24 ноя / 2017
24 ноя / 2017
БРЕСТ
БРЕСТ
БРЕСТ
Мертвые и живые

Проект "В поисках утраченного времени"

11 сентября 2009

В снимке, запечатлевшем выходящего из ворот крепости с поднятыми руками, судя по возрасту, «приписника», заинтересовали два момента: отсутствие оружия у выстроившихся коридором немцев и велосипед. Судя по «парко-хозяйственному», без ремней и амуниции, виду, солдат оторвали от работы. Склады ли они разбирали, сносили оружие, сортировали трофеи, мы не знаем. Известно, что 25 июня 1941 года командир 12-го корпуса генерал Шрот ходатайствовал о замене 45-й пехотной дивизии на работах по расчистке цитадели тыловым полком. Логика генерала понятна: боевые подразделения должны воевать.

Наивно представлять Брестскую крепость в категориях войн античной эпохи: здесь не было неприступных стен и единой, согласованной обороны. С момента первого штурма сопротивление в цитадели разбилось на отдельные очаги, которые с каждым часом сжимались и загонялись под землю. На остальной территории боевые задачи уже на второй-третий день сменились для немцев рутиной расчистки и зачистки.

В городе все закончилось, едва начавшись. Житель Бреста Збигнев Журавлев свидетельствует, что в первый день немцев мало интересовали жилые кварталы, они шли вперед и вперед по Московскому шоссе. Ближе к вечеру в городе выставили посты. На углу Пушкинской и Кирова был вырыт небольшой окопчик и выставлен пулеметный расчет (оружие смотрело в сторону железнодорожного переезда). А на второй день, в понедельник, немцы расползлись по всему городу. Из школы, в которой учился Збигнев, выносили парты, расчищали место для постоя.

Василий Чеберкус вспоминал, что в понедельник или вторник немцы хватали по городу молодежь и гнали в крепость собирать трупы, которые на жаре стали вздуваться.

В такую команду попал знакомый Чеберкуса — молодой поляк по фамилии Бзынэк, который и рассказал Василию, как это было. Рабочую силу — попавших под руку парней, среди которых были и русские, и поляки, и евреи, — немцы отловили на улицах. В крепости одних поставили копать, других отрядили сносить трупы. Мертвецов брали за руки и за ноги и сбрасывали в яму. Стрельбы в этой зоне не было, и опасности акция не представляла. К вечеру Бзынэка и всех остальных отпустили домой.

Из воспоминаний плененного в крепости участника обороны старшего сержанта Сергея Кувалина:

«Нас обыскали, отобрали, кто что имел, из всех выбрали 20 человек, приказали убирать трупы.

Своих бойцов без разбора и регистрации хоронили в ближайшей воронке. Немецких солдат складывали в гробы, забирали все документы и вещи, передавая офицеру. Офицеры стояли в стороне с одеколоном и духами: от разложившихся трупов за 10-12 дней жары стояла такая вонь, что нечем было дышать.

…Числа 14 июля закапывали трупы за вторым мостом канала. Не знаю, какая там стояла воинская часть, лошадей у коновязи было побито около 300, их обливали бензином и сжигали. Среди мертвых лошадей бродил маленький жеребенок, он не отходил от убитой матки, совал свою мордочку в холодное вымя и ржал».

Впоследствии крепость какое-то время использовалась как место расстрелов. Брестчанин Виктор Морозов поделился историей, некогда поведанной пожилым человеком из Гершон, с которым лежал в одной палате в областной больнице. На исходе первого лета оккупации (очевидцу было тогда лет 17) гершонский солтыс определил десяток мужчин, кому следовало явиться к церкви с лопатой.

Повели в крепость. За валом немец отмерил шагами большую яму и велел копать. Гершонских пробрал мороз, но старший полицай успокоил: «Это не для вас: жидов привезут». И назвал вознаграждение: полмешка соли, поделите между собой.

Когда яма была готова, привели сотни полторы евреев, среди них несколько раввинов. Землекопам приказали отойти за кусты, и чтобы ни одна рожа не высунулась! Мужики легли на траве, а молодого сопалатника Морозова разобрало любопытство. Раздвинул ветки и смотрел…

Раввинов отвели в сторону, остальных ставили на край ямы и убивали. Потом офицер что-то говорил раввинам, те ответили отказом, и их тоже расстреляли. Возможно, им предлагалось вернуться в общину и вести какую-то агитацию.

Немцы, закончив работу, ушли. Полицай кликнул гершонских закапывать, а любопытного предупредил: «Другой раз, сучонок, высунешься — всех постреляю!» На обратном пути мужики надавали молодому затрещин и оставили без соли. Потом мать пошла и забрала пару стаканов.

Василий Сарычев

4164
0
Отзывы отсутвуют. Вы можете первым оставить свой комментарий.
Часть 2 Д етство одно, другого не будет, и вспоминается оно с теплотой. Эрих ходил в...
931
0
Часть 1 В тот вечер отец пришел необычно рано. Всегда засиживался в пивной с...
1949
0
Д авно мечтал откровенно поговорить с бывшим солдатом вермахта – попытаться...
1698
0
М альчик лет шести прилип лбом к стеклу, наблюдая тянувшиеся за окном пейзажи....
1582
1
На АЗС какой сети вы предпочитаете заправляться, исходя из качества топлива?










Ответить
usd 2 2.01
eur 2.36 2.38
rur 3.39 3.44
+выбрать лучший курс
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Заказать звонок
Ваше имя:
Телефон:
Удобное время для звонка:
Отправить
Вы используете устаревший браузер.
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:
mozilla chrome opera safari