он назывался, представлял собой типографски изданную брошюру страниц на двадцать-тридцать. Он постоянно обновлялся и с определенной периодичностью приходил уже с другим содержанием.

Помимо того, под грифом «секретно» приходили фамилии запрещенных авторов. Тухачевский, Якир, Бухарин, Троцкий, десятки литературных фамилий - со списком ходили по библиотекам, ездили в районы. Найденные книги изымалась из фонда в присутствии сотрудника обллита и уничтожались на месте. Сложности это не представляло: почти везде было печное отопление. Отход от него задал работы: брестчанка Людмила Борисовна Щедрова, начинавшая трудовую деятельность во второй половине шестидесятых в библиотечном коллекторе, вспоминала, что ее первой трудовой задачей было рвать произведения Хрущева.

Аркадию Бляхеру в его цензорскую пору не было и тридцати. Часто ходил по службе в художественные мастерские и был в неплохих отношениях с художниками. В живописи не разбирался и сосредоточивал внимание на точности воспроизведения портретов членов Политбюро, сверяя по специальным эталонам.

К примеру, Владимир Старчаков написал картину «Хлеб - государству»: телеги везут зерно, и на первой подводе - портрет Сталина. У цензоров были фотографии-эталоны членов Политбюро, и Бляхер сличал, все ли точно. А Старчаков стоял наготове с кисточкой: где подправить?

Бляхер старался идти навстречу художникам, но нес ответственность за каждый разрешительный штамп. На душе было неспокойно: вдруг потом кто придерется.

Занимался не только художниками - куда пошлют. В канун выхода цензурировал ночами «Зарю», бланки мелкопечатной продукции.

Бывал по службе в театре. Постановки в обязательном порядке предварительно обсуждались комиссией. Бляхер на обсуждениях отмалчивался, мнение высказывала начальница: «Политических ошибок нет, можно показывать». Но решающее слово было за представителями обкома партии.

В цензорах Аркадий Моисеевич проходил пару лет и ушел в статус подцензурного: в 1952 году устроился корреспондентом в «Зарю».

Часть 15


1800
0
Меня это радует (5.9%)
Мне все равно (5.9%)
Мне это интересно (88.2%)
Меня это злит (0%)
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Часть 15 «Т ема у меня не менялась всю жизнь: память, война. Мне вообще кажется,...
1093
Часть 14 И так, оставив должность цензора, Аркадий Бляхер пошел в журналисты -...
1290
Часть 12 Н а втором году после Победы терпение командования лопнуло. В Группе...
1983
Часть 11 С последними боями закончились и пресловутые «три дня на шпагу»....
2743
usd 1.99 2.01
eur 2.31 2.34
rur 3.11 3.19
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari