18 дек / 2017
18 дек / 2017
БРЕСТ
-2°
-4°
БРЕСТ
-2°
-4°
БРЕСТ
-2°
-4°
В поисках утраченного времени. Солдат вермахта. Ч. 3. Гитлерюгенд

Проект "В поисках утраченного времени"

21 ноября 2017

Часть 2

Новости Бреста

Детство одно, другого не будет, и вспоминается оно с теплотой. Эрих ходил в школу, гонял мяч, носил униформу детской организации. Еще не было войны, а была гордость за нацию, газеты трубили про рост экономики и геополитические успехи (две помпезные Олимпиады, Рейнская область, Австрия, Судеты за здорово живешь...), и никто не догадывался, чем отольется.

Мальчишкам вообще красота: палаточный лагерь, лес, река, войнушка на манер нашей «Зарницы» – тихо и исподволь готовили пушечное мясо. Сначала «Юнгфольк» – младшая группа, куда торжественно принимали с десяти лет после изучения семьи на предмет расовой чистоты. А уже следующий возраст, с 14 до 18 лет, – собственно гитлерюгенд.

Детей привлекали через интерес, организуя соревнования, турпоходы, молодежные слеты. Авиамоделирование, народные промыслы, живопись, музыка, спорт – что угодно, занятия по вкусу. А параллельно – идея избранности, НСДАП, героическая биография фюрера.

Притягивала и униформа. В ней, правда, строго запрещалось бедокурить. Переоденешься – становишься обычным ребенком, а китель налагал правила.

Для фройляйн – своя организация, «Союз немецких девушек» (до 14 лет – «Союз девочек», после 21 – «Вера и красота»). Девичьи летние лагеря, спорт, танцевальные занятия, курсы по уходу за телом. Здесь же – волонтерство в госпиталях, помощь пожилым. Для старших девушек Закон об имперской трудовой повинности предусматривал шестимесячное бесплатное участие в сельхозработах. Рядом с главной целью воспитать будущую мать – прикладная военная подготовка: кружки санитарно-медицинской направленности, противовоздушной обороны, связи...

Вступать в нацистскую молодежную организацию вроде не заставляли, но создали условия, побуждавшие делать это. Если ребенок скажет, что в гитлерюгенд не пускает отец, – отца вызовут и спросят. 

«Активная, властная, жестокая молодежь – вот что я оставлю после себя, – скажет однажды Гитлер. – Мы вырастим молодежь, перед которой содрогнется мир...»

Еще в 1933-м, в год своего прихода к власти, он объявил: «Когда противник заявляет: “Я не хочу равняться на вас, и вам не удастся меня принудить к этому”, я спокойно отвечаю: “Мне уже принадлежит твой ребенок. Кто ты? Ты уйдешь, а твои потомки уже находятся в новом мировоззренческом лагере. И в ближайшем будущем они будут знать только это новое общество”».

А два года спустя, на Нюрнбергском партийном съезде, перед трибунами которого промаршировали 54 000 немецких юношей, в речи Гитлера прозвучал новый школьный критерий: «Нам не нужны интеллектуальные упражнения. Знание разрушительно для моей молодежи... Молодой немец будущего должен быть стройным и ловким, резвым, как борзая, гибким, как кожа, и твердым, как крупповская сталь».

Нацистами была выработала система, согласно которой военной службе юношей предшествовала трудовая повинность, проходившая в специальных лагерях. Молодые люди осваивали здесь профессию и приучались к дисциплине. 

Таким образом, вся немецкая молодежь от 10 лет до 21 года находилась под неусыпным нацистским контролем. На выходе получался отличный материал для войны – физически развитые и преданные фюреру молодые люди, не знающие пощады к врагам рейха – или тем, кого таковыми объявили.

Весной 1941 года 14-летний Эрих Зобирай окончил школу первой ступени и был отобран в военную. Члены комиссии проверили зрение, зубы, сообразительность, спортивность. Из десяти одноклассников конкурс выдержали только двое, остальные вернулись кто работать, кто – продолжить учебу в гимназии. 

Братья Эриха к тому времени служили в армии: старший, на девятнадцать с половиной лет старше, военным переводчиком в Норвегии, другой на флоте в Атлантике, третий – на восточном фронте (погибнет под Сталинградом в 1943-м), и было положение, согласно которому при таком раскладе младшего не берут. Но отец сказал: «Ничего, к концу учебы война уже закончится». В 1944-м, отправляясь на фронт, Эрих съязвил: «Ну что, папа, война кончается?» – тот не ответил.

Военная школа находилась в городе Юлихе под Аахеном, близ границы с Францией. Подъем в шесть утра, гигиена, объявление задачи на день. Строем на завтрак, до полудня занятия в классах. После обеда час отдыха – и полевые: стрельбы, окапывание и прочее. В 17 часов возвращались в расположение, приводили себя в порядок, ужин, сон.

В кадетах Эриху (помечен на снимке стрелкой) нравилось. В первый отпуск приехал в форме, давясь от гордости. Пошел в город как взрослый, ловя на себе взгляды, никто не знал, сколько ему лет. 

Учеба в Юлихе началась 1 апреля 1941 года и длилась три года. Было много спорта, Эрих занялся футболом, боксом, легкой атлетикой. 

Всем не терпелось пойти на фронт, воевать за Германию – боялись, что не успеют. Успели: из 550 курсантов их выпуска в последние месяцы войны погибло больше половины...

Часть 4

Василий Сарычев

1875
0
Меня это радует (0%)
Мне все равно (20%)
Мне это интересно (80%)
Меня это злит (0%)
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Часть 5 К осени 1944-го, когда Эрих Зобирай попал на фронт, в войне наступил перелом,...
555
0
Часть 4 В есной 1944-го курсантов распределили по специальным школам. Эрих попал в...
2105
0
Часть 3 О ставим на время Эриха Зобирая с его кадетской школой и посмотрим, как...
1653
0
Часть 1 В тот вечер отец пришел необычно рано. Всегда засиживался в пивной с...
2442
0
17 декабря 11:04
Довольны ли вы тем, как сложился для вас 2017 год?







Ответить
usd 2.02 2.04
eur 2.38 2.4
rur 3.41 3.47
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari