20 сен / 2017
20 сен / 2017
БРЕСТ
11°
13°
БРЕСТ
11°
13°
БРЕСТ
11°
13°
О, сколько нам открытий чудных…

Проект "В поисках утраченного времени"

26 марта 2010

В любой обстановке у большой категории людей в той или иной мере присутствуют культурные потребности, без удовлетворения которых жизнь превращается в сплошную тоску. Нет отдушины, точит недовольство, да и производительность у киснущего работника не та. В качестве приемлемой духовной пищи для населения оккупационная власть определила чтение, кино, а также художественную самодеятельность под эгидой национальных комитетов.

Среди городских учреждений, возобновивших свою работу, библиотека была одной из первых. Располагалась она на ул. Стецкевича, 46, в комнате 1 (ныне ул. Комсомольская, третий дом от перекрестка с Пушкинской, напротив швейной фабрики «Надзея»). Удивительное дело: уже на второй неделе оккупации выдавались книги. (К слову, и после освобождения с открытием библиотеки не затянули: она возобновила работу 15 сентября 1944 года. А рисунок Владимира Губенко запечатлел детскую библиотеку 1944 года, временно открытую в поврежденном здании на углу Пушкинской и Советской, где теперь соседствует с «Мiлавiцай» магазин «Оптика», – в комнате на втором этаже укутанная от холода женщина выдавала книги.)

Разработанная для рейхскомиссариата «Украина» тарифная сетка оценивала труд библиотекарей в 600 рублей, заведующая получала 720. Уже 2 июля 1941 года заведующая публичной библиотекой Бреста Софья Яновска, библиотекари Мария Войцеховска и Мария Андрич (мама известнейшей польской актрисы Нины Андрич, не год и не два работавшая в абонементе «за польских часув»), а также рассыльная Мария Боровик значились в списках на получение продуктов питания. А на 26 июля в библиотеке числилось уже 11 сотрудников (среди добавившихся – Ежи Клешко, Павел Гилевский, Нина Трулевич, Евгений Зинчук, Ванда Ёшиньска, Хелена Яворска, Ирена Недзедска).

Современный очерк истории Брестской областной библиотеки утверждает: «В годы Великой Отечественной войны библиотека не работала. По утверждению бывших ее сотрудников и старожилов города, более 30 тыс. книг из имеющегося фонда было вывезено в Германию, остальное разграблено. В здании библиотеки разместились немецкие солдаты. Часть библиотечных книг хранилась у частных лиц».

Что тут сказать… Может быть, за основу взято место (открытая 4 января 1940 года областная библиотека размещалась на ул. Пушкинской, 42, – в особнячке, отнятом у доктора Шмурло), или статус (областная – городская), или принадлежность (в одном случае управление культуры областного исполнительного комитета, в другом – отдел курируемого штадткомиссаром магистрата). Возможно, довоенные сотрудники, на чьем рассказе строился очерк, не лукавили в угоду писавшейся по известному лекалу новой исторической хронике, а просто не сочли целесообразным упоминать оккупационное учреждение, обеспечившее работу преимущественно польским коллегам, кто выдавал книги и до 1939 года. Тем же из них, кому «при немцах» удалось устроиться по профессии, было за благо молчать. Другой занятный вопрос – зачем немцам вывозить в Германию «более 30 тыс. книг из имеющегося фонда», значительную часть которого составлял типовой советский агитпроп? Для справки: весь фонд областной библиотеки составлял к 1941 году 35 тысяч книг.

В госархиве Брестской области хранится дело по инвентаризации оставшегося имущества городских магазинов, где отдельной строкой проходят советские фильмы и коммунистическая литература. Брать на себя уничтожение каких бы то ни было материальных ценностей администрация опасалась. Записка начальника торгово-промышленного отдела «до Пана Голови мiськоi управи м. Брест-Лiтовського», датируемая 6 марта 1943 года, гласит: «В связи с передачей помещения магазина на ул. Генеральской, 78 (в Генералштрассе немцы переименовали улицу Советскую. – В.С.) фирме Шоппе все имеющиеся […] советские учебники и прочая советская литература перевезены до крамницы на ул. Генеральской, 37. Прошу прислать комиссию для уничтожения этих материалов» (переведено с украинского). Весной 1943 года идеологически вредную с позиций нового порядка литературу продолжали возить с места на место!

Из другой бумаги того же начальника торгово-промышленного отдела на имя бургомистра:

«…Через некоторое время п. Каминский (прежний начальник торгово-промышленного отдела. – В.С.) получил распоряжение п. комиссара очистить от товаров магазин на ул. Генеральской, 114, в котором помещался магазин письменных принадлежностей городской управы, потому что помещение потребовалось под мастерские Юденрата, а поэтому, согласно устному распоряжению п. Каминского, магазин с ул. Генеральской, 114, был перенесен на ул. Генеральскую, 78, – туда, где хранился пропагандистский материал, а все пропагандистские материалы перевезли в сарай на ул. Генеральскую, 80. Этот сарай относился к магазину городской управы, которым заведовал п. Прушинский, имевший ключи от этого сарая…

…29 мая 1942 года, согласно сдаточному акту, передано директором кинотеатра «Мираж» п. Савосько фильмов советских в количестве 43 шт. банок стоимостью 43000 крб и шкафчик с фильмами стоимостью 2000 крб…

…Одновременно сообщаю, что в магазине на ул. Генеральской, 78, есть еще небольшое количество обложек от пропагандистских книг, страницы которых были сожжены, одна книга под названием «Сталин» и небольшое число школьных учебников советского издания».

2 декабря 1941 года заведующий магазином № 5 на ул. Домбровского, 112, составил список «предметов, предназначенных для коммунистической пропаганды»:

«1. Литература коммунистическая:

– на еврейском языке – 1173 книги,
– на польском языке – 20 книг.

2. Диапозитивы коммуни-стическо-исторического и учебного характера – 148 шт.

3. Значки металлические пропагандистско-коммунистические – 1658 шт.

4. Фотографии со Всесоюзной сельскохозяйственной выставки и из колхозов, в наборах – 54 шт.

5. Наконечники металлические с серпом и молотом для большевистских знамен – 14 шт.».

В акте списания «предметов пропагандистско-коммунистического характера» и передачи их магазином № 5 на ул. Домбровского, 112, другому городскому магазину идет перечисление: «Медальоны с красной звездой – 736 шт. по 50 коп., дирижабли с надписью СССР – 473 по 50 коп., пластинки граммофонные – 115 по 5 руб., литература коммунистическая на польском и еврейском языках (брошюры и книги) – не инвентаризировано…» Акт датирован 13 апреля 1942 года.

Аркадий Моисеевич Бляхер как-то поведал фронтовой случай. В августе 1943 года при освобождении Донбасса он, молоденький лейтенант, в едва занятом городке Ворошиловградской области забрел в строение, оказавшееся складом оккупационной пропагандистской литературы. Не сразу понял, куда попал: стеллажи были набиты огромным количеством книг на русском языке. Взял одну в руки, полистал – а там про расстрелы, НКВД, Ягоду… В голове вчерашнего минского десятиклассника такое не укладывалось, он поспешил отбросить книгу – не приведи Господь кто застал бы…

Василий Сарычев

3339
0
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
В италий Дмитриевич Рафалович оставил после себя несколько листов воспоминаний, в...
988
0
Часть 1 , Часть 2 , Часть 3 , Часть 4 , Часть 5 Б рест сильно пострадал от бомбежек...
1028
0
Часть 1 , Часть 2 , Часть 3 , Часть 4 П осле Победы жизнь в Мартуке легче не стала....
979
1
Часть 1 , Часть 2 , Часть 3 Е ще до бегства в Мартук, когда жили в Рыбаковке, мама...
1016
0
Когда и как вы оплачиваете коммунальные услуги?








Ответить
usd 1.94 1.95
eur 2.32 2.33
rur 3.32 3.37
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari