24 ноя / 2017
24 ноя / 2017
БРЕСТ
БРЕСТ
БРЕСТ
Из дневника обер-фельдфебеля

Проект "В поисках утраченного времени"

18 сентября 2009

Обер-фельдфебель Эрих Краузе (полевая почта 12837 Е) вел на фронте дневник, который начал словами: «В случае моей смерти передать эти записи моей жене Эльзе». Мы не знаем, погиб Эрих Краузе или был пленен, но его записи, последняя из которых датирована 18 октября 1941 года, вместо семейного шкафа попали в фонд трофейных документов военного архива в Подольске.

«23 июня 1941 года. День начался нашим наступлением. Вышли из леса, не встречая никакого сопротивления. Заняли оборону на шоссе. Через какое-то время нас сильно обстреляла артиллерия противника. Один снаряд попал на участок расположения Мюллера.

Начинается наступление на самую мощную крепость. Дальнобойная артиллерия прикрывает нас. Как кроты, закапываемся в песок. Двое ранены осколками. Мы, новички, нервничаем, при каждом взрыве прячем головы в песок. Солдаты, участвовавшие в походе на Францию, смеются над нами.

24 июня. Уже три дня не мылись и не брились. Грязные, как свиньи. Около 10.30 вступила в действие наша артиллерия. На крепость пролетают снаряд за снарядом. Ответ не задерживается. Артиллерийский огонь не дает нам покоя уже шесть часов. Все глубже закапываемся в песок. Вокруг нас рвутся снаряды, осколки свистят над головами. Здесь нужны крепкие нервы. Ночью огонь, слава богу, прекращается, но не дают житья комары.

25 июня. Снова артобстрелы. Уже два дня отсиживаемся в щелях, которые становятся все глубже и глубже. Потери в батальоне настолько велики, что практически сравнялись с понесенными за весь поход на запад. Кто знает, что будет впереди».

Нам еще предстоит по возможности непредвзято вникнуть в психологию немецкого солдата, отойдя от заученных в детстве штампов, а пока несколько картинок с натуры.

Житель Бреста Борис Николаевич Борзун в свое время поведал, как немцы, шедшие под знаменем освободителей от большевизма, тем не менее не упускали случая привести население в требуемое психологическое состояние. На второй день войны они отрядили граевских мужиков, кто попал под руку, сносить и закапывать трупы красноармейцев в районе Северного городка, а также собирать оружие. К вечеру, когда работа была закончена, завоеватели прикатили тачку хлеба, телегу трофейного белья и обуви — устроили расчет. На улице Щорса, метрах в 150 от перекрестка с Красногвардейской, немцы выбили в заборе несколько досок и подзывали по одному. Пьяные гогочущие победители устроили забаву: один вешал на шею смирно стоящему мужику пару солдатских ботинок, другой выдавал трусы и майку, третий — буханку хлеба. А потом давали ногой под зад так, что получатель через дыру вылетал на улицу, рассыпая все заработанное. То есть заплатить заплатили, но наглядно показали, кто теперь хозяин.

Один шустрый, видя такое дело, получив причитавшееся, попытался бежать, но не тут-то было. Догнали, затащили обратно, прочли нотацию и влупили еще больнее, чем остальным.

Семья таможенного инспектора Федора Фенюка, прибывшая в Брест из-под Минска после похода Красной армии в Западную Белоруссию, жила практически по месту работы — на вокзале, где теперь почта и багажное отделение, получили комнату на втором этаже. В первые часы войны Федор Фенюк сумел выбраться на восток, воевал на фронте, был ранен под Сталинградом, после Победы вернулся в Брест. Семью же ждали три с лишним года жизни в оккупированном городе.

Жену и десятилетнего Женю из их комнаты на вокзале в первый же день выгнали. Они пошли куда глаза глядят — по мосту в сторону города и дальше по ул. Ленина, постучались в дом рядом с нынешним кукольным театром, напротив спортивного манежа, да так здесь и осели.

На второй-третий день немцы выставили на тротуаре орудия и через театр били по крепости. Женя из-за любопытства попал в ситуацию, в которой чудом не лишился головы.

Мальчику было интересно, как стреляют пушки. Поднявшись на чердак, он поставил к окну табуретку и наблюдал. Службу по охране тыла несли жандармы, шедшие сразу за полевой армией, — в Бресте они появились почти сразу. Такой наряд из двух солдат жандармерии шел по Ленина. Увидев в чердачном окне лицо, один из немцев заученным движением крутнул винтовку вокруг плеча и с ходу выстрелил. После чего между ним и напарником возник спор: попал или нет. Стрелявший вломился в дверь и объявил хозяину, что кого-то здесь убил. Тот отвечает, что нет, мол, ошибка — а грохот от пушек стоял такой, что какой там карабин... Немец решительно направился наверх и обнаружил в стекле дырочку. Стал что-то орать, и Женька, испугавшись, признался, что это он смотрел в окно. Его поставили на табуретку, примерили — отверстие точно на уровне лба. Немец победно посмотрел нанапарника, погладил мальца по голове и ушел.

Василий Сарычев

4966
0
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Часть 2 Д етство одно, другого не будет, и вспоминается оно с теплотой. Эрих ходил в...
930
0
Часть 1 В тот вечер отец пришел необычно рано. Всегда засиживался в пивной с...
1949
0
Д авно мечтал откровенно поговорить с бывшим солдатом вермахта – попытаться...
1697
0
М альчик лет шести прилип лбом к стеклу, наблюдая тянувшиеся за окном пейзажи....
1582
1
На АЗС какой сети вы предпочитаете заправляться, исходя из качества топлива?










Ответить
usd 2 2.01
eur 2.36 2.38
rur 3.39 3.44
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari