15 авг / 2018
15 авг / 2018
БРЕСТ
20°
22°
БРЕСТ
20°
22°
БРЕСТ
20°
22°
В поисках утраченного времени. Солдат Победы Аркадий Бляхер. Ч. 13. Хорошего понемногу

Проект "В поисках утраченного времени"

27 мая 2018

Часть 12

Новости Бреста

На втором году после Победы терпение командования лопнуло. В Группе советских оккупационных войск началась массовая замена офицерского состава.

Аркадий Моисеевич признает, что дисциплины в Германии не было. Задачи стояли суровые: денацифицировать страну, переделать на собственный лад, построить правящую партию, организовать население, виновных изолировать в бывшие концлагеря, которые не уничтожили, а использовали по назначению, включая печально известные Заксенхаузен и Бухенвальд. Последний теперь звался спецлагерь № 2 и содержал 18 тысяч заключенных, прилично набили и № 1 в Мюльберге - 13 340 человек, а всего советских лагерей по Германии было десятка полтора.

А в войсках продолжалось празднование. Герои войны не знали, чем себя занять в поверженной Германии, и все отмечали Победу. А где много спирта, жди беды.

В подразделениях проштрафившимся сочувствовали: сами были не без грехов и могли так же попасть под раздачу. Сразу после Победы не боялись никаких командиров, пока не возникла угроза, что отправят во внутренние округа - а уезжать не хотелось. Из переписки с родными знали, какая дома жизнь, а тут отличное жалованье, снабжение - раздолье.

Была и другая причина замены состава: как написал ушедший в западную зону майор, любого советского человека, своими глазами видевшего Европу, можно было считать для государства потерянным.

Строки из рапорта: «Я прошел всю Восточную Пруссию и дошел до Берлина и повсюду видел полные закрома зерна, стада упитанных коров, лошадей, красивые кирпичные дома в деревнях. Что этим немцам было нужно у нас?»

Увиденное шокировало, злило, но заставляло задуматься.

Аркадий Бляхер вспоминает, как некто рядовой Ворон, напившись, понес на советскую власть: «Как же я вас всех ненавижу...» Что у трезвого на уме, у пьяного на языке. На рядового донесли, и через час его уже не было.

Любовь к Родине не обязательно размывалась западным достатком. Победителям просто хотелось пожить без ярма, но они не умели, не знали как. Хотелось и что-то заиметь.

В советской зоне ходили как старые немецкие марки, так и оккупационные, которые печатала администрация. По номиналу старые приравнивались к новым. В конце войны в руки попадало много трофейных марок, но никто не думал, что они будут ходить, и всерьез не воспринимали.

Среди начальства развилось барахольство: стягивали ковры, картины - чем побольше.

В Союз разрешали отправлять посылки до 50 килограммов. Берешь в домах, что под руку попадет, и раз в месяц отправляешь на родину.

Раз ординарец раздобыл Бляхеру отличный велосипед, такие в Союз не попадали. И тут старшина попросил, надо было куда-то ему съездить. Как не дашь?

- Бери!

Вернулся старшина на своих двоих: командир полка увидел и забрал. В порядке вещей было: начальник у подчиненного. Кто-то добычу прятал...

То, что войска надо призвать к дисциплине, а жизнь упорядочить - было очевидно. Семейные жили разумнее, и где-то с осени 45-го офицерам разрешили ввозить в Германию жен. Многие здесь и родили. Забавный случай: у немки, работавшей уборщицей в воинской части, появился животик. Она указала на башкира, оружейного мастера. Постукивала кулачком по животу и приговаривала: «Болшевик...»

У парторга полка Крылова была роскошная немка. Таких трофеев здесь не скрывали, напротив, хвастали в мужской компании. А после приехала жена - немолодая, щуплая, с вологодским акцентом. Поглядел он на немку и на свою благоверную - никакого сравнения. Но жена не Паулюс, сдаваться не стала. Ходила и жаловалась напропалую: на руках дома носил, а тут и смотреть не хочет! И что парторгу? В Союз на новое место уехали вместе.

С 1947 года за служивших в Германии фронтовиков взялись основательно. Развернулась ротация офицерского состава с внутренними округами. Приказ зачитали на построении без указания мотивов. Ряд старших офицеров отправили в Союз раньше, едва закончилась война. Командира дивизии полковника Портнова, месяца не прошло, сослали в Казань председателем татарского отделения ДОСААФ. Он боевой командир, до войны окончил артиллерийскую академию, но никуда не денешься, приказ.

А теперь пришел черед всех, и в их числе командира батареи Аркадия Бляхера.

В Германию стремились попасть: полевые доплаты, командировочные - все в марках. Офицеры из внутренних округов приезжали одни, на казарменное положение. Жуков взялся за ужесточение дисциплины.

Бляхера сменил капитан из Термеза (Узбекистан), а Аркадий отправился на его место в 360-ю дивизию - ту самую, что в 1979-м первой вступит в Афганистан.

Часть 14


2251
0
Меня это радует (0%)
Мне все равно (0%)
Мне это интересно (100%)
Меня это злит (0%)
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
З а пару недель до освобождения, дело шло к боям, появились власовцы. В Бресте их по...
4133
Положение на фронтах непосредственным образом влияло на обстановку в городе. Еще 25...
1799
С таринный особнячок салатового цвета на Гоголя, 33, до войны принадлежал адвокату...
1180
Е ще не было до конца ясно, станут немцы упираться под Брестом, не станут, но...
5434
usd 2.04 2.07
eur 2.33 2.36
rur 3.02 3.12
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari