19 ноя / 2017
19 ноя / 2017
БРЕСТ
БРЕСТ
БРЕСТ
Петя Котельников

Проект "В поисках утраченного времени"

02 октября 2009

В 1940 году в местечке Слобудка под Пружанами разместился 44-й стрелковый полк майора Петра Гаврилова, прибывший с финской войны. Мирное время с его смотрами и шагистикой ставило перед командирами другие вопросы, и майор командировал лейтенанта Василия Ушакова в станицу Константиновскую Ростовской области с предписанием отобрать в тамошнем детском доме мальчиков в музыкантский взвод. Конечно, можно было найти трубачей и поближе, но комполка в детали, надо думать, не вдавался и просто поставил задачу, а лейтенант был не то родом из Константиновской, не то учительствовал до армии в этом самом детдоме.

В станице лейтенант отобрал пятерых: Власа Донцова и Степана Аксенова, которые заканчивали школу, и подростков Володю Казьмина, Володю Измайлова и Петю Котельникова (на фото), все они играли в духовом оркестре детского дома. В Слобудке их прикрепили к музыкантскому взводу. Ребятам пошили форму, усилили рацион деревенским парным молоком. Появились и воинские обязанности: мальчики репетировали марши, заступали дежурными сигналистами, изучали устройство винтовки, но при этом продолжали заниматься в обычной общеобразовательной школе. И когда в марте 1941 года дивизию передислоцировали в Брест, полковых воспитанников оставили в Слобудке заканчивать учебный год и приставили к ним рядового Белова, который в оркестре играл на басу. Лишь в конце мая юных трубачей отпустили догонять полк, расположившийся в северо-западной части кольцевой казармы Брестской крепости.

Петр Павлович Котельников симпатичен уже тем, что не стремится приписать себе действия, мало характерные для 12-летнего мальчика, только-только окончившего пятый класс и учившегося играть на альте. Он исключителен, как свидетель событий, и бесхитростный его рассказ перевесит десяток клишированных воспоминаний, усилиями литераторов больше похожих на заклинания.

Поскольку событиям в осажденной крепости мы уделили немало внимания, сосредоточимся на том, что приключилось с воспитанниками дальше. Из воспоминаний Петра Котельникова, записанных автором в мае 2008 года:

«Мы, пятеро мальчишек-воспитанников полков из Брестской крепости, оказались в лагере в Бяла-Подляске. Володя Измайлов, с которым мы ходили вместе в пятый класс, и семиклассник Володя Казьмин числились в штате 44-го стрелкового полка, Петя Клыпа и Коля Новиков — ребята из музыкантского взвода 333-го стрелкового полка. Казьмину и Клыпе было по пятнадцать лет, нам с Измайловым — по двенадцать. Еще были Влас Донцов и Степан Аксенов — они окончили школу и через год должны были служить действительную, но в лагере Влас, который был комсомольцем, попросил нас не выдать его.

Мальчишек нашего возраста, вероятно, отпустили бы, как отпускали плененных в крепости женщин, но мы были в форме, которой так гордились, только уже без петлиц.

Лагерь представлял собой большой участок в поле на окраине города, огороженный высоким забором из колючей проволоки; через сто-двести метров стояли вышки с пулеметами. В темное время территория освещалась прожекторами. К проволочному заграждению было запрещено приближаться даже днем. По тем, кто подходил к проволоке или пытался сделать подкоп, охранники открывали огонь без предупреждения.

Военнопленные сюда прибывали тысячами, и их продолжали вести колонну за колонной. Вероятно, это было что-то вроде пересыльного пункта.

В лагере также находились уголовники, бывшие заключенные. Они собирались в группы и, случалось, издевались над пленными.

Колючая проволока разбивала лагерь на сектора, перейти из одного в другой было нельзя. Посредине лагеря стояла сколоченная из досок будка размером 2 на 3 метра. В ней разместили советского генерала. Брюки с лампасами, а гимнастерка — солдатская с петлицами пограничника. Будка была дополнительно отгорожена от всех колючей проволокой, к генералу не подпускали.

(Известно, что из командного состава Западного фронта были пленены генерал-майор Егоров (командир 4-го стрелкового корпуса), генерал-майор Никитин (командир 6-го артиллерийского корпуса), генерал-майор Наумов (командир 13-й стрелковой дивизии), генерал-майор Алавердов (командир 113-й стрелковой дивизии), генерал-майор Зыбин (командир 36-й кавалерийской дивизии), генерал-майор Потатурчев (командир 4-й танковой дивизии), генерал-майор Бикжанов (командир 29-й моторизованной дивизии), генерал-майор Макаров (заместитель командира 11-го механизированного корпуса), генерал-майор Старостин (начальник артиллерии 11-го механизированного корпуса). Уважение к высшим чинам противника было характерно для вермахта в начальной фазе войны. Приходилось слышать, что в первые недели немцы хоронили погибших советских генералов с почестями. — В.С.)

Мы обратили внимание, что ежедневно небольшие группы пленных из тех, кто покрепче, по 10–15 человек выводят на работы. Пытались к ним пристроиться, но на пропускном пункте нас прогоняли. Однажды мы прознали, что немцы будут куда-то выводить большую колонну…»

Окончание

Василий Сарычев

5887
0
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Часть 1 В тот вечер отец пришел необычно рано. Всегда засиживался в пивной с...
1579
0
Д авно мечтал откровенно поговорить с бывшим солдатом вермахта – попытаться...
1548
0
М альчик лет шести прилип лбом к стеклу, наблюдая тянувшиеся за окном пейзажи....
1431
1
Н а вторую осень оккупации в высвободившиеся дома чернавчицкого гетто немцы свезли...
1964
0
Готовы ли вы жертвовать средства на подготовку к 1000-летию Бреста?






Ответить
usd 2 2.01
eur 2.36 2.37
rur 3.33 3.39
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari