18 июл / 2018
18 июл / 2018
БРЕСТ
22°
24°
БРЕСТ
22°
24°
БРЕСТ
22°
24°
В поисках утраченного времени. Солдат вермахта. Ч. 2. Хрустальная ночь

Проект "В поисках утраченного времени"

13 ноября 2017

Часть 1

Новости Бреста

В тот вечер отец пришел необычно рано. Всегда засиживался в пивной с приятелями по штурмовому отряду и только потом домой, мама еще ворчала: опять эти твои друзья... Но теперь в его лице было что-то, заставившее домашних притихнуть. Эриху запомнилось, как мама оторвалась от уроков и спросила: 

- Карл, что это ты?..

Отец ответил не сразу, подбирал слова. 

- Мария, сегодня случится плохое... Я не хочу в этом участвовать.

9 ноября 1938 года вошло в историю как «Хрустальная ночь» («Кристалнахт»), или «Ночь разбитых витрин». Штурмовые отряды (СА) по всей Германии устроили самый масштабный в истории еврейский погром. Инсценированное как стихийный народный гнев побоище было тщательно разработано по личному приказу Гитлера при участии Геббельса и Гиммлера.

На другой день учитель Эриха предложил классу «экскурсию» – пройтись посмотреть, что произошло ночью. Увиденное ужаснуло. Вынесенные окна домов, витрины, сожженная синагога, тротуары покрыты осколками стекла... В 20-тысячном Хилдене было убито семь евреев (всего по Германии – 91). Это многим придет на ум, когда трое штурмовиков, особенно зверствовавшие в эту ночь, погибнут на фронтах войны.

После погрома евреи Хилдена постараются уехать – в Голландию, Англию, Швецию... Но там принимали состоятельных, способных нарастить капитал страны, и основную массу ждали концлагеря.

В семье Зобирай к евреям относились нормально. Когда не было денег, мама, не говоря отцу, шла в лавку и брала товар в рассрочку, с выплатой по марке в неделю. Не только продукты – ботинки, брюки...

У отца в Первую мировую еврей был ротным. Прекрасный офицер, награжденный Железным крестом первого класса. Теперь отец недоумевал: зачем уничтожать, почему не позволить идти на фронт?

Но основная масса поверила тому, что писали в газетах и орали на митингах – про праведную месть за «еврейские преступления». Благодаря тотальному контролю над средствами массовой информации, нацисты искусно манипулировали общественным мнением.

Где-нибудь в крупном городе отец со своим языком мог плохо кончить, но в заштатном Хилдене нацистское бюро было небольшим, все члены считались приятелями, и диссидентские мысли Карла Зобирая до поры не выходили за круг ячейки.

В местном отделении НСДАП отец был фигурой нерядовой. К 1941 году имел 13-летний стаж в партии и почетный серебряный знак, а первые партийцы, состоявшие на пару лет больше – с 1923-го, 24-го, 25-го годов, – носили золотой.

От партийного знака и всего остального, связанного с вермахтом и Гитлером, после войны поспешили избавиться. Американцы, в чьей зоне оказался Хилден, строго подходили к вопросу денацификации и если что – мало бы не показалось. Партийную униформу отца сожгли, серебряный знак и кортик – закопали так, что сами потом не нашли.

Сегодня такие раритеты стоят приличных денег. Брат однокашника Эриха по военной школе был асом «Люфтваффе», и в начале девяностых вдова продала два ордена за 60 тысяч марок, а оригинальная каска СС тянет у немецких коллекционеров на десяток тысяч евро. 

Но вернемся к отцу. Рефлексии по «Хрустальной ночи» сошли ему с рук, но по закону жанра рано или поздно язык должен был подвести. В сорок первом, когда Германия напала на Советский Союз, Карл сказал в бюро шефу: Хайнрих, эта война – плохо. 

Он знал, что у Германии с СССР был хороший контакт, во второй половине 30-х много чего друг у друга покупали... Русские и немцы были в то время очень похожи, и через полвека после войны в наших деревнях Эрих узнавал людей своего детства в Германии – в стариках было много общего!

Отец общался с шефом доверительно, но стены имеют уши. Кто-то донес, и через два дня Хайнрих отозвал Зобирая в сторону: 

- Карл, есть бумага, что ты нехорошо говорил о войне и фюрере. Чтобы не попасть в тюрьму или концентрационный лагерь, тебе лучше пойти на фронт. 

Отец подумал и согласился. Его реплики о том, что партия – не главное, главное человек, сходившие с рук в мирное время, теперь могли стоить головы. И Карл Зобирай в свои пятьдесят семь попросился в армию. 1941-й–1942-й он провел на восточном фронте – подковывал лошадей, ремонтировал технику. 

В 1943-м по болезни был списан в Германию. Здесь у него случится конфликт с семнадцатилетним Эрихом – трещина, которая потом разверзнется в пропасть.

Часть 3


3501
0
Меня это радует (12.5%)
Мне все равно (6.3%)
Мне это интересно (81.3%)
Меня это злит (0%)
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Е ще не было до конца ясно, станут немцы упираться под Брестом, не станут, но...
4670
О том, что ситуация на фронте стала меняться не лучшим для немцев образом, в Бресте...
4944
Часть 15 «Т ема у меня не менялась всю жизнь: память, война. Мне вообще кажется,...
1485
Часть 14 И так, оставив должность цензора, Аркадий Бляхер пошел в журналисты -...
1558
Даст ли реальный результат председательство Марадоны в «Динамо Брест»?








Ответить
usd 1.98 1.99
eur 2.3 2.32
rur 3.13 3.19
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari