19 ноя / 2017
19 ноя / 2017
БРЕСТ
БРЕСТ
БРЕСТ
История Лены Золотаревой

Проект "В поисках утраченного времени"

30 июня 2010

Итак, немцы выдали оккупированному городу «правила игры» – детально прописанную систему, регламентировавшую все стороны жизни. Новые праздники, названия улиц, правила отчетности и цифры налогов, новые требования к культуре труда, новые идолы и новые враги – коммунисты, евреи, цыгане...

Тем, кто жил дома, было проще вписаться в предложенные условия: по экономическим принципам это казалось возвратом к привычным с польских времен рыночным отношениям. Нужно было лишь адаптироваться морально – признать в немцах расу господ и отгородиться от тех, кого объявили изгоями. Но именно в человеческой сущности, в неспособности многих переступить невидимую черту оказалась главная сложность. Как ни старался иной сносно устроившийся человек отключить в себе голос совести, тот мог включиться в самый неподходящий момент или просто мешать сну и пищеварению...

Можно ли было по команде начать презирать еврейского доктора, который много лет лечил твою семью? Или соседа-лавочника, никогда не отказывавшего отпустить продукты под честное слово до зарплаты? А в чем провинились учителя, присланные советской властью из восточных областей в 1939-1941 годах и теперь оставшиеся без крова и пропитания в чужом краю? За чьи грехи несли крест потерявшие опору дети восточников?

На рисунке Владимира Губенко запечатлен Брест, каким его увидела 12-летняя Лена Золотарева, приехавшая с родителями из Петрозаводска в июне 1940-го, – пронзительной истории этой девочки мы посвятим несколько глав.

Семья Золотаревых сменила много городов. Бабушка иной раз ворчала про зятя, что его гонит по свету цыганская кровь. Но, скорее, их просто бросали с места на место: партии требовалось не оседлое среднее звено, а нигде не пускавшие корней, легкие на подъем топорики революции. Папа имел неоконченное среднее юридическое образование и был коммунист до мозга костей. В Саратове работал начальником колонии, в Петрозаводске – ревизором судебных учреждений Карелии.

Мама, на пятнадцать лет моложе отца, тоже была стопроцентно советским человеком. В партию вступила совсем юной. Еще не ходившей в школу Леночке запомнилось, как мама вернулась с собрания, плача от счастья, что ее приняли.

В Бресте 48-летнего Михаила Золотарева утвердили начальником спецотдела областного управления юстиции, располагавшегося в бывшем здании польского суда на углу ул. Буденного и 17 Сентября (ныне суд Брестского района). Мама, окончившая Минский юридический институт, специализировалась на адвокатской деятельности и рассчитывала на соответствующее трудоустройство, но в погруженном в разоблачения советском Бресте остро не хватало судей. И Полину Радионову (мама носила девичью фамилию) посадили вершить процессы во 2-м народном суде на ул. Пушкинской. Через два месяца ее наконец перевели адвокатом на ул. Советскую, а спустя еще какое-то время папу поставили заведовать этой юридической консультацией.

В Бресте Золотаревым страшно нравилось. Они в своей жизни бесконечно переезжали, жили бедно, а тут после голодного севера – молока сколько хочешь, яйца, куры… На первое время подселили к хозяевам в частный дом на ул. В. Хоружей – вокруг палисадники с розами, все цвело... Потом выдали ордер на прекрасную по тем временам двухкомнатную квартиру на ул. К. Маркса, 66 (кирпичный дом рядом с детской стоматологией). Все это казалось раем.

Неподалеку в рядах Гостиного двора (на его месте построен ЦУМ) вели торговлю частники – по всему периметру лавочки теснились плотненько, одна к другой. Лена очень любила ходить сюда. Здесь были разноцветные ленточки для косичек, польские открытки с ангелочками, множество других симпатичных мелочей. Мама встречала фразой: «Где была полдня? Опять в лавочках?» А еще по всему городу в жилых домах продолжали работать еврейские лавки. Вход с улицы, внутри пятачок на два человека и сразу прилавок, а за ним, в глубине дома, – жилая часть. Лена первое время спрашивала у мамы, кто эти черные дяди в необычных шапочках. Мама отвечала: евреи.

Семья приехала из совершенно другого мира. Петрозаводск соседствовал с северной границей, за которой шла финская война, и по городу были разбросаны госпитали. Лена со школьными подружками готовили концерты для раненых.

А еще петрозаводские дети ловили шпионов, которые им всюду мерещились. Эту манию создала пропаганда, без устали призывавшая к бдительности. Девчонки и мальчишки бежали в милицию: «Подозрительный тип – наверное, шпион!» И детей слушали, милиция срывалась проверять.

По грибы на окраину Петрозаводска ходили втихую от родителей – взрослые говорили, что это опасно, что финны могут зарезать…

20 июня 1941 года мама выписалась из брестского роддома, и в следующий вечер взрослые праздновали появление в доме крохотной новоселки.

А наутро, разбуженные отдаленным грохотом, не сразу сообразили, что к чему. Лена в растерянности принялась повязывать пионерский галстук, аккуратно висевший на стульчике с одеждой, но отец на нее цыкнул, и бережно свернутый галстук лег в карман.

Рядом в занятом под казарму здании царской постройки на ул. К. Маркса, 70 (угол с Дзержинского) стояли пограничники. От вида метавшихся полураздетых военнослужащих, суматохи и паники становилось еще страшнее.

Соседи, пережившие не одну войну, советовали не бежать, а запасаться продуктами. И вправду, из вскрытых магазинов люди кто в двери, кто через разбитые стекла тащили мешками. Лена просила: «Папа, можно, я возьму ленточку?» – ей так нравились цветные ленточки в волосы… Родители бежали и тянули ее с собой.

В юстиции никого уже не застали, все сотрудники уехали на вокзал. Побежали в сторону железнодорожного вокзала. Вокруг рвались снаряды, по бегущим стреляли из окон, лежали трупы.

…Папа был у немцев в плену в Первую мировую и потом высказывал предчувствие, что погибнет от немцев или от автомобиля. В плену его пытали, как говорил, вырывали волосы, и вместо вороной шевелюры он носил крупную лысину (о Золотареве за глаза говорили: «Ленин ходит»). Из плена его спасли ворошиловцы, чуть ли не сняли с пыточного стула, и в доме Золотаревых неизменно висел портрет Климента Ефремовича.

На вокзал было не пробиться, люди кричали, что там уже немцы, и Золотаревы повернули обратно. Побежали по Пушкинской в направлении станции Брест-5 (ныне Брест-Восточный) в надежде укрыться в какой-нибудь деревне. По дороге их окликнули из палисадника – незнакомая женщина пригласила переждать у нее. Едва вошли в дом, по Пушкинской тучей поехали немецкие мотоциклисты. Вскоре фашисты уже вовсю праздновали взятие города – пили, пели, примеряли трофейные пилотки и с хохотом изображали красноармейцев.

О том, что женщина позвала неспроста, родители поняли слишком поздно. У них не было с собой ничего, кроме узелка с пеленками, и радушная хозяйка представлялась ангелом. Она разместила, приглашала к столу, справлялась, не надо ли чего для ребеночка. А на второй день привела немцев.

Ее муж в последний момент не выдержал: бегите, моя ведет немцев! Папа успел выскочить в окно и нырнул в малину, а мама кормила грудью. Немцы вошли с карабинами наперевес: «Коммунистэн?» Хозяин посмотрел на маму – щупленькую, белесую, чисто девочку (см. снимок) – и сказал: «Да какие коммунисты, дочка моя». И немцы ушли.

Мамины слова благодарности мужчина пресек: «Ты сына нашего судила, год как сидит. Так что уходите, она не успокоится».

И Золотаревы, спешно зарыв среди грядок партбилеты (а Лена – пионерский галстук), ушли – куда было идти? – домой на К. Маркса.

Продолжение

Василий Сарычев

5676
0
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Часть 1 В тот вечер отец пришел необычно рано. Всегда засиживался в пивной с...
1579
0
Д авно мечтал откровенно поговорить с бывшим солдатом вермахта – попытаться...
1548
0
М альчик лет шести прилип лбом к стеклу, наблюдая тянувшиеся за окном пейзажи....
1431
1
Н а вторую осень оккупации в высвободившиеся дома чернавчицкого гетто немцы свезли...
1964
0
Готовы ли вы жертвовать средства на подготовку к 1000-летию Бреста?






Ответить
usd 2 2.01
eur 2.36 2.37
rur 3.33 3.39
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari