24 ноя / 2017
24 ноя / 2017
БРЕСТ
БРЕСТ
БРЕСТ
Возвращение к рынку

Проект "В поисках утраченного времени"

11 июня 2010

Полтора года неведомой дотоле советской жизни люди, кто со скрипом, кто с оптимизмом, адаптировались к условиям социалистического хозяйствования, сопровождавшегося национализацией производств, муниципализацией жилья, обобществлением собственности. А 22 июня 1941 года несколько рассветных часов вновь развернули ситуацию на 180 градусов. Образованный на второй-третьей неделе оккупации орган городского самоуправления, восстановивший в должности прежних управленцев, насколько было возможно, организовал жизнь Бреста по прежнему польскому образцу, и люди вновь очутились в экономике привычной рыночной конкуренции.

Сколько людей, столько и трудовых предпочтений: кто-то устремился в служащие немецких учреждений, желавшее власти дурачье отправилось записываться в полицию. Кто-то искал место по специальности, а чьим-то уделом оставалась неквалифицированная работа. Те же, кто привык действовать на свой страх и риск, пошли в свободное плавание. Книга учета предпринимателей финансового отдела магистрата содержит более тысячи фамилий. Важнее всего было найти «тему» – возобновить ли прежнее свое дело, которым занимался до прихода советской власти, изобрести ли новое, а то и, пользуясь случаем и локтями, занять чужую нишу.

Одни работали сами, другие с привлечением наемного труда. Некто Мария Солтысова, наняв по человеку на точку, стала вести буфеты в кинотеатрах «Адрия», «Мираж», а также в драмтеатре. Обладатель титула чемпиона СССР по велокроссу Евгений Малец в бывшем магазине Таксина открыл веломастерскую, которая продолжала функционировать всю оккупацию до лета 1944 года, а после освобождения вошла в систему многопромсоюза, иначе в комбинат бытового обслуживания. Мойша Киперман продолжил фотографировать в студии на ул. 45-й Дивизии (ныне Ленина), 26, и держал одного работника. Фотографам Шварцу и Перельштейну подручные не требовались: оба работали с сыновьями. Бронислав Дзенциол с ул. Стецкевича (Комсомольская), 8, оказался востребован с такой мирной профессией, как настройка музыкальных инструментов. А Тадеуш Пшибылович с зимы 1941 по весну 1943 года прибыльно держал мастерскую детских игрушек.

Прежде чем озвучить еще несколько десятков ремесел, дающих дополнительное представление о жизни города, обращу внимание на обилие еврейских фамилий: частнопредпринимательская деятельность продолжала вестись и в гетто!

В государственном архиве Брестской области хранятся в числе сотен аналогичных дела по обложению налогами:

– торговли газетами и папиросами Новицкого Людвика (деятельность велась в период с 29 октября 1941 по 6 декабря 1943 года);

– содержателя ресторана Найдекера Иосифа (29 октября 1941 – 30 октября 1942);

– часового мастера Рубина Ноаха (10 октября 1941 – 12 мая 1942);

– сапожного мастера Левинсона Герша (21 октября 1941 – 22 сентября 1942);

– ювелира Краковского Хаима (3 ноября 1941 – 28 сентября 1942);

– протезного мастера Шведовского Владислава (5 ноября 1941 – 3 марта 1944);

– владельцев мастерской памятников Выжиковских Вацлава и Болеслава (8 ноября 1941 – 30 мая 1944);

– торговца рыбными товарами Стефанского Леона (11 ноября 1941 – 28 марта 1944);

– владельца фотомастерской Шторца Ивана (26 ноября 1941 – 8 марта 1944);

– врача Жолковской-Пацевич Янины (29 ноября 1941 – 9 апреля 1942);

– владельца живописной мастерской Невенгловского Вацлава (4 декабря 1941 – 24 февраля 1944);

– владельца книжного магазина Гриценко Григория (6 декабря 1941 – 6 октября 1942);

– владельца мастерской пишущих машинок Вавжонка Бронислава (9 декабря 1941 – 6 марта 1944);

– владельца мастерской по вулканизации Жуковского Владислава (9 декабря 1941 – 18 марта 1944);

– священника Жуковского Стефана (15 декабря 1941 – 4 февраля 1944);

– содержательницы ресторана Павловской Янины (16 декабря 1941 – 22 марта 1944);

– священника Зноско Митрофана (23 декабря 1941 – 5 мая 1944);

– ксендза Лазаря Станислава (27 декабря 1941 – 2 июня 1944);

– ксендза Петковского Вацлава (27 декабря 1941 – 5 июня 1944);

– содержательницы ресторана Енджиевской Евгении (29 декабря 1941 – 6 марта 1944);

– настройщика пианино Билика Ивана (31 декабря 1941 – 17 апреля 1943);

– священника собора Таримы Михаила (15 декабря 1941 – 3 декабря 1943);

– владельца мастерской швейных машин Свидерского Петра (2 января 1942 – 21 июня 1944);

– содержательницы буфета в городской бане Потиранской Анны (6 января 1942 – 7 августа 1942);

– ресторана Белорусского комитета самопомощи;

– содержателя ресторана Соколова Евгения (13 января 1944 – 29 февраля 1944);

– мастеров шляп Тененбаум Сары и Штейнберга Боруха;

– содержателя столовой Дранько Ивана;

– мастеров дамских платьев Левкович Гуты и Гринвальд Мины (15 января – 1 июля 1942);

– зубного врача Кроман-Любельской Хаи;

– врача зубопротезной мастерской Курендера Абрама (15 января – 18 августа 1942);

– строительного техникума Михаловского Владислава (19 января – 13 мая 1942);

– мастера корсетов Лернер Хаши (20 января – 15 мая 1942);

– мастера шляп Зейфзидер Мейны

(20 января – 14 мая 1942);

– мастера дамских шляп Бромбер Доры (20 января – 14 мая 1942);

– завода зеркал Вестволевича (январь-декабрь 1942);

– Украинской технической школы (2 февраля 1942 – 30 декабря 1943);

– Украинской ремесленной школы (2 февраля 1942 – 10 февраля 1943);

– извозчика Адамчика Петра (2 февраля 1942 – 9 мая 1944);

– дамского парикмахера Санкштейн Дины;

– зубного врача Генцлер-Казерской (5 февраля – 5 октября 1942);

– владелицы мастерской чулок Кацаф Итки;

– зубного врача Бухбиндера Либы;

– владелицы косметологического кабинета Шпильман Шевы (23 марта – 20 августа 1942);

– зубного врача Розенблюма Песы;

– женской ремесленной школы;

– мастерской памятников Лацкевичей Леонида и Бориса;

– портнихи Попагайбих Надежды;

– торговки цветами Вельк Софии;

– владелицы прачечной Валагурской Рахили (5 июня – 3 октября 1942);

– торговли содовой водой Юденрата;

– квартирного отдела Юденрата;

– шапочного мастера Пожежинской Хаи (21 января – 8 сентября 1942).

В октябре 1942 года не стало целого города в городе: в считанные дни немцы уничтожили 17 тысяч обитателей гетто. Скоро наступили холода, брестчане надели шапки, пошитые Хаей Пожежинской. А весной девушки перешли на шляпки Доры Бромбер и Сары Тененбаум. Были еще туфли Герша Левинсона и часы Ноаха Рубина, платья Мины Гринвальд и корсеты Хаши Лернер, сотни ртов продолжали носить мосты Абрама Курендера и пломбы, поставленные руками Хаи Кроман-Любельской, Либы Бухбиндера, Песы Розенблюма. Среди врачей-специалистов встречались светила, получившие образование в Праге, Болонье, Генуе, Лейпциге, Париже, – город знал и ценил их умения, а немцы даже выдали несколько разрешений на проживание за пределами гетто.

Никого из них больше не было на свете.

Менее искусные медики, ремесленники, предприниматели второй волны поспешили занять открывшиеся ниши. Среди них было немало способных, быстро обретших профессиональный навык.

Василий Сарычев

3818
0
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Часть 2 Д етство одно, другого не будет, и вспоминается оно с теплотой. Эрих ходил в...
931
0
Часть 1 В тот вечер отец пришел необычно рано. Всегда засиживался в пивной с...
1949
0
Д авно мечтал откровенно поговорить с бывшим солдатом вермахта – попытаться...
1698
0
М альчик лет шести прилип лбом к стеклу, наблюдая тянувшиеся за окном пейзажи....
1582
1
На АЗС какой сети вы предпочитаете заправляться, исходя из качества топлива?










Ответить
usd 2 2.01
eur 2.36 2.38
rur 3.39 3.44
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari