23 ноя / 2017
23 ноя / 2017
БРЕСТ
БРЕСТ
БРЕСТ
В поисках утраченного времени. Феликс Мюндер Ч. 2. Родина ждет

Проект "В поисках утраченного времени"

15 мая 2017

Часть 1

1

В последнюю неделю перед приходом американцев, весной 45-го, отступавшие немцы пригнали в Хойтен наших военнопленных. Их поместили в большой трехуровневый сарай, какие стояли в каждом дворе. В деревне всегда можно что-то найти, и юноши-остарбайтеры (на майском снимке 1944 года Феликс запечатлен перед самым вывозом в Германию) носили несчастным продукты, немцы не препятствовали. Пленные имели жалкий вид: оборванные, изможденные, шинели без хлястиков. Был один, выделявшийся аккуратным кителем, вызывал уважение тем, что в ужасных условиях не сдался, продолжал блюсти себя. 

После прихода американцев пленные куда-то исчезли. А через несколько дней отправили посыльного к своим юным кормильцам: айда, ребята, к нам. Оказалось, американцы определили для проживания пленных и перемещенных лиц бывший лагерь гитлерюгенда, детской нацистской организации. 

Феликс с приятелями пошли на разведку. Увиденное впечатлило. Красивое, окруженное невысокими горами место, аккуратные домики барачного типа, спортивные площадки, душ. Из дома побольше, служившего клубом, доносилась музыка. Заглянули: мужчина играл на фоно, а пары кружили в вальсе. Потом из соседнего барака пришли французы, один сел за клавиши и заиграл «Интернационал», а остальные выстроились, подобно команде Швондера, и дружно запели. 

Кроме русских здесь были итальянцы, французы, поляки – да много кто, каждая национальность в отдельном бараке. Американцы привезли обед, без деликатесов, но от пуза. Поев супа с мясом, остарбайтеры отправились за вещами. 

Феликс прожил в лагере до середины июня. Здесь кормили и практически не контролировали: никакого распорядка, делай что хочешь. Необычное состояние для человека, жившего в условиях СССР или Германии: за все время ни одного приказа. Вернуться в Союз или остаться? Агитации не велось – как сочтешь нужным.

В начале лета прибыл советский офицер в сопровождении американцев, выступил перед русским бараком с посылом «Родина вас ждет!» 

Через неделю прибыла колонна наших студебеккеров с натянутым тентом, и желающим вернуться предложили занять места. Феликс с несколькими приятелями пошли первыми. Весь немецкий год была страшная ностальгия – хотелось увидеть нашу шапку, дугу на упряжи, родную разболтанность на фоне немецкого «орднунга». Потом кто-то корил себя за прыткость – когда измученные, полуголодные два месяца шли пешим маршем через всю Германию и Польшу на место дислокации в слуцкие края. Махали по десять, четырнадцать часов в сутки, спали на ходу.

Называлось это «призвали на срочную»: в советской зоне Мюндера и других узников и пленных, кто выдержал фильтрацию, прямо из лагеря забрали в армию. Формы не выдали, назвали номер полевой почты и сказали, что путь лежит на Киев. 

Шли ночью, когда не так жарко, засыпали на ходу. На немецких землях, что отошли Польше, в иных деревнях не встретили ни души. Жителей не то выгнали, не то они ушли сами перед советским наступлением. По всему, в страшной спешке: на столах иной раз были тарелки с недоеденным супом. 

В дороге новопризванные меняли одежду и остатки амуниции на еду: не обмундировали их все же предусмотрительно. Спускались в подвалы, где стояли осенние заготовки. В наших восточных районах домашним консервированием не занимались, все больше солили – капусту, огурцы в бочках... А здесь – закрывали на зиму в банки. 

Феликс берег наручные часы, что подарил американский солдат, но все же срезали со спящего на привале. 

В армии Мюндера продержали шесть лет. Послевоенные срочники понятия не имели, когда отпустят, встречались такие, кто не снимал сапоги и дольше. Были сержанты, которых призвали еще весной 42-го, а отпустили осенью пятидесятого.

Слобудка, Гродно, Пинск, Лунинец, наконец, Вильнюс с его зелеными братьями – такова география срочной службы Феликса Петровича.

Наконец демобилизовали, и он смог реализовать главную свою мечту. Когда в Гродно сослуживцы спрашивали, что ж, дурак, у американцев не остался, искренне отвечал: знал, что в СССР я смогу учиться.

Окончил Могилевский пединститут и учил детей в районе, в начале шестидесятых переехал в Брест. Работал в институте усовершенствования учителей, с сентября 1966 года перешел в строительный техникум, преподавал физику и высшую математику.

В 69-м по турпутевке посетил ГДР. В свободный день предупредил старшего, взял такси и отправился в Хойтен. Мюндеру хотелось не только вспомнить пережитое, но разыскать старых знакомцев, предстать перед ними человеком – в хорошем костюме, с положением в обществе. Узнал во дворе хозяйкиного сына Вернера – того, что видел отпускником с фронта, теперь погрузневшего, полысевшего, и старую хозяйку. Хорошо встретились, посидели – люди с общим прошлым, делить которым было нечего.

Василий Сарычев

1402
0
Меня это радует (0%)
Мне все равно (0%)
Мне это интересно (100%)
Меня это злит (0%)
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Часть 2 Д етство одно, другого не будет, и вспоминается оно с теплотой. Эрих ходил в...
868
0
Часть 1 В тот вечер отец пришел необычно рано. Всегда засиживался в пивной с...
1946
0
Д авно мечтал откровенно поговорить с бывшим солдатом вермахта – попытаться...
1684
0
М альчик лет шести прилип лбом к стеклу, наблюдая тянувшиеся за окном пейзажи....
1551
1
На АЗС какой сети вы предпочитаете заправляться, исходя из качества топлива?










Ответить
usd 2 2.01
eur 2.36 2.38
rur 3.39 3.44
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari