24 ноя / 2017
24 ноя / 2017
БРЕСТ
БРЕСТ
БРЕСТ
Фронтовик Михаил Михно

Проект "В поисках утраченного времени"

11 декабря 2009

В прошлых главах мы рассказали эпизоды из жизни деревенского парня Михаила Михно, молодость которого волей судьбы пришлась на годы оккупации. А после освобождения брестского края его сразу призвали в действующую армию — читатель расстался с героем повествования в августе 1944 года на перроне вокзала, где под рыдания гармошки родные провожали на войну сотни мальчишек и зрелых мужчин.

Новобранцев повезли за Буг и выгрузили под Варшавой. Обмундировали, привели к присяге и разбросали по частям. Михно определили в стрелковый полк (проще — пехоту) командиром пулеметного расчета.

Как-то с пулеметом на плече Михаил споткнулся на скользком холме и получил перелом ключицы. В медсанбате предложили, чем валяться без дела, пройти курсы санинструкторов. Две недели учебы — и в роту Михно вернулся в новой роли.

В Великую Отечественную санинструктор — должность для мужчин редкая. Но девушек на передовой к концу войны оставалось все меньше: много погибло, светлая им память, смазливых разобрали ротные да комбаты, отправив потом в тыл в интересном положении; а может, ближе к Берлину шевельнулось человеческое начало в главкомовских душах, поняли наконец, что бойня — не женская стихия.

Продолжим повествование в том виде, как записал со слов Михаила Михно в 1992 году журналист Семен Иваненко:

«14 января пошли мы в наступление. Как раз между деревнями Старое и Новое Брудно. Полк наш отличился тогда в боях за Прагу Варшавскую. И назывался он у нас до конца войны так: 1350-й Ломоносово-Пражский стрелковый полк. Третье почетное название уже не присваивали.

А под Торунем мне досталось лиха. Наступали по снежку. Голое поле, а наши бегут, хорошо их видно. Ну, и давай немцы косить... Помню, выносил раненых до вечера, а потом всю ночь перевязывал, в санбат отправлял. Мой начальник, военфельдшер, сам себе уколы делал, наверное, без наркотиков уже жить не мог. Уколется, значит, дурь на него найдет, ему не до раненых. А мы вдвоем с санитаром обслуживаем раненых. Так вот, под Торунем я в деревне много заборов поломал тогда — шины бойцам накладывал. Всю ночь работал.

За это меня представили к ордену Славы, но я его не получил. А дело такое вышло. Мы уже в Германии наступали. Там в каждой деревне дома из красного кирпича, черепичные крыши, огороды сетчатой изгородью обнесены. Наступаем. И тут прибегает комбат:

– Михно, выручай, ротного ранило. Что хочешь делай, но он должен жить, понял? Давай, сержант, дуй...

Я слышу — бой уже на краю деревни. А село длинное. Ну, я к тыловикам, подводу, говорю, дайте, ротного надо вывезти. Слушает один ездовой, кивает, но говорит: без приказа начальства не могу. Сказал и дальше жрет свою колбасу. Ну, я и взвинтился. «Ах ты, харя, говорю, мать твою... Начальство тебе подавай? Сержант медслужбы тебе не начальство?!» Вскочил на воз, поскидал на землю катушки с телефонным проводом: «Погоняй, а то...»

Погнал он лошадей по селу. Улицы там асфальтированные, хорошо телега катит. А ездовой обиделся, не разговаривает. Вижу, колбаса у него еще осталась, а у меня в санитарной сумке всегда спирт был — раны промывать. Ну, я, значит, предложил ему и сам чуть хлебнул. Мой возница разговорился, и оказалось, что мы земляки, из-под Дивина мужик был. Ясное дело, друзьями-приятелями стали. Едем так, беседуем. А тут из-за крайних домов разведчики выскакивают.

– Стой! Куда прете, там немцы!

За селом кладбище, немцы там батарею поставили, пулеметы. В лоб не взять, нужна поддержка. Обещали прислать танки, но где-то замешкались. Наши ребята отошли к селу, ожидают.

– Ротного забирать еду, — отвечаю. — Где он лежит?

Объясняют. И эта коротенькая остановка на краю села, наверное, спасла мне жизнь. Сидели мы с ездовым друг к другу спиной, ноги спустили с драбин. Ну, а тут впереди, метрах в пятнадцати от нас, прямо по центру улицы мина ухнула. Одну лошадь наповал, а нам с ездовым по ногам осколками. Но не сильно, сразу и не почувствовал. Ездовой постромки обрезал, развернул коня — и ходу. А я соскочил на землю и за угол дома.

Разведчики посоветовали идти по синему проводу, и я пошел. А связисты тянули линию по огородам, там сетки сплошные. Пока разрежешь сетку ножом, пока пролезешь — время идет. А тут, слышу, уже наши танки подошли. Бой возобновился.

Нашел я ротного, осмотрел. Вижу, не жилец он уже, весь низ живота вырван. Но что положено сделал: перевязал и все такое. Доложил по телефону комбату, всю правду сказал. Объяснил, что привезти раненого не на чем, ездовой сбежал. Комбат отвечает: возвращайся назад, ты свой долг выполнил.

Вернулся я. Прилег покемарить, дело к вечеру клонилось. А когда встал, не могу на ногу ступить, распухла вся. Осколок у меня до сих пор в стопе торчит. 1 см 13 мм — судя по рентгену.

Ранило меня 2 марта 1945 года, и потом я долго валялся в госпитале. А когда вернулся в часть, говорят: иди получай в дивизии орден Славы. Я пришел, посмотрел списки. А там значится: «Михно Иван Михайлович». Не я. Вернулся, доложил комбату. А он: «Напутали чертовы писаря! Не горюй, Михно, представим вторично». И правда, вскорости приглашают меня в штаб дивизии и вручают медаль «За отвагу».

Уже после демобилизации, в 1948 году, вызвал меня жабинковский военком. Расспросил, где воевал, кем был. А потом говорит: «Вот и нашла тебя награда, солдат», — и вручает мне орден Славы III степени. Получается, за один и тот же бой получил две награды. Но я не в обиде».

Подозреваю, не всем понятно, о каких обидах может идти речь? А вот о каких. После войны к каждому ордену полагались выплаты и бесплатный проезд на поезде. Ни тем, ни другим Михаилу Михно воспользоваться не привелось: указом от 10 сентября 1947 года с 1 января 1948-го были отменены «денежные выплаты по орденам и медалям СССР и право бесплатного проезда награжденных орденами СССР по железнодорожным и водным путям сообщения».

В повседневной жизни ношение наград еще раньше вышло из моды: парткомы, лекторов и прессу сориентировали поднажать на скромность. А после отмены якобы по просьбам самих фронтовиков всех наградных выплат и льгот, вспоминает былой начальник разведки артдивизиона Аркадий Бляхер, медали и ордена обесценились. Никто уже подумать не мог, что когда-нибудь они будут что-то значить. Носили колодки, ордена же, превратившиеся в значки, легко отдавали малышам: игрушек после войны почти не было, а главной наградой для вернувшихся с фронта была все-таки жизнь. По прошествии небольшого времени взрослых уже не коробило при виде того, как медалями играли в пристенок…

Не больно горевал Михаил Михно, когда «лишний» орден отобрала судьба — куда-то задевал маленький Ваня, родившийся в 1943 году.

Если читатель сравнит фотопортреты Михаила Михно 1942 и 1945 годов, иллюстрирующие предыдущую главу и нынешнюю, его немало удивит происшедшая за короткий срок перемена. Эта возрастная, из юноши в зрелого мужчину, метаморфоза в общем-то объяснима войной, где неделя идет за месяц, а год — за полжизни. При рассматривании семейной хроники Михно меня поразила перемена дальнейшая — статусная. Способный сойти в форме и за генерала, Михаил Иванович, сняв в 1947-м погоны и окунувшись в крестьянскую жизнь, вернул облик колхозного труженика.

…Только в начале 70-х колхозникам стали, наконец, выписывать паспорта, формально выводя из госкрепостничества. Когда в 1973 году дошла очередь до Надежды Михно, ей выдали паспорт на девичью фамилию. «Немецкий» брак советская власть не признала. В одних только Мурах в такое положение попали несколько семей.

Даже при взрослых детях жить без штампа было неуютно, немолодые люди чувствовали себя словно во грехе. Весной 1976-го, подгадав обеденный перерыв, Михаил Иванович и Надежда Константиновна на колхозном молоковозе подскочили с паспортами в Радваничский сельсовет и узаконились.

Василий Сарычев

4494
0
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Часть 2 Д етство одно, другого не будет, и вспоминается оно с теплотой. Эрих ходил в...
931
0
Часть 1 В тот вечер отец пришел необычно рано. Всегда засиживался в пивной с...
1949
0
Д авно мечтал откровенно поговорить с бывшим солдатом вермахта – попытаться...
1698
0
М альчик лет шести прилип лбом к стеклу, наблюдая тянувшиеся за окном пейзажи....
1582
1
На АЗС какой сети вы предпочитаете заправляться, исходя из качества топлива?










Ответить
usd 2 2.01
eur 2.36 2.38
rur 3.39 3.44
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari